ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вероятность того, что псионики просто предсказали бурю, велика, а новые методы предсказания погоды вызывают интерес, но не являются критически опасными.

Тест за тестом давали отрицательные результаты. Периодически какой-нибудь из них требовал дополнительной проверки, но и их результаты в конце концов оказывались отрицательными. Численные определения вероятности положительного ответа лишь два раза приблизились к максимальной отметке, но так и не достигли критического уровня.

Несколько тестов вообще не дали определенного результата, вопреки расчетам. Дело было в том, что повреждения, нанесенные программному обеспечению компьютера во время той давней термитной атаки, были очень значительны, гораздо более значительны, чем осознавал сам компьютер.

В частности, один из электронных термитов разъедал блоки памяти компьютера почти девять минут, прежде чем Флейм добралась до него. Он стер невероятное количество жизненно важных данных, особенно тех, что касались проектов и возможностей самого компьютера. Ущерб не был воспринят как критический только потому, что компьютер не подозревал об уроне. Он не знал, что уничтоженная программа включала в себя стандарты для определения критичности многих ситуаций, включая оценку опасности и определения положений, в которых необходимо применить принудительную фазу, подчиняя себе киборга.

Флейм тоже пребывала в счастливом неведении относительно повреждений компьютера. Да и собственные ее суждения были не шибко здравыми. Она даже не подумала справиться с повреждениями своей машины, только сохранила захваченный термит, чтобы использовать его для шантажа.

Компьютер все продолжал и продолжал применять дополнительные тесты к вопросу о происхождении бури — достаточно ли важный это предмет, чтобы потревожить спящую Флейм.

Но он так и не пришел к выводу, есть ли взаимосвязь между бурей и киборгом Слантом.

Если бы Флейм заснула на долю секунды позже, компьютер сообщил бы ей эту информацию. Но случилось так, как случилось.

Ко времени ее пробуждения компьютер зарегистрировал информацию как неоперативные данные, которые должны быть доступны, будучи запрошены, но о которых нет необходимости сообщать по собственной инициативе. Флейм никогда не узнала, что буря могла быть вызвана искусственно. И у нее не возникло повода задуматься, зачем маги вызвали снегопад.

Внизу, на планете, поглощая густой овощной суп, сваренный Туреей, слушая плоские анекдоты Хеллегая и наконец почти согревшись, Сэм Тернер даже не подозревал, как близок его план к провалу. Его гораздо больше волновало, что имела в виду Парра, прося захватить корабль невредимым.

Что за намерения у магов из Праунса? Чья это идея о захвате корабля — Шопаура? Сейчас он был председателем Совета, но Тернер не думал, что у него хватило изобретательности дойти до нее. Более вероятно, что это мысль Азраделя. Деккерт тоже мог додуматься до такого, но, вероятно, не предложил бы вслух. Хейгер? Сама Парра? Плейдо?

Уирожес? Если зачинщиком был этот молодой идиот, тогда вся суть в том, чтобы использовать звездолет для завоевания планеты. Тернер был уверен, что Уирожес думал именно об этом.

Прикидывая и так, и эдак, Сэм доедал свой суп.

В это же самое время в нескольких километрах к востоку Парра со страхом вглядывалась в собирающиеся на западном горизонте облака. Правда, она просила Азраделя о снежной буре, но этот буран превзошел все ее ожидания. Она чувствовала его страшную силу даже отсюда. Она скакала на лошади, которую купила в кредит в первой же гостинице, где остановилась, расставшись с Азраделем, Деккертом и Сэмом.

Она знала, что Киллалаху повезло меньше, чем ей: до нее долетело всего несколько порывов ветра со снегом по дороге в город. Она боялась, что ей придется прокладывать себе дорогу в глубоком снегу.

Парра вздрогнула от мысли, которую никак не могла отогнать. Буря такой силы легко могла убить человека. Если кто-то погибнет в ревущем вихре, убийцей будет она.

Кроме того, столь страшный буран мог разрушить воздушный корабль, который она должна сохранить.

А хуже всего было то, что ее муж находился в центре бурана, и, хотя он был магом и киборгом, он тоже мог погибнуть из-за ее поручения Азраделю. Одной этой мысли было достаточно, чтобы свести ее с ума.

Она скакала к Киллалаху в густом тумане беспокойства и отчаяния.

Где-то между мужем и женой, на краю урагана, Азрадель в ужасе смотрел на бурю, поднявшуюся выше него, парящего высоко в воздухе над лесом. Он начал собирать облака сам, прежде чем стали приходить тучи от Деккерта, и беспокоился, что буря растет недопустимо медленно. Поэтому магов, прибывавших небольшими группами, он просил действовать с максимальной энергией. Наблюдать за общей картиной ему было некогда и не с руки.

Очевидно, маги перестарались. Буря все росла и ширилась, пока не стала чем-то вроде стихийного действия, неподвластная ни магу, ни простому смертному. Такого снега на Десте не было никогда. Озадаченный Азрадель не мог понять, почему ураган так быстро набрал силу.

Конечно, зима была сухой. Наверное, он и его друзья-маги со своими приготовлениями невольно вмешались в непростую ситуацию с атмосферным давлением, которая здесь сложилась из-за бесснежной зимы.

Сообщение Парры заставило торопиться, и Азрадель не стал терять времени на обширный прогноз. Он просто начал собирать облака и сталкивать их вместе, увлекая туда влагу из озер и рек до тех пор, пока небо не смогло держать накопленные массы. Другие маги по мере прибытия делали то же самое.

По-видимому, строя свою бурю, они выпустили на волю еще что-то.

Непогода, которая могла начаться днем позже, или вовсе не начаться, или ограничиться несколькими локальными снегопадами в разных местах Деста, — сконцентрировалась в одном маленьком районе.

Результат был ужасающим.

Сейчас проблема уже не в том, чтобы поддерживать ненастье, а в том, как от него избавиться. Азрадель не знал, что лучше — снова разбить тучи, или сдерживать снегопад, пока буря не утихнет сама по себе, или придумать что-нибудь еще.

Через минуту Азраделю псионически сообщили, что решение принято: Деккерт и другие уже разделяли тучи, отрывая отдаленные от центра массы облаков, отклоняя ветер и пытаясь преодолеть его сопротивление.

Азрадель смотрел на мутные облака с упавшим сердцем. Тучи были громадными и казались непробиваемыми. Их уничтожение могло занять несколько дней.

Но, делать нечего — маг сглотнул, собрал силы и напрягся, дробя ближайшие облака.

На уничтожение бури, которую они вызвали за несколько часов, ушло четыре дня.

20

Когда Парра прискакала в Киллалах, небеса были уже ровно-серыми и не столь угрожающими. Снегопад прекратился пару часов назад, и по большинству улиц протянулись тропинки. Несколько людей занялись расчисткой крыш, погребенных под мокрым снегом метровой толщины.

Буран несколько задержал Парру. Она сумела обогнуть его край более чем в сотне километров, но последнюю четверть пути ей пришлось прокладывать себе путь через остатки некогда мощной бури. Два дня она пробивалась сквозь метровый слой снега и трехметровые сугробы, то верхом на лошади, то буквально таща животное за собой.

Наконец-то она в Киллалахе!

— Привет, — позвала Парра. — Кто здесь главный?

Несколько человек обернулись к ней, иные с открытой враждебностью глядели на путешественницу, появившуюся зимой, когда у людей есть занятия поважнее, чем угождать незваному гостю.

Однако Парра была одета в мантию мага, а маги внушали уважение повсюду. Многие из горожан считали столь внезапную непогоду делом рук магов и говорили об этом втихомолку. Вслух обсуждать такие вещи было не принято: те, кто не уважал магию, могли поплатиться.

Поэтому, когда Парра задала свой вопрос, полдюжины рук указало на ближайшую крышу, где тучная фигура энергично сбрасывала снег широкой лопатой. Из обрывочных фраз, доносившихся из-под шарфов и воротников, Парра заключила, что толстяк был здесь представителем империи Праунса.

42
{"b":"28603","o":1}