ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Даже теперь, когда Тернеру был достоверно известен характер изменений, свойственных мозгу, овладевающему магией, он все равно не разбирался в механизме феномена, как пещерный человек не смог бы объяснить работу радиоприемника, даже если научить его соединять соответствующие детали.

Его собственная теория, объясняющая, почему магия регистрируется приборами как антигравитация, заключалась в том, что все псионические действия так или иначе влияют на работу гравитационных датчиков — самых тонких и чувствительных бортовых приборов, — хотя фактически не имеют никакого отношения к гравитации.

Компьютер же признал эти таинственные способности весьма опасными и обязал Сланта разобраться в механизме «чуда» и доставить информацию на Древнюю Землю. После раскрытия тайны надлежало истребить как можно больше населения, чтобы устранить любую опасность для Древней Земли в будущем.

Предприняв все, что было в его силах, использовав склонность компьютера к самоуничтожению, с одной стороны, и усилия немалого числа магов — с другой, Слант сделал все возможное и невозможное, чтобы отключить Систему Компьютерного контроля АРК 205 навсегда. Лишенный помощи компьютера, он был вынужден посадить звездолет вслепую — и так неудачно, что оставшиеся после взрыва обломки не оставляли ни малейшей надежды на восстановление корабля.

Когда с этим было покончено и Сланту пришлось обосноваться на этой любопытной планете, он поступил в ученичество к спасшим его магам, затем женился, стал отцом трех здоровых детишек, работал в Консультативном Совете магов при правительстве Праунса и старался внести свою лепту в усилия жителей по объединению всего континента, одного из четырех обитаемых континентов Деста, под руководством единого правительства.

Он был отнюдь не в восторге от этого правительства с его пестрой верхушкой, но объединенное планетарное правительство исключало большие войны, и поэтому Тернер поддерживал его.

С течением времени, когда его, чужака, принесшего на Дест столько беспокойства, приняли в обществе, он почти забыл, что является здесь единственным чужеземцем, что он киборг, выброшенный войной из своей эры.

— ...Все, кто верен Древней Земле, пожалуйста, отзовитесь...

Хорошо, сказал Тернер, подытоживая мысленный разговор с самим собой.

Верность тому, чего не существует в природе, бессмысленна. Он больше не хранит верность Древней Земле Он не станет отвечать, кто бы там ни звал, кто бы или что бы ни передавал. Тернер не тот, кого они — он, или она, или оно — ищут.

Он вытянул слегка затекшие ноги, затем медленно поднялся...

Когда Тернер начал спускаться по лестнице, возвращаясь к мыслям о рынке и покупках, он твердо знал, что не станет отвечать на неожиданный сигнал, но будет внимательно слушать все, что может поймать. Если космический корабль с Древней Земли на самом деле приближается к Десту, то, скорее всего, это боевой звездолет. В таком случае не исключено, что он настроен столь же враждебно, как когда-то его собственный аппарат.

А если так, он, бывший Автономный Разведывательный Комплексный киборг 205, без сомнения, единственный человек на планете, достаточно подготовленный и вооруженный для встречи с такой опасностью.

3

Рынок зимой представлял собой весьма убогое зрелище. Сейчас на нем нельзя было найти и половины товаров, что бывали в остальное время года.

Но, несмотря на это, Тернер умудрился наполнить сумку доверху. Последние несколько дней он все откладывал свой поход за покупками, потому что не любил заниматься этим в холода. Приходилось тратить немалое количество энергии, чтобы сохранять тепловое поле, поэтому он нес свою невзрачную холщовую сумку в согнутой левой руке, вместо того чтобы перемещать ее рядом с собой по воздуху, и мешок придавал ему затрапезный, не подобающий магу облик.

Ни один из прохожих, разумеется, и виду не подал, однако Тернер был уверен, что все заметили это нарушение дестианского этикета. Простые горожане не осуждали магов в лицо, это разрешалось только другим магам.

И все же Тернеру было слегка не по себе.

В конце концов, думал он, хоть не приходится тратить энергию, перелетая через грязь и лужи, — зима выдалась неожиданно сухой и бесснежной. Поэтому он мог ходить подобно всем смертным, не рискуя вызвать осуждение.

Приобретение продуктов здорово отвлекает. Его быстро перестало беспокоить таинственное послание; вместо этого Сэм увлекся выбором из скудного рыночного ассортимента товаров получше. И задолго до ухода с площади ему более или менее удалось не обращать внимания на монотонное: «...Все, кто верен Древней Земле, пожалуйста, отзовитесь...». Он уже начал воспринимать поразительную фразу как некий посторонний шум в голове.

Но, несмотря на кажущееся безразличие, Тернер, дойдя до своей башни и желая побыстрее оказаться на месте, взмыл в воздух прямо на улице, не считаясь ни с какими усилиями, вместо того чтобы по лестнице через коридор добраться до центральной шахты.

Несколько человек глянули было на его взлет, но тут же спрятали носы от холода в воротники. Никто не придал значения этому зрелищу. Вид возвращающегося домой по воздуху мага не вызывал удивления в центре Праунса.

Поднявшись до уровня своего этажа, Сэм взял мешок в обе руки и при помощи телекинеза открыл окно. Затем он проник в помещение, оставив сумку с продуктами висеть в морозном воздухе. Протискиваясь сквозь узкую створку окна, он снова непроизвольно подумал о том, что же означает это настойчиво повторяющееся сообщение.

Он вплыл в комнату и приземлился на пол, все еще погруженный в свои мысли. Мэт, старший из троих, подбежал к отцу, чтобы помочь, втащил мешок и закрыл окно.

Тернер рассеянно поблагодарил мальчика и в задумчивости направился на кухню. Сумка с продуктами поплыла следом за хозяином. Тернер пытался понять, требуется ли от него что-то еще в отношении космических незнакомцев, помимо прослушивания эфира, что-то такое, чего никак нельзя упустить, учитывая возможную угрозу для планеты.

Он не заметил, что Дибовар и Жрелия шумно возятся на одном из ковриков в неравной борьбе, не слышал, как Мэт, закрывая окно, спросил:

— Ты принес меду, папа?

Когда Тернер, даже не взглянув на сына, проследовал на кухню, Мэт так и замер. Отец не ответил ему, не прикрикнул на расшумевшихся сестер, не обнял его, как обычно, после возвращения домой. Такое случалось, только когда папа думал над чем-то очень важным и трудным, но Мэт не видел ничего таинственного в папином походе на рынок.

Ну, что бы там ни было, это какие-нибудь скучные взрослые дела, вроде того случая, когда маги попросили папу придумать наказание человеку, оскорблявшему женщин. У папы все в порядке.

Покончив с рассуждениями, Мэт выбросил их из головы и бросился разнимать Дибовар и визжащую Жрелию. Либовар небольно щекотала малышку, но та визжала так пронзительно, что хотелось заткнуть уши.

На кухне Тернер принялся раскладывать продукты в отдельные емкости и шкафчики, механически отыскивая для каждой покупки удобное место.

Оружие, думал он, ставя банки с консервами на верхнюю полку. Ему стоит проверить оружие, которым он располагает. Если сигнал с космического корабля, а не с автоматической станции или какого-нибудь еще аппарата, возможно, ему придется сражаться с кто-бы-там-ни-был на борту — если, конечно, там кто-нибудь есть. Очень даже вероятно, что корабль с Древней Земли настроен враждебно. И уж без сомнения, на нем находится арсенал оружия: от стрел-транквилизаторов до ядерных ракет.

А может, наоборот? Если пришелец уже навоевался, запасы оружия вполне могут быть исчерпаны. Если же он добирался до Деста в течение трехсот лет, ясно, что его путь с предвоенной земли до этого удаленного уголка Вселенной не был прямым, поэтому он мог израсходовать по дороге изрядное количество вооружения. А, насколько Тернеру известно, пополнять запасы звездолетам негде.

5
{"b":"28603","o":1}