ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дотянуться до престола
Homo Sapiens. Краткая история эволюции человечества
Двойная спираль
Моя гениальная подруга
Краткая история всего на свете
Как до Жирафа 2. Сафари на невесту
Хроники Максима Волгина
Гордость и предубеждение
Математические основы машинного обучения и прогнозирования
A
A

— ...все, кто верен Древней Земле, пожалуйста, отзовитесь...

«Разве осталось хоть что-нибудь, — горько спросил себя Сэм, — чему можно хранить верность?» Конечно, если передатчик принадлежит военным, факт гибели Древней Земли вовсе не значит, что сторона, пославшая сообщение, готова сложить оружие. Что до него, он начал выискивать любую возможность отказаться от выполнения задания, как только понял, что больше бороться не за что.

Однако ясно, что так поступили (или поступят) далеко не все.

Некоторые, по его разумению, станут жаждать мести за уничтожение Древней Земли. Другие будут драться из чувства долга, когда и долг, и борьба потеряли всякий смысл, а еще кто-то просто потому, что в жизни у них не осталось ничего другого.

— Все, кто верен Древней Земле, пожалуйста, отзовитесь... — все звучало и звучало в голове, и Сэму чудились в этом неотступном зове и мольба, и угроза.

Конечно же, еще какую-то группу уцелевших в войне заставят продолжать борьбу их компьютеры, как было с ним самим.

Сама мысль об этом причиняла почти физическую боль, и воспоминания о впустую потраченных годах были мучительны до сих пор. Сэм ушел на войну добровольцем, в восемнадцать лет, из колледжа, где изучал историю искусства. В то время он не имел мало-мальски отчетливых представлений о том, чего он хочет от жизни и во что ввязывается своим решением.

Добровольное вступление в армию казалось тогда более чем патриотичным поступком, почти геройством, и уж во всяком случае было ничем не хуже любого другого занятия. Для столь юного существа, каким он был тогда, перспектива борьбы в космосе представлялась даже романтичной.

В известном смысле он сделал правильный выбор. Он до сих пор жив, физиологически ему сорок три — сорок четыре года или около того, а если бы он остался на Древней Земле, то, скорей всего, погиб бы во время удара Д-серии.

И уж наверняка его не было бы в живых теперь, три столетия спустя.

Хотя, если быть откровенным, стоит признать: годы после окончания войны, когда он бесцельно бороздил космос, частенько казались ему чьей-то жестокой шуткой.

Тернер стоял, уставившись в глухую стену коридора, рассеянно корректируя киберлинзы глаз, то увеличивая, то уменьшая изображение трещин на дереве. Уж это-то усовершенствование ему ни разу не помешало, подумал Сэм с довольной улыбкой. Он обладал сверхзорким зрением. Его психические возможности, психическое «чудо», которое и делало его магом, позволяло ему ощущать невидимое и неслышимое; так, сейчас он воспринимал недоступную ни зрению, ни чувству простого смертного энергию дерева; он видел, что стена испещрена тонким узором золотистого света в тех местах, где она подвергалась внешнему воздействию, и там, где оставались следы древесного сока, и целую мозаику другой информации. Пока он рассеянно изучал стену, безмолвный голос в его голове твердил и твердил поразительные слова.

Сэм с детства рос замкнутым — тихий, необщительный мальчик, без определенных интересов, не склонный ни к самоанализу, ни к общению с другими. Неожиданно оказалось, что это и есть тот самый человеческий тип, который полностью подходил военным для одной из их программ.

Сначала он послал заявление о вступлении в армию; потом, не выдержав ожидания ответа, пришел сам, хотя его, скорее всего, взяли бы и без этого.

Новобранца отправили на Марс, где подвергли беспрерывному перемоделированию как в физическом, так и психическом плане, пока он не перестал быть Сэмуэлем Тернером и из неприметного студента-гуманитария, разделившего свое детство между доброй дюжиной городков, разбросанных по всему восточному побережью, превратился в киборга — Автономный Разведывательный Комплекс 205, — обладающего сверхъестественной скоростью и силой, с бесчисленными приборами, вживленными в тело, включая самую совершенную систему связи, которая напрямую была соединена с его персональным бортовым компьютером.

Его воспоминания о пребывании на Марсе были странно раздробленными, потому что на одной из стадий усовершенствования его разум искусственно разделили на восемнадцать самостоятельных индивидуальностей, каждая из которых специализировалась в определенной области. Одни были ориентированы на выполнение специфических заданий, таких, как ведение боя или пилотирование корабля, избавленные от ненужной информации и лишних эмоций.

Другие, с первого взгляда похожие на него самого, служили защитными двойниками во время шпионских и диверсионных акций.

Хозяева Тернера подавили и его человеческую сущность со всеми ее воспоминаниями, чтобы какая-нибудь детская психологическая травма или идеалистический порыв не повлияли на выполнение задания. Можно было сказать даже, что сам Сэм Тернер прекратил свое существование — живым в нем осталось лишь тело, входившее в комплекс киборга. Более всего он склонен был отождествлять себя с основной персоналией — с достаточно пассивной, неагрессивной личностью, доминировавшей в нем в моменты, не требующие применения особых способностей, ибо тогда его сознание полностью оккупировала та или иная автоматически действующая функциональная личность. Основная персоналия объединила в себе все, что не потребовалось при создании и тренировке восемнадцати личностей-функций, поэтому она-то больше всех и соответствовала его реальной сущности, хотя и те восемнадцать стали в конце концов частью его самого.

Когда он был вторично превращен в Сэмуэля Тернера, он сохранил память всех восемнадцати, правда, не как нечто стройное и целое, а как разноголосицу мыслей и чувств, как восемнадцать самостоятельных фрагментов, крепко связанных, однако, совместным прошлым. Он помнил моменты, когда обычные человеческие чувства овладевали всем его существом, а в следующую секунду он превращался в умелого, безжалостного воина, и все это происходило буквально на глазах. Эти две крайности были настолько непохожи друг на друга, как его собственная доверчивая невинность в четырехлетнем возрасте с его же четырнадцатилетним цинизмом — духовная пропасть, которую он с необыкновенной ловкостью умел маскировать.

На самом деле пропасть была еще глубже, потому что при желании Сэм мог восстановить в памяти то, что происходило между четырьмя и четырнадцатью годами жизни, тогда как между этими его двумя автоматическими состояниями промежутка не было.

Своего рода стимулированное безумие, в котором он существовал в качестве АРК киборга, было чрезвычайно выгодно военным. Оно позволяло использовать одного киборга для выполнения целого ряда задач, его можно было отправлять в одиночку в сложнейший космический полет, не опасаясь психических и эмоциональных срывов.

Когда было завершено физическое и психическое усовершенствование киборга Слант, ему дали корабль, не имеющий специального названия, только номер: аппарат АРК 205. Звездолет был оснащен Системой Компьютерного Контроля АРК 205 и большим количеством оружия и всевозможной техники.

Один из двойников Сланта был запрограммирован на квалифицированное управление кораблем, но только в экстренных случаях; в обычное время с этим прекрасно справлялся компьютер. Теоретически, он должен был служить придатком к мозгу киборга, но только теоретически. На практике программа компьютера сильно отличалась от любой из восемнадцати функциональных личностей Сланта. Даже когда киборг и корабль были соединены вместе при помощи компьютерного кабеля прямого контроля, подключаемого в гнездо, спрятанное в углублении шеи Сланта, они все равно оставались двумя автономными, ни в чем не пересекающимися интеллектами.

И вдруг, первый раз за все эти годы, Тернера осенило: да ведь он так и не понял, для чего существовал контрольный кабель — чтобы киборг мог сладить за компьютером или чтобы помочь компьютеру следить за ним? Ни разработчики комплекса, ни хозяева из Командование ни разу не упомянули об этом, хранили на сей счет молчание к спецификации.

Благодаря более сложной организации и способности к творческому мышлению киборг имел немало преимуществ по сравнению с компьютером. В наиболее ответственные моменты он играл главную роль в их тандеме. Но у компьютера был свой козырь — контроль за всеми техническими средствами, включая встроенные в тело киборга-пилота, а также единоличный контроль за термитным зарядом, расположенным в основании его черепа, который немедленно взорвался бы в случае отказа киборга выполнять распоряжения Командования.

3
{"b":"28603","o":1}