ЛитМир - Электронная Библиотека

— К сожалению, сэр, я не могу взять вашего сына в ученики.

На лице Дорэна отразилось недоумение.

— Он хороший мальчик, — пояснил Тетеран, — но к магии у него нет абсолютно никаких способностей. Так что чародеем ему стать не суждено. Но это не значит, что он не добьется успеха в чем-то другом.

Думери стоял рядом с магом, понурив голову, словно побитая собачонка.

— Вы уверены? — спросил Дорэн Тетерана.

— Совершенно уверен.

— Что ж, позвольте поблагодарить вас за то, что вы уделили ему столько времени. — Дорэн посмотрел на серебряный поднос и хрустальный стакан. — И за ушку тоже. Отличная ушка, а в такой день выпить ее — только на пользу.

— Благодарю вас, сэр. — Тетеран чуть поклонился. — Еще раз извините, что не могу взять вашего мальчика.

— Ничего страшного, я уверен, что мы найдем ему место. — Он махнул рукой в сторону двери. — Пошли, Думери.

Думери не пошевельнулся.

— Пошли, Думери! — повторил его отец.

— Это несправедливо! — внезапно вскричал Думери, не сдвинувшись с места. — Несправедливо!

Дорэн глянул на Тетерана, который сочувственно пожал плечами.

— Я знаю, Думери, это несправедливо, но мы ничего не можем с этим поделать. Пошли.

— Нет! Он не дал мне шанса показать, на что я способен! Так быстро произносил слова, что я не мог их разобрать!

— Думери, я уверен, что чародей не пытался завалить тебя. Ему очень нужен ученик, и он не стал бы отказывать тебе без веской причины. А теперь пойдем домой. Там и решим, что делать дальше.

С неохотой Думери последовал за отцом.

На улице отец повернулся к сыну.

— Что ж, раз с магией ничего не вышло, ты должен еще раз подумать, какую тебе выбрать профессию.

— Нет, — возразил Думери. — Не буду думать. Я хочу стать чародеем!

Дорэн долго смотрел на сына.

— Чародеем тебе не быть. Ты же слышал, что сказал Тетеран.

— Мало ли что он сказал. Тетеран — не единственный чародей в этом городе.

— Не единственный, — согласился Дорэн, — но хороший, знающий свое дело. Не упрямься, парень, тебе придется подыскивать другую профессию.

— Нет, — стоял на своем Думери. — Я хочу стать чародеем и, клянусь всеми богами, сделаю все, чтобы стать им!

— Чародеем тебе не быть, — отрезал отец. Упрямством-то сын пошел в него.

Думери не ответил. Больше спорить не хотелось.

Во всяком случае, в тот самый момент.

Глава 4

Ему потребовалось целое шестиночье, чтобы убедить отца предпринять вторую попытку. На этот раз они отправились к молодой волшебнице, которую звали Золотоволосая Зата. Ее волосы действительно оказались золотыми (отец назвал ее блондинкой). Такие женщины встречались в Этшаре исключительно редко, даже в порту.

К сожалению, визит к Зате окончился с тем же результатом, что и общение с Тетераном. Думери не прошел испытания. Его попытки сотворить простейшие заклинания окончились полным провалом.

— Мне очень жаль, но таланта у тебя нет, — сказала Зата Думери. — Некоторые люди рождаются с ним, как с зелеными глазами или каштановыми волосами, но тебя природа обделила.

— Но разве я не могу этому научиться? — Мальчик едва не плакал.

Зата покачала головой.

— Нет, боюсь, что нет. Будь у тебя хоть какие-то способности, их можно было бы развить, ты бы овладел несколькими заклинаниями, пусть и не очень сложными. Даже в этом случае тебе понадобились бы годы, чтобы стать чародеем. Но у тебя, Думери, их нет вообще. Ты один из тех людей, которым никогда не стать магом.

Ему удалось сдержать слезы и не спорить с отцом по дороге домой.

Во всяком случае, в этот день ярко светило солнце.

После второй попытки отец уперся рогом. На магии поставлен крест, Думери должен найти себе другое занятие.

Думери вроде бы смирился, но попросил время на раздумья. Время ему дали.

На следующее утро он сунул в карман все свои сбережения, подарки на дни рождения и праздники и деньги, которые он заработал, выполняя поручения отца и его друзей, и ранним утром якобы пошел погулять.

На самом же деле он прямиком направился в квартал Чародеев и начал ходить от двери к двери в надежде, что хоть кто-то да возьмет его в ученики.

За этим занятием он и провел весь длинный день и даже вечер. В итоге от его накоплений осталось несколько медных монеток, поскольку каждый из тех, кто соглашался проверить его, брал деньги за потраченное время. Думери отказали все: ворлоки, демонологи, теурги, ведьмы. У него не обнаружилось никаких способностей ни к одной из разновидностей магии, кроме, возможно, колдовства. Единственная колдунья, с которой он столкнулся, не стала просить его творить заклинания, но оглядела с головы до ног и задала несколько необычных вопросов, связанных в основном со счетом и маловероятными гипотетическими ситуациями.

Наконец и она покачала головой:

— Извини, но мне ты не подойдешь.

К тому времени Думери уже устал спорить. Он кивнул, поблагодарил колдунью и вышел на улицу.

Бродя по кварталу Чародеев, он дважды наталкивался на Тетерана-мага, куда-то спешащего по своим делам, и всякий раз нырял в дверную нишу, чтобы не попасться ему на глаза. Он боялся, что, увидев его, Тетеран скажет что-нибудь обидное.

А у Думери и так на душе скребли кошки.

Какое право имеет этот Тетеран, думал Думери, так уверенно и самодовольно вышагивать по улицам после того, как он загубил его жизнь! Это же несправедливо.

Если бы только он мог отомстить! Как ему хотелось найти способ отплатить Тетерану той же монетой, отказав магу в чем-либо.

Мог ведь этот мерзкий старик взять его в ученики хотя бы на несколько дней, чтобы посмотреть, не разовьются ли его способности.

Думери понимал, что вновь обращаться к Тетерану не имеет смысла: чародей четко обозначил свою позицию и не стал бы ее менять, чтобы угодить избалованному мальчишке.

Разумеется, Думери не считал себя таковым. Только он заметил, что любая его просьба, обращенная к взрослым, встречалась в штыки. Взрослые видели в нем богатого изнеженного барчука. Объяснение такому поведению он нашел следующее: вышеозначенные взрослые воспитывались далеко не в богатстве, а потому просто завидовали ему.

Думери и сам предпочел бы воспитываться в бедности. Хотя бы для того, чтобы ему не завидовали. И куда с большим удовольствием надевал бы старую одежду, которую можно выпачкать, а не туники из дорогого бархата, которые всегда давала ему мать. Да, ему пришлось бы жить в квартире, а не в отдельном доме, и у него не было бы собственной комнаты, но что из этого? Делить одну комнату с братьями даже веселее.

Разумеется, ему не хотелось бы быть совсем бедным и спать на Площади Ста Футов, но на жилье в многоквартирном доме он бы согласился. Согласился бы?

Скорее всего. А если уж ему суждено родиться богатым, то почему он не аристократ? Разве плохо жить во дворце Правителя?

Впрочем, Думери понимал, что все это досужие рассуждения. Он родился в семье богатого купца, и никуда ему от этого не деться.

Вздохнув, он проследовал дальше.

Когда его деньги и силы практически иссякли, да и большинство чародеев закончили рабочий день, Думери поплелся домой.

Его мать уже перемыла всю посуду и давно легла бы спать, если б не дожидалась его возвращения. Она так рассердилась на Думери, что на ужин дала ему лишь краюху хлеба, предложив запить ее водой.

Вот он и сидел в своей комнате, жевал хлеб, пил воду из хрустального бокала, который сам достал из буфета на кухне, смотрел в выходящее во двор окно и думал, как же ему жить дальше.

Про магию он мог забыть. То ли у него действительно не было таланта, то ли Тетеран по какой-то ему лишь ведомой причине невзлюбил его и подговорил своих коллег дружно ему отказать. Так или иначе, в магию путь ему был заказан.

Во всяком случае, если он останется в Этшаре-на-Пряностях. А если ему уплыть куда-нибудь на одном из кораблей его отца? Может, он найдет более сговорчивых магов, скажем, в Этшаре-на-Песках или в Моррии, затерявшейся среди Малых Королевств.

5
{"b":"28601","o":1}