ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Парра направила лошадь вперед и сошла с нее, не доходя до здания: хотя сосульки сбили, ей все же не хотелось получить в лицо лавину снега.

— Привет! — крикнула она. — Вы главный?

Человек на крыше повернул голову, посмотрел на нее и кивнул, все еще держа в руках лопату.

— Мне нужно с вами поговорить! — Парра подошла поближе.

Пухлая фигура, так плотно укутанная в голубую шерсть, что Парра ничего не смогла разобрать, кроме неопределенных очертаний, воткнула лопату в снег и повернулась лицом к новоприбывшей. Рука в перчатке протянулась вверх и отодрала несколько слоев шерстяной ткани от широкой черной бороды.

— Что ж, поговорим, — ответил бодрый тенор.

— Я предпочла бы разговаривать на земле, — крикнула Парра. — Или, еще лучше, где-нибудь в помещении. Там теплее. Это очень важно и очень срочно.

Фигура критически оглядела крышу, расчищенную лишь с одной стороны.

Судя по всему, представителю имперских властей гораздо больше хотелось остаться там, где он был, и докончить работу. Но он заметил на Парре мантию мага. Хотя теоретически маги Праунса играли в правительстве совещательную роль, все знали, сколь реальна их власть.

Поскольку гостья не мерзла и вполне уютно чувствовала себя среди снега и холода, то можно было с уверенностью предположить, что черная мантия на ней не была ни поддельной, ни краденой.

Толстяк вздохнул, и дыхание, как пар из чайника, вырвалось из-под шерсти, в которую он был укутан до кончика носа.

— Спускаюсь! — крикнул он. — Встречайте меня внутри.

Здание, на котором стоял представитель властей, было гостиницей.

Парра привязала лошадь к ограде и вошла в пивную, где через мгновение к ней присоединился человек с лопатой.

Будучи освобожден от своих одежек, имперский агент в Киллалахе оказался человеком среднего роста, с широким улыбающимся лицом и большими короткопалыми руками. Он отказался говорить, пока ему и его гостье не подали теплый сидр, потом удобно откинулся назад и произнес:

— Меня зовут Тагий, и я здесь равный среди равных; итак, чем я могу быть вам полезен?

Парра растерялась; все ее мысли были только о том, как побыстрее добраться до Киллалаха, и вот теперь нужные слова с трудом приходили на ум.

— Я здесь со срочным поручением, — наконец начала она. — Мне нужно обучить как можно больше людей новому языку, и как можно скорее. Магическим путем.

Агент бросил на нее удивленный взгляд, и на лице его отразилось нескрываемое недоумение, впрочем, он продолжал улыбаться:

— Зачем?

Парра вздохнула.

— Придет некто — демон в обличье человека. Женщина. Под ее контролем находится оружие из Тяжелых Времен, много оружия. Мой муж... Она хочет убить нас всех. Я хочу сказать, что она намерена со временем разрушить все города Деста, и Праунс первый в ее списке. Мой муж — вместе с ней. Нет, я не это имею в виду; он не вместе с ней, он пытается ее остановить. — Парра, сознавая, как запутанны ее объяснения, пыталась прояснить Тагию то, что сама не вполне понимала. — Она... На нее наложено заклятие, и, понимаете, она не может убить тех, кто верен Древней Земле.

— Продолжайте, — уклончиво произнес Тагий.

— Итак, она идет сюда. Она посовещалась с другим демоном или с чем-то таким, что ее сдерживает, и они выбрали этот город как образец. Они собираются прийти сюда и опросить людей, и если кто-то скажет, что он не лоялен к Древней Земле, она немедленно сбросит на нас ядерные боеголовки.

Поэтому вы все должны говорить, что верны Древней Земле, понимаете?

Прежде чем ответить, агент пристально посмотрел на нее.

— Мы здесь все верны Праунсу, милостивая госпожа, но ничего не знаем о Древней Земле.

— Это неважно. — Парра взмахнула рукой, будто отбрасывая что-то несущественное в сторону. — Праунс лоялен к Древней Земле, и это — то, что мы (и вы вместе с нами) должны довести до сведения демона.

— Милостивая госпожа, — Тагий был чрезвычайно учтив, — не сочтите за дерзость, но кто вы? Вы не упомянули об этом. Как представитель правительства Праунса, я понимаю, насколько это серьезная вещь — клятва в верности, и я не вправе просить моих людей давать ее, основываясь не более чем на слове незнакомки. Я вижу, что вы маг — либо маг, либо поистине талантливая актриса, — но больше я ничего не знаю о вас.

Тагий мягко улыбнулся, как бы говоря, что не хотел ее обидеть. Парре это было совершенно безразлично; волновала ее лишь отсрочка, вызванная сомнениями Тагия.

— Я Парра, — внятно объясняла она, — и я член Совета магов Праунса. Мой муж — Сэм Тернер, тоже член Совета. Я здесь как представитель Совета и по делам Совета.

— Да-да, — кивнул Тагий. — Кажется, мне уже доводилось слышать ваше имя и имя вашего мужа, хотя я не имел удовольствия встречаться ни с кем из вас. Киллалах прежде никогда не был удостоен чести вашего визита, а меня самого миновала счастливая судьба посетить Праунс. Поэтому, как ни неловко говорить об этом, я не уверен, та ли вы, за кого себя выдаете. Приняв тем не менее ваши слова за истину, я, конечно, соглашусь, что вы вправе спросить о предпочтениях нашего скромного городка. Но что это за Древняя Земля, которой мы должны, по желанию Совета, поклясться в преданности? Вы имеете в виду страну или старые мифы? И что это за обучение языкам?

Парра стала терять терпение:

— Какое это имеет значение для вас — миф Древняя Земля или реальность? Это сейчас абсолютно неважно. А важно только одно — демон, сеющий смерть. Его надо убедить в том, что на Десте хранят верность правительству Древней Земли. Тогда он оставит Праунс в покое, и мы сможем получить его корабль.

Тагий оставался по-прежнему любезным, но судя по вопросам, решительно не воспринимал всей тяжести положения.

— А какое это имеет отношение к новым языкам? — спросил он с прежней улыбкой.

— Демон не говорит на нашем языке, — втолковывала ему Парра. — Поэтому я пришла сюда: научить всех вас, кого смогу, языку демона.

— Демон не может выучить наш язык, поэтому мы должны изучить его? — вежливо спросил Тагий. — Я думал, демоны более гибки.

Терпение Парры истощилось:

— Да, тысячу раз да: демон не может выучить наш язык, поэтому мы должны выучить его! Глигош, у меня нет времени спорить об этом! Начать нужно прямо сейчас: демон может появиться здесь с минуты на минуту.

— Хорошо, — неторопливо резюмировал агент. — Вы маг, вы и выберете тех, кого будете учить, а я посмотрю, что они скажут.

— Я выбираю тебя, чтоб Сан забрал тебя к себе в ад! — Она напрягла мысли и проложила путь в мозг агента.

* * *

На борту корабля Флейм, на высоте нескольких тысяч километров, компьютер проинформировал своего киборга:

— Гравитационные аномалии возникли на участке, выбранном как образец для опроса.

Флейм все наскучило после дней бездействия во время бури, и она уже погрузилась в сонливость и депрессию.

— И что? — спросила она.

— Информация недостаточна, — ответил компьютер.

Он больше ничего не сказал, но Флейм чувствовала, что он ожидает дальнейших действий. Она вздохнула и собралась с силами:

— Слант там?

— Опровержение.

Флейм на мгновение задумалась.

— Один из этих психов, которых я встретила, или из тех, что были в буре, левитирует туда?

— Опровержение.

— Тогда забудь об этом, — сказала она. — Этими дурацкими аномалиями кишит тут все. — Она чувствовала, что не в состоянии заниматься всеми этими в зубах навязнувшими вещами.

— Подтверждение. — Компьютер немного подумал и добавил: — Все зимние штормовые действия вблизи населенного пункта, выбранного в качестве образца для опроса, прекратились. Запрос: целесообразность приземления.

Флейм поерзала, устраиваясь поудобнее на кушетке, и, сдвинув брови, уставилась на рекламный плакат.

— Слант там?

— Опровержение.

— Ах, верно; ты уже говорил. — Она задумалась на мгновение. — О черт, как раз сейчас мне этого совсем не хочется! Там, должно быть, жуткий холод. Выпало столько снега! Я бы подождала здесь. Ведь ты не позволишь мне убить кого-нибудь из этих ублюдков?

43
{"b":"28603","o":1}