ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тернер увидел направленное на него дуло и мгновенно среагировал. Он бросился на землю, распластался на ней, создавая телекинетический щит, и беззвучно закричал:

— Компьютер! Останови ее!

Полдюжины снарядов просвистели надето головой. Мгновение спустя стена магазина инструментов словно провалилась в преисподнюю, от страшного грохота шести взрывов заложило уши. По ногам ударили осколки и всякая пыль. Осознав, кто перед ней, Флейм поспешила отпустить курок, громко крича:

— Это ошибка, компьютер! Я его сразу не узнала, я просто увидела, что кто-то бежит на меня, кто-то атакует!

Ее голос потонул в шуме выстрелов и грохоте рушащегося здания, но компьютер понял и спокойно ответил:

— Подтверждение.

Флейм расслабилась и опустила гранатомет.

Когда наступила тишина и обломки перестали падать, Тернер медленно поднялся, не обращая внимания на то, что к спине прилипли кусочки стекла и штукатурки. Увидев выпачканный кровью комбинезон Флейм, он еще больше насторожился.

— Я слышал крик, — сказал он. — Что случилось? Что здесь произошло?

Флейм недоверчиво смотрела на него.

— Ты давно в селении? — спросила она.

— Только что прибыл. Кто кричал?

— Я. — Беззвучно она добавила: — Компьютер, он говорит правду?

— Подтверждение.

— Ты? Почему ты кричала? — искренне удивился Тернер. Он был убежден, что кричал кто-то из местных. Узнав, что кричала она сама, Тернер пришел в замешательство. — Что-нибудь не так? — спросил он.

— Нет. Все в порядке, — ответила она. — По крайней мере в том, что касается тебя. Я просто разозлилась. Ты отлично поработал со здешними людьми, Слант. Я не смогла найти никого, кто бы признал свою нелояльность.

Тернер постарался сохранить на лице удивленное выражение, надеясь, что выглядит искренним.

— О какой работе ты говоришь? Я только что пришел. Я ничего не делал с этими людьми.

— Я знаю, что говорю, лживый ублюдок, — задохнувшись от ярости, процедила Флейм. — Я не знаю, как тебе удалось, но каким-то образом ты это сделал. Все, кто может изъясняться на интерлингве, клянутся в верности.

— Правда? — Тернер изобразил притворное облегчение. — Я же говорил, что они лояльны.

— Ой, прибереги свою проповедь для священника! Ты не хуже меня знаешь, что за пределами Солнечной системы нет планет, которые сражались на стороне Древней Земли.

— Я и не спорю, — мягко ответил Тернер. — Я сказал, что они лояльны. А о том, что их предки сражались за Древнюю Землю, я не говорил. Эти люди так и не узнали ничего о войне.

Некоторое время Флейм стояла молча, затем спросила:

— Компьютер, ты слышал? Он признает, что они не боролись за Древнюю Землю.

— Подтверждение.

— Они не знали, что идет война, только и всего, — объяснил Тернер. — Кроме того, речь идет о предках этих людей. Они жили триста лет тому назад. А мы говорим о сегодняшнем поколении людей. Они лояльны. Если я правильно тебя понял, они сами сказали тебе об этом.

— Ну, хорошо, они сказали мне об этом. Но это вранье и еще раз вранье. Эта планета никогда не была лояльной. Их предки не участвовали в борьбе. Все они предатели.

Тернер вздохнул.

— Но то были их предки! Неужели тебе не понятна разница?

— Не имеет значения. Если их предки были предателями, значит, они тоже предатели.

— Однако предки их предков — все были с Древней Земли. Если смена поколений не имеет для тебя значения, значит, все эти люди — с Древней Земли и поэтому не могут быть врагами.

Флейм уставилась на него.

— Вздор!

— Такой же вздор, как и твои слова.

Флейм обратилась к компьютеру за окончательным решением:

— Компьютер, они лгут! Они не могут быть лояльны!

— Фактов, доказывающих данное утверждение, нет. Все факты свидетельствуют в пользу того, что население планеты осталось верным Древней Земле и, следовательно, является дружественным. Однако была договоренность о допросе трех разных селений. Запрос: продолжение допросов.

Тернер выжидающе смотрел на Флейм.

Целая гамма чувств отразилась на ее лице: сначала надежда, затем гнев, который сменился работой мысли, и, наконец, отчаяние. Она тяжело опустилась на землю.

— Нет, — с неохотой произнесла Флейм. — Раз уж Слант проделал этот трюк однажды, он вывернется и в следующий раз, то же самое будет и в других городах.

— Я ничего не делал! Все произошло без меня! — произнес Тернер.

— Да делал, делал! — ответила Флейм. — Уж я-то знаю. Но я не могу спорить. Ты победил. По крайней мере сейчас.

— Значит, ты признаешь, что Дест — дружественная планета?

— Нет. Я просто не могу доказать обратное. На твоей стороне целая планета, а в моем распоряжении всего лишь сильно поврежденный компьютер. Он не слушается меня, несмотря на то, что я могу покончить с ним в любую минуту.

Тернер улыбнулся и перешел на внутреннюю связь:

— Слышишь, компьютер? Она признает, что больше не может предоставить доказательств враждебности планеты, в то время как я и все другие люди говорим, что она дружественна. Что ты скажешь?

— Вывод: киборг с кодовым обозначением Флейм в основном выразил согласие по главным пунктам. Любые другие возражения несущественны. Население планеты дружественно.

— Значит, ты не можешь подвергнуть нас ядерному удару, правильно? И не позволишь Флейм убивать или калечить людей, за исключением случаев самообороны?

— Подтверждение.

Только теперь Тернер позволил себе расслабиться. И тут же его охватило любопытство.

— Что же вы намерены предпринять? — полюбопытствовал он.

Флейм, изучавшая замерзшую грязь под ногами, подняла голову.

— Мы улетаем.

— Подтверждение, — согласился компьютер. — АРК нечего делать на дружественной планете. Он запрограммирован на поиск и уничтожение враждебных сил и популяций. Миссия продолжится до получения сигнала о возвращении или освобождающего кода. Поэтому АРК должен немедленно покинуть дружественную территорию.

— А я?

— АРК не имеет власти над мирными гражданами, за исключением случаев войны.

— То есть вы оставляете меня здесь, улетаете и никогда не вернетесь? Вы оставите Дест в покое?

— Подтверждение.

Тернер знал, что должен испытывать счастье. Это все, чего он хотел от АРК 247. Его родина спасена. Он может вернуться домой, к детям, к жене и чувствовать себя в безопасности. Он не захватил корабль для магов Праунса, но какое это имеет значение?

И все же что-то тревожило его.

— Флейм, — позвал он. — Ты этого хочешь?

Она взглянула на него.

— Какого черта тебе нужно?

— Дело не во мне. Ты хочешь этого — вернуться на корабль и до самой смерти летать в одиночестве?

— Нет, черт возьми, я не этого хочу. — Ее лицо исказила горькая усмешка. — Все, чего я хочу, это превратить вашу мерзкую планету в радиоактивную пыль. Но, как видишь, не могу этого сделать. Но я найду другие планеты. Мы как раз направлялись к одной такой, когда получили твое сообщение. Думаю, мы доберемся туда примерно через два года субъективного времени, и я разбомблю их. А если и после этого у нас останутся ракеты, мы найдем еще одну планету, потом еще и еще. Когда ракеты кончатся, мы пустим в ход лучевое оружие, после этого я приземлюсь и израсходую весь бортовой арсенал, а потом буду убивать людей вручную, пока не умру в преклонном возрасте. А когда это случится, дело продолжит компьютер, пока мой термит не съест его мозги. Возможно, после этого термит будет продолжать жить, этого я не знаю. Тебе не остановить меня, Слант. Ты спас эту планету, но я найду другие, и уж они-то заплатят за все, что произошло со мной.

Обойдя Тернера, она двинулась к кораблю.

— Компьютер, — обратился Тернер. — Это правда? — Упоминание о термите прошло мимо его сознания.

— Подтверждение.

Тернер медленно произнес:

— Я не могу это допустить.

— Киборг с кодовым обозначением Слант не имеет полномочий вмешиваться в военные действия.

— Уж не собираешься ли ты убить меня? — язвительно спросила Флейм.

49
{"b":"28603","o":1}