ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Возможно, они говорят, то есть говорили, только на собственном диалекте. Он произошел от англо-испанского путем добавления дифтонгов и исчезновения согласных.

— Меня не интересует их диалект. Я его не знаю, а компьютер не может перевести. Если бы эти люди были преданы Древней Земле, они изъяснялись бы попонятнее.

— Это же нелепо! Чудовищно нелепо!

Вдруг ему в голову пришла мысль:

— Если ты не могла говорить с ними, как тебе удалось захватить их и загнать в здание?

— О, это было легко, — ответила Флейм. — Я воспользовалась примитивным способом: применила обычные аварийные сигналы. Снарк для этого не годится, поскольку не создает шума. Чтобы привлечь их внимание, я кричала до тех пор, пока они не высыпали на улицы посмотреть, что происходит. Тут я кое-кого перерезала снарком пополам. — Она засмеялась. — Это до смерти перепугало остальных ублюдков. Мне оставалось только взмахнуть рукой и указать направление, и они пошли куда велено.

Тернер старался подавить подступившую тошноту. Он знал, что можно натворить при помощи снарка, и воображение ярко рисовало эту сцену.

— О Господи! — Он вдруг поймал себя на старой школьной шутке, которую слышал еще мальчишкой: что хуже червяка в яблоке, которое вы только что откусили? Хуже может быть половина червяка в только что откушенном яблоке.

Сэм с трудом справился с приступом истерического смеха. За свою жизнь он перевидал множество ужасных вещей и не имеет права раскисать сейчас из-за чего бы то ни было. Жизнь на Десте превратила его в человека с нормальными человеческими реакциями, не стыдящегося ни слез, ни смеха. Он был здесь мужем и отцом, магом, но не воякой.

А теперь, нравится ему или нет, он стал защитником Деста, воином, и ему придется считаться с реальным положением вещей и принимать решения.

Нельзя строить иллюзии в отношении Флейм. Он имеет дело с исключительно жестоким противником. Возможно, для спасения планеты ему придется проявить адекватную жестокость.

Когда Тернер полностью взял себя в руки, послышался голос Флейм:

— Вообще, где ты находишься? Как ты узнал о селении?

Он не стал отвечать. В этом не было смысла. Разговаривать с Флейм было бесполезно: ее поведение выходило за рамки здравого смысла.

В конце концов, такова была одна из ее функциональных личностей-персоналий. Предполагалось наличие еще семнадцати. Если они похожи на персоналии Сланта, то некоторые из них проявятся только при специфических обстоятельствах и будут не в состоянии что-то предпринять вне пределов своей специализации. Другие устроены сложнее, и, может быть, где-то среди обломков настоящего мозга Флейм затерялась разумная основная личность.

Если она как-то проявится, у Тернера есть еще возможность все уладить, но рассчитывать на это не приходится.

Похоже, данная персоналия не склонна уступать дорогу другим, тем более на Десте с его низким техническим уровнем и примитивной социальной структурой.

Большинство нетехнических персоналий предназначались для одурачивания серьезных противников. По меньшей мере одна персоналия задумана исключительно для того, чтобы переносить пытки. Но отношение Флейм к обществу Деста делало все эти тонкости бесполезными.

Кроме того, если даже и проявится какая-нибудь дружественная персоналия, Тернер не знал, как ее удержать, и, рано или поздно, убийца-параноик возьмет верх, в особенности если это и есть настоящая суть Флейм.

Что же делать? Легко сказать: нужно быть жестоким, но если он отыщет и убьет Флейм, ее компьютер ответит ядерным ударом с звездолета.

— Эй, компьютер, я хочу говорить с тобой наедине, — сказала Флейм, грубо оборвав ход его мыслей. — Я...

Компьютер оборвал передачу, и Тернер остался один в мертвой тишине.

Он выругался и снял с плеча гранатомет. Ствол тускло поблескивал в отсвете пожарища. Прекращение связи — грозный признак. Флейм наверняка где-то поблизости. Может быть, она крадется за ним по пятам, невидимая, выжидая удобного момента, чтобы прикончить его. А с компьютером говорит с глазу на глаз, чтобы узнать о местопребывании Тернера.

Если она настигнет его в образе коммандос, только фантастическое везение спасет ему жизнь. Он был сильнее любого нормального человека и обладал отличной реакцией. Он был на равных со всеми другими персоналиями Флейм, но боевая функция АРК 247 все же превосходила его.

Это был поистине демон, существо со стальными мышцами и стальными нервами. Поскольку у персоналии-коммандос было только две возможности — драться либо спасаться бегством, ее снабдили отличной реакцией, несравненно лучшей, чем у человека с нормальным сознанием и даже у человека с измененными нейронами. Она абсолютно не чувствовала боли и автоматически сохраняла необходимый уровень адреналина, так что понятия усталости, страха и прочего к ней попросту не относились. Если у АРК киборга доминировала боевая функциональная личность, он действительно становился скорее адской машиной, нежели человеком, с таким же труднопробиваемым, как у машины, умом.

Но в отсутствие прямой и явной опасности боевая личность была спрятана в киборге где-то на самом дне. Поэтому скорее всего Тернера будет разыскивать настоящая Флейм. С ней придется договариваться — возможно, даже взывать к ее человеколюбию, если только убийца может сохранить в себе живую душу. Но если слова Тернера вызовут настороженность Флейм, неизбежно активизируется персоналия-коммандос, и тогда беды не оберешься.

В этом случае придется как можно скорее прикончить Флейм, лучше с первого выстрела, чтобы опередить ее боевую персоналию.

Но если он убьет ее, как поступит корабль?

Это его волновало не меньше. Машина может решить, что Тернер лгал и Дест находится во вражеских руках. Тогда компьютер, стараясь разрушить Дест до основания, использует все свое оружие, включая и то, которое они вместе с Флейм утащили с его корабля, и, в конце концов, погубит и себя, предположительно направив корабль к последней цели с доведенным до точки взрыва ядерным реактором.

То была стандартная программа, предусмотренная в случае гибели киборга на вражеской планете. Сэм помнил ее очень хорошо.

Это значит, ему нельзя убивать Флейм ни при каких обстоятельствах.

Иначе — конец света.

Он знал это, но гранатомет держал наготове. Может, вид оружия остановит ее?

Если же она умрет случайной смертью или ее погубит компьютер, взорвав термитный заряд, тогда все проблемы решены.

Компьютер станет союзником Тернера: легче убедить его в лояльности Деста, если рядом не будет спорящей Флейм. Над этим стоит подумать. Если убрать ее с дороги так, чтобы компьютер счел это несчастным случаем, Дест будет спасен. И Парра с детьми останутся живы. А еще лучше, чтобы сам компьютер расправился с ней.

Если ему удастся доказать, что Дест — лояльная планета и что Флейм всегда знала это, компьютер сочтет Флейм изменницей, сдетонировав термитный заряд в основании ее черепа.

Это, конечно, было бы превосходным и окончательным решением проблемы, но Тернеру почему-то стало жаль Флейм. Десту весьма мог пригодиться еще один киборг. Если бы она не страдала опасной душевной болезнью, пусть бы себе жила.

Эти рассуждения навели его на мысль — а все ли персоналии Флейм больны? Если он действительно имеет дело с основной личностью и если именно она доминировала в течение всего пребывания в космосе, возможной причиной безумия киборга стала долгая изоляция. А другие личности-функции, подавляемые все это время, не пострадали. Как бы заставить Флейм проявить все свои персоналии и тем самым проверить догадку?

Тернер почувствовал слева какое-то шевеление, совсем не похожее на движение язычков пламени, и со сверхчеловеческой, немыслимой скоростью киборга, на которую, казалось, давно уже не был способен, откатился в сторону, направив гранатомет на шевелящееся нечто.

Прозвучал легкий щелчок, едва слышный из-за треска пожара.

Что-то упало; вместе с этим звуком в глубинах его памяти всплыла догадка о простой уловке, которой их учили на Марсе. Он быстро повернулся на одной ноге, разворошив ботинками сосновые иголки, отчаянно напрягая псионические способности.

24
{"b":"28603","o":1}