ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он задумался, насколько безопасно спать рядом с ней. Вдруг, проснувшись, он обнаружит, что тело киборга снова контролирует основная личность? Придется ли ему вообще проснуться? Стоит ли ему попробовать ускользнуть сейчас, пусть даже за ним и наблюдает компьютер, который не знает, что такое сон, и все равно где угодно отследит его по данным приборов в его теле?

Дюжины вопросов — и ни одного ответа. Тернер сказал себе, что на некоторые, может быть, ответит утро, но большинство из них, видимо, будет преследовать его до могилы. И, бесспорно, ни на один не ответишь до рассвета. Тернер вздохнул, бросил последний взгляд на умирающее пламя деревни, потом поплотнее прижался к дереву и заснул.

13

Тернер проснулся внезапно, сам не зная от чего.

Оглядевшись, он быстро перебрал в памяти события прошедшей ночи.

Сначала он добрался до двух кораблей: корабль Флейм отказался его впустить и тут же по распоряжению хозяйки был выведен обратно на орбиту. Потом он проследил путь Флейм к деревне, которую она сожгла вместе с жителями.

Тернера почему-то мучило, что он даже не знает, как называлась деревня (или поселок?).

Здесь его застала Флейм, и их противоборство завершилось не трагической развязкой, а почти фарсом — компьютер заставил защитную личность завладеть телом киборга.

Тернер поискал взглядом свою противницу: женщина тихо спала, прислонившись спиной к дереву. Что бы его ни разбудило — она не имела к этому отношения.

Солнце Деста было еще за горизонтом, но небо уже становилось из черного розовато-серым. Настоящий дневной свет должен появиться через несколько минут. Тернер не думал, что его пробуждение вызвано приближением восхода: слишком внезапным было оно.

Огонь в деревне еле теплился, вместе с ним ослабли жар и свет, но не холод разбудил его. Как и дневной свет, он подкрадывался постепенно, а Тернер явственно чувствовал, что проснулся от чего-то внезапного и неожиданного.

Может быть, с ним заговорил компьютер?

Нет, компьютер, знавший благодаря приборам, вживленным в тело киборга, что тот спит, не потревожил бы своего хозяина без причины. А появись такая причина, он завыл бы, пока не разбудил весь Дест.

Лес вокруг казался тихим, серо-черным в тусклом утреннем свете.

Ничего необычного в нем не было.

Может быть, звуки донеслись из деревни?

Внимательно вслушиваясь, Тернер посмотрел в ту сторону.

Он ничего не услышал. Безумица-Флейм действительно истребила в этом месте всех — мужчин, женщин и детей. Она была киборгом АРК, воином Древней Земли, и если она бралась за что-то, то весьма эффективно доводила дело до конца.

Кроме того, деревня попросту ощущалась им как мертвая, а он привык доверять своему магическому видению.

В конце концов Тернер решил, что его потревожил бурундук; или, если бурундуки зимой спят, паук забрался в ботинок. Так что можно немного расслабиться.

Устраиваясь поудобнее, Тернер в который раз задался вопросом, зачем первые колонисты привезли на Дест бурундуков, белок и других бесполезных человеку животных. Правда, благодаря этим маленьким зверькам бесконечные леса Деста казались дружелюбнее, но что было на уме у первых поселенцев, оставалось для Тернера загадкой. Ограниченная вместимость кораблей, несомненно, перевешивала чисто эстетические соображения. Космонавты не могли привезти все разновидности животных, обитающих на Древней Земле; чем же они руководствовались, делая выбор?

Может быть, они исходили из изначальной экологии планеты?

Но откуда им было знать о местной обстановке? Решения принимались в полном неведении: в те дни никто не мог позволить себе роскоши ожидать десятилетия, пока разведывательные экспедиции доложат о результатах.

Возможно, что колонисты прибыли сюда вслепую, наугад, зная только, что у этой звезды должны быть планеты.

Их припасы и снаряжение включали все, что, по их представлениям, могло понадобиться им при встрече с враждебной средой. Бурундуки и белки или, по крайней мере, хромосомы ДНК, таившие в себе бурундуков и белок, могли быть привезены сюда с умыслом. С каким именно, Тернер не мог догадаться, ибо, с человеческой точки зрения, эти зверьки были совершенно бесполезными животными.

Существовала ли на Десте собственная жизнь? Об этом Тернер размышлял и прежде. Записанная история планеты, такая, какой ее знали теперешние обитатели, начиналась с Тяжелых Времен, наступивших много позже того, как континент был полностью сформирован земными флорой и фауной. Никто, в том числе и Тернер, не имел представления о том, как выглядела планета до колонизации ее людьми. Может быть, это был голый каменный шар или небольшой сгусток газа, не дотягивающий до гиганта, или какая-нибудь еще необитаемая среда, которой придали форму, подобную земной.

А если среда эта была несовместима с условиями человеческого существования, ее полностью уничтожили, пока формировали новую оболочку.

Или же здешняя атмосфера так походила на атмосферу Древней Земли, что Тернер никогда не не мог отличить уцелевшие здешние виды от привезенных.

Он тряхнул головой. Прошлое Деста не имеет значения; его волновало будущее. Как он мог тратить время на белок с бурундуками, когда наверху кружит корабль с почти тремя дюжинами ядерных боеголовок, готовых к запуску?

Однако мысль о причине его пробуждения не отступала. Может быть, все же бурундук? Тернер понял, что не успокоится, пока не выяснит, что же разбудило его.

Он подумал, не спросить ли у компьютера, но отбросил эту мысль.

Именно сейчас не стоило рисковать, вступая в спор с компьютером. Кроме того, не зря он повторял себе ночью, что он не только бывший киборг, — он еще маг! Тернер встал и огляделся, сначала — как обычно, а потом псионически, изучая ковер сосновых игл вокруг себя.

Что-то влекло его взгляд вверх и к востоку. Краем глаза он увидел дым, стлавшийся над еще тлеющими развалинами, но внимание привлекло не это. На востоке были видны лишь вершины, но Тернер знал, что за деревьями что-то движется.

— Продолжающиеся гравитационные аномалии подступают к киборгу с востока на высоте около двадцати метров со скоростью около полутора метров в секунду. Расстояние до киборга около трех километров, — сказал компьютер внезапно и без предисловий.

— Тебе тоже доброе утро, — ответил Тернер со сдержанным сарказмом.

Сейчас-то он знал, что его разбудило.

Его телепатически позвала Парра. Она и по крайней мере два других мага прилетели из Праунса на поиски. Правда, с такого расстояния он чувствовал их довольно слабо.

Компьютер, конечно, тоже сумел их обнаружить.

Внезапно Тернер понял, почему Флейм приказала своему кораблю взлететь: будучи магом, он пытался изучить машину с помощью псионики.

Компьютер, естественно, сообщил Флейм, и той происходящее не понравилось.

В результате вышло, что Тернер сам прогнал корабль.

Но почему компьютер не доложил ему в тот раз о «гравитационных аномалиях»? Он уже придумал объяснения, чтобы вывернуться, но ему не дали возможности высказать их.

Тернер решил, что это было делом Флейм, приказавшей компьютеру ничего ему не сообщать.

Итак, теперь появится масса неудобств. Всякий раз, когда он попытается прибегнуть к магии, Флейм и компьютер обнаружат это. Даже если компьютер и не станет каждый раз отчитываться перед киборгом, предупрежденная им Флейм сама почувствует псионику. Ведь она такой же киборг, как Тернер, а он ощущал магию раньше, чем начал ее применять.

Флейм, вероятно, тоже заметила присутствие псионики как покалывание статического напряжения в воздухе. Очевидно, какую бы энергию ни использовала магия (это, кстати, было предметом непрекращающихся дебатов среди магов Деста: согласно новейшим модным теориям — гибрид электромагнитного излучения с небольшой добавкой в виде атомной радиации), она хоть и слабо, но воздействовала на системы киборгов.

Спору нет, магия могла стать изумительным оружием в борьбе с Флейм, только при крайне осторожном, обращении с нею. В этом-то и дело. Пусть Флейм и ее компьютер не смогут определить, на что именно он направляет свою магию, но от них не укроется сам факт ее применения. Если бы Тернер телекинетически обезоружил Флейм, когда она сопротивлялась принудительной фазе, компьютер мог решить, что использовать вражеское оружие может только враг, и это неминуемо кончилось бы катастрофой.

28
{"b":"28603","o":1}