ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

12

Тернер знал, что Флейм вооружена по меньшей мере одним снарком: им она перерезала пополам ни в чем не повинного человека из сгоревшего селения. Речи о другом оружии не было, но скорее всего у нее еще что-нибудь припрятано. Следовало быть готовым ко всему, хотя наверняка Флейм предпочтет всему дезинтегратор — снарк.

Снарк разрушал молекулярные связи, превращая фактически любую материю в пучок свободных ионов или в лучшем случае в пыль. Правда, радиус его действия был чрезвычайно мал.

Флейм швырнула что-то так, что оно упало рядом с ним. Возможно, она обрубила лучом снарка ветку у него над головой в надежде заставить его отвести взгляд и отвлечься, пока она подберется настолько близко, чтобы испробовать снарк на нем самом.

Конечно, кроме снарка, у нее может быть еще какой-нибудь сюрприз, и тогда камешек, или ветка, или что бы там ни было обретет иное назначение.

Он ведь не знает.

Тернер перевел дуло гранатомета в сторону леса — в противоположном направлении от деревни — и сделал предупреждающий выстрел в воздух.

Ракета засвистела, выжигая желтый след в холодной темноте. Пройдя сквозь крону сосны, она срезала иглы и ветки. Тернер надеялся, что это задержит Флейм на то краткое мгновение, в котором он нуждался, чтобы перевести дыхание.

— Я знаю, что ты здесь, Флейм! — крикнул он. — Послушай, тебе нет смысла убивать меня — я знаю об этой планете много такого, чего не знаешь ты! Я знаю, например, что такое гравитационные аномалии!

Его голос затерялся в деревьях без ответа. Долгое мгновение спустя отдаленный звук взрыва и короткая вспышка света сказали ему, что ракета потеряла скорость, упала на землю и взорвалась.

Его глаза ничего не видели, кроме леса, освещенного заревом горящей деревни. Небо смыкалось над ним плотной темной массой, звезды прятались за тяжелыми тучами. Он ничего не слышал, кроме потрескивания пламени и ночного ветерка, шумящего в соснах.

Другое дело психические ощущения — то, что компьютер называл псионикой. Напряглось каждое из его магических чувств, и Тернер осознал наконец, где Флейм. Она притаилась позади него, за парой сросшихся деревьев, неотрывно прислушиваясь к малейшему шороху и пристально следя за ним. Сэм догадался, что она, вероятно, вне пределов действия снарка — после «работы» в деревне заряд его уменьшился. Даже если Флейм принесла два или три снарка, вряд ли хоть один заряжен на полную мощность: ей пришлось удерживать ими добрую сотню людей взаперти в горящем здании.

Другого оружия Тернер не мог нащупать. Если что-то и было, Флейм его не использовала. Она пока не собиралась нападать, напротив — выжидала.

— Компьютер, — взмолился Тернер. — Не позволяй, ей убить меня. Ты понимаешь? Не дай ей убить меня!

Он ждал, как ему показалось, целую вечность, прежде чем компьютер ответил:

— Подтверждение.

Это было именно то, что хотелось услышать Тернеру, но почему-то ответ не принес желаемого утешения. Он был по-прежнему испуган.

— Флейм, — громко позвал он. — Послушай, ты же не хочешь моей смерти.

Вспомни, я — тот, кому ты пришла на помощь. Я — киборг АРК, такой же, как ты — или, по крайней мере, был таким. Сейчас я комиссован, но, даже без полномочий, я пока еще гражданин Земли, и ты не имеешь права убить меня без суда, пока я не совершу чего-то такого, что подвергнет опасности тебя или твой корабль. Если ты уничтожишь меня, это будет убийством, а значит — помощью и содействием врагу. Ты знаешь, чем ответит тебе компьютер, если ты совершишь это: именно для этого в твоей голове существует термит. Никто из нас не хочет умирать — ни ты, ни я. Давай поговорим спокойно.

— Это я-то помогаю и содействую! — резкий голос Флейм оказался более высоким, чем ожидал Тернер. — Ты сам предатель, помогающий врагу, это ты мешаешь мне разрушить планету к чертям собачьим. Разве этого не достаточно, чтобы убить тебя?

Перейдя на субвокализацию, она повторила:

— Разве нет?

Компьютер ответил:

— Подтверждение.

— Но кто сказал тебе, что Дест занят врагами! У тебя нет никаких доказательств! — выкрикнул Тернер.

— Мы и не нуждаемся в доказательствах! — настаивала Флейм. — Древняя Земля погибла. И этого достаточно для гибели остальных миров, сколько бы их ни было.

В отчаянии Тернер крикнул:

— Но люди здесь даже не знают об этом! — (Кроме тех, которым сообщил об этом я, не удержавшись, добавил про себя Тернер).

В ярости от того, что замешкалась с ответом, Флейм вышла из-за сросшихся деревьев и навела на него снарк.

Тернер мельком увидел ее тень, движущуюся поодаль на фоне темноты, и ощутил поток разрушительной энергии. Мгновенно метнувшись в сторону, сжавшись, он притаился за молодой сосенкой, сколь малое укрытие она ни представляла собой. Его осыпало древесной трухой, загоревшейся золотом в свете огня, когда попавшее в конус луча дерево стало распадаться. Ствол хрустнул и начал крениться набок.

Тернер теперь ясно видел, что находится вне радиуса действия снарка.

В противном случае его маневр не имел бы смысла и спастись бы ему не удалось, так как даже с ускоренной реакцией, с перестроенной структурой мускулов, с костями, укрепленными до такой степени, что могли выдерживать сколь угодно большую тяжесть, он вряд ли увернулся бы от луча, движущегося со скоростью света.

— Компьютер, останови ее! Подави! — потребовал он. — Она пытается уничтожить меня; это убийство!

— Подтверждение, — бесстрастно ответил компьютер.

Изувеченное дерево накренилось сильнее и вдруг с громким треском стало падать, увлекая за собой обламывающиеся под его тяжестью ветки соседних деревьев.

Поодаль от падающей сосны тело Флейм внезапно свело судорогой. Даже в темноте Тернер ясно видел это. Снарк выпал из ее рук, пальцы безвольно подергивались.

— Нет! — кричала она. — Черт тебя побери, глупая машина, ты не ду... ду... — Ее губы сомкнулись.

По собственному горькому опыту Тернер знал, что компьютер пытается взять на себя контроль над ее телом, отключив мозг. Если бы она была соединена с контрольным кабелем на своем корабле, компьютер овладел бы ею беспрепятственно, полностью и немедленно, но на большом расстоянии она была способна действенно сопротивляться. На таком расстоянии сигнал с корабля может оказаться даже несколько слабее, чем выброс электроэнергии в результате естественной работы мозга.

Флейм повернулась к Тернеру; свет от огня осветил ее, и он понял, что видит ее зрительно так же хорошо, как и псионически. Она была невысокой, коренастой, в рабочем комбинезоне; спутанные светлые волосы, красные при свете огня, но, вероятно, светло-русые днем, разметались ниже плеч по спине. Жар не достигал ее, и неровное дыхание вырывалось изо рта облачками пара, похожими на тусклый золотой туман. Ладонь, прежде державшая снарк, была разжата и сведена судорогой, и Флейм наклонялась вниз к выпавшему оружию, двигаясь резкими толчками, как сломанная машина. Она выигрывала битву за контроль над собственным телом. Это было слишком, и Тернер не мог этого допустить.

— Компьютер! — воззвал он. — Ты можешь вызвать переключение на другую личность? На одну из ее защитных личностей?

— Информация недостаточна, — ответил компьютер. — Переключение регулируется условиями, в которых действует киборг, а не контролем со стороны компьютера. Введение соответствующего внутреннего стимула может включить переход.

— Попытайся! — Он указал на нее гранатометом. — Если она поднимет снарк, мне придется убить ее защищаясь. Я не хочу этого. — Даже в отчаянии он хотел говорить доказательно. — Настроен я миролюбиво или хочу ее смерти — ты ведь сам видишь, не так ли?

— Подтверждение.

Сэм знал, что не отважится убить ее сейчас. Если он сделает это, компьютер, вероятно, должен будет отомстить, не принимая в расчет обстоятельства смерти киборга. Тернер вдруг обнаружил, как мало он уверен в том, что ему удастся убедить компьютер в лояльности Деста, если Флейм по той или иной причине погибнет.

25
{"b":"28603","o":1}