ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если враг был полностью нераспознаваем, она должна бежать, на ходу нанося удары. В настоящей ситуации, однако, присутствовало некое другое лицо, лицо, которое невозможно определить ни как друга, ни как противника.

Воспоминания, оставленные ей другими личностями, вступали в противоречие друг с другом. Тот, другой, был вооружен, делал попытки нанести удары единственным видимым ей оружием.

Деревня поблизости была мертва. Опасность не могла исходить оттуда.

Кроме нее и Тернера — она знала его как Сланта, — никого поблизости не было.

Она не была уверена, что Слант — друг или, точнее, союзник, поскольку у боевой личности не бывает друзей.

Вот и все необходимые мысли. Оценка положения заняла не более трети секунды. По прошествии этого времени она молниеносно выхватила снарк и нажала на курок и почти одновременно с этим метнулась бежать, сгибаясь в три погибели, чтобы представлять собой как можно меньшую мишень.

Тернер следил за всем, что вспыхивало в ее примитивном мозгу за эти доли секунды. Его собственные мысли и рефлексы все еще были сверхчеловеческими, несмотря на десятилетие бездействия. Он знал, как поступить сейчас. Он несся на полной скорости, петляя между деревьями и испытывая горячую благодарность неведомо кому за то, что у снарка ограниченный радиус действия.

Флейм не приняла в расчет скорость передвижения Тернера. Не подумав, она действовала так, как если бы он был обыкновенным человеком. И враг остался на недосягаемом расстоянии.

В глазах Флейм действия Тернера полностью доказывали его враждебность. Поскольку он, не будучи больше киборгом, не должен был заметить ее нападения, значит, он ударился в бегство до того, как она вскочила на ноги. Стало быть, он действовал как враг еще до того, как она что-то предприняла.

Она восприняла это не словами, а единым побуждающим к действию образом: бежит — значит, враг.

А бегущих врагов надо преследовать — и она преследовала его, со снарком наготове, но не нажимая на спуск.

14

Случайно неловко наступив на корень, Тернер подвернул ногу. Он пошатнулся, стараясь сохранить равновесие, и снова побежал, размышляя, что же делать.

Флейм все еще гналась за ним, в образе бездумной боевой личности. Он не ожидал, что это продлится так долго. Бегущие уже давно потеряли из вида сожженную деревню — даже поднимающийся дым был теперь не более чем облачком на горизонте, — а Флейм все так же неутомимо и неумолимо преследовала жертву.

Тернер знал теперь, что случилось. В этом была и его вина. Он еще в километре отсюда понял, что его попытка телепатии — удачная попытка — была воспринята как нападение. Покалывание электричества через пару секунд могло показаться Флейм вполне безобидным, но датчики компьютера восприняли и зафиксировали его как «гравитационный» эффект, и машина бросилась передавать сообщение об опасности. Пока Тернер поддерживает телепатический контакт, компьютер будет заставлять Флейм чувствовать угрозу и, следовательно, удерживать в доминирующем положении личность коммандос.

А личность-коммандос определила, что Слант — враг.

Однако, оборви Сэм телепатический контакт, он не получил бы сигналов о намерениях Флейм, что, как он подозревал, привело бы к фатальному исходу, и очень скоро. В отличие от него она, похоже, не собиралась уставать. Коммандос мог беспрепятственно использовать любые резервы организма киборга, пока тело не свалится замертво от усталости. В его же распоряжении была лишь сила воли. Флейм передвигалась быстрее, чем он: Тернер уже ощущал напряжение гонки. Зато он знал загодя, до того как приказ об этом доходил до ног бегущей Флейм, все, что она собирается сделать. Это держало его, и он, петляя, бежал перед нею.

Снова, как и в тот раз, когда Тернер споткнулся, он поблагодарил и Старого Бога Древней Земли, и трех богов Праунса, что радиус действия снарков так ограничен. Из-за этой ограниченности они и получили свое название. Прячась за дерево, Тернер вспомнил историю, которую слышал давным-давно, добровольцем, еще до того, как Командование переправило его на Марс.

Однажды, за несколько лет до его рождения, над командой физиков и инженеров, работавших над разработкой дезинтеграторов, поставили женщину.

Начальница недвусмысленно дала понять, что ей нужно и когда она хочет получить это. И когда наступил крайний срок, физики и инженеры принесли ей требуемое. Это было лучшее, на что они были способны, последний крик военной науки, тем не менее высокие ожидания начальства были обмануты: ведь они не смогли разрешить проблему взаимодействия с атмосферой.

Проблема эта так и не была решена, по крайней мере когда запускали комплекс АРК 205.

Начальница, однако, восприняла провал как личное оскорбление.

— Я хотела получить нечто, смертельно опасное, — бросила она ученым в гневном разочаровании. — Нечто наводящее ужас. Чему никто не смог бы противостоять. Чтобы каждый, кто осмелится выступить против нас, исчезал быстро и без шума. Я от вас требовала «буджум»[2], а вы принесли мне какого-то снарка.

Оглядываясь на преследовательницу, Тернер испытывал великую благодарность к инженерам и физикам, не оправдавшим ожиданий воинственной дамы.

А еще он искренне сожалел, что кому-то когда-то пришла в голову идея снарка.

Дерево, которым он воспользовался как укрытием, резко наклонилось в сторону, расщепленное оружием, но Тернер в последнюю секунду откинулся назад и вышел из радиуса его действия.

Он вспомнил, что задумал отобрать снарк с помощью телекинеза, поскольку Флейм и ее компьютер уже знали о наличии магии повсюду. План был блестящ, но Тернер не мог пока применить его на практике. Его преследовательница держала оружие крепко, слишком крепко для того, чтобы можно было извлечь его без серьезной концентрации, и, кроме того, у нее с собой еще два снарка. Маг из Праунса Сэм Тернер отчетливо прочел это в ее мыслях. Личность коммандос всегда крепко держала в памяти, какое конкретно и сколько оружия у нее под рукой на данный момент.

И, кроме того, он был слишком занят бегством, чтобы найти силы для телекинеза.

Тернер снова споткнулся о торчащий корень; взмахнул рукой, пытаясь удержать равновесие, и почувствовал, что Флейм в нерешительности. Ему никогда не удалось увидеть этой нерешительности у коммандос, но, будучи «связанным» с ее сознанием, он ощутил это явственно, будто увидел собственными глазами.

Внезапная догадка озарила Тернера; он резко остановился, отбросив гранатомет в сторону, и повернулся лицом к ней — поднятые руки за головой, пальцы разжаты. После этого в нем мелькнуло сомнение, и он ждал, не будучи уверенным, верна ли догадка или его сейчас постигнет внезапная отвратительная смерть.

Флейм тоже остановилась. Она не стреляла, хотя держала снарк направленным прямо на него.

Боевая личность могла принять капитуляцию врага. У нее не было потребности уничтожать. Поначалу Тернер об этом забыл. Он думал, что слепая ненависть основной личности Флейм может заставить ее убить Сланта даже тогда, когда она не доминировала. Однако боевая личность была неспособна ни к ненависти, ни к каким-либо другим эмоциям, поскольку являла собой не более чем набор запрограммированных реакций. И одной из них было позволить врагу сдаться.

Получив передышку, Тернер прекратил телепатическую связь и заставил себя отказаться на время от псионических возможностей. Не чувствуя более угрозы и видя, что «враг» не сопротивляется, боевая личность Флейм должна уступить место какой-нибудь другой.

Однако у Тернера не было времени подумать, какая личность придет ей на смену. Лишь нащупав ее мысли в последнее мгновение сквозь блекнущую, истончающуюся телепатическую связь, он сообразил, что ему угрожает. И тут же бросился плашмя на землю, крича:

— Компьютер, не дай ей убить меня!

Не причинив ему никакого вреда, луч снарка прошел поверху, превратив несколько сосновых игл и веточек в порошок. Прежде чем Флейм успела приладить снарк к новому положению Тернера, компьютер применил принудительную фазу, и ее рука конвульсивно дернулась.

вернуться

2

Буджум — сказочное чудовище, персонаж произведения Л.Кэррола «Охота на снарка»

30
{"b":"28603","o":1}