ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кровь брызнула на ковровое покрытие стен и на кресло. Сумасшедшая изогнулась, затем рухнула на пол и затихла.

От одного взгляда на то, что осталось от ее головы, Тернера вывернуло прямо на бежевый ковер.

— Простите, сэр, — раздался ровный голос компьютера. — Запрос: требуется подтверждение смерти киборга с кодовым обозначением Флейм.

Тернер вздрогнул, судорожно сглотнул и зачем-то вернулся, чтобы удостоверить смерть.

Сомнений не было и быть не могло.

Самое ужасное было, думал он позже, смотреть на провода и детали схемы, просвечивавшие сквозь влажно блестевшие кости и ткани.

— Мертва, — сказал он и закрыл глаза — он не мог больше видеть то, что лежало перед ним.

— Запрос: цел ли правый большой палец киборга с кодовым обозначением Флейм?

Тернеру не хотелось еще раз осматривать тело, он устало спросил:

— Зачем это?

— В памяти компьютера находится вражеское диверсионное устройство. Входная панель закодирована таким образом, что открывается только от прикосновения большого пальца киборга с кодовым обозначением Флейм.

Тернер вытер губы, широко открыл глаза и уставился на глянцевый портрет древней видеозвезды.

— Что?

— Киборг с кодовым обозначением Флейм поместил в память компьютера вражеское диверсионное устройство. Если периодически не возвращать его в исходное положение, оно начнет размножение через восемьдесят часов десять минут сорок четыре секунды.

Все еще неспособный четко мыслить, Тернер спросил:

— Так почему ты не подведешь его?

— Входная панель закодирована таким образом, что открывается только от прикосновения большого пальца киборга с кодовым обозначением Флейм.

Тернеру не хотелось думать ни о диверсионном устройстве, ни о входных панелях, но он заставил себя остановиться и осмыслить ситуацию.

— Так это... это вызывало неполадки в программе?

— Подтверждение.

Что ж, многое объяснилось. Установив этот механизм, Флейм обрела независимость, но если бы компьютер поступил соответствующим образом и взорвал ей голову, в результате погибли бы и корабль, и компьютер.

Неудивительно, что компьютер запутался. Ему приходилось подчиняться Флейм как своему киборгу и выполнять ее приказы, но он знал, что она поймала собственный корабль в ловушку, содействуя тем самым врагу.

Компьютер постоянно находился в состоянии внутреннего конфликта.

Из собственного опыта Тернер знал, что машина, согласно замыслу создателей, стремится разрешить противоречия в программе. Вот почему СКК АРК 247 так старалась избегать конфликтов. Постоянное напряжение, в котором пребывал компьютер из-за диверсионного механизма, делало машину чрезвычайно послушной, поэтому она искала решение этой дилеммы вне корабля.

Если подрегулировать механизм, компьютер станет менее сговорчивым, но если оставить все как есть, эта штука может уничтожить корабль. Было бы слишком расточительно допустить это. Кроме того. Совет хотел получить корабль неповрежденным, а он еще не решил, отдавать его магам или нет.

Тернер смотрел на входную панель, стоя справа от старого плаката с незнакомой ему видеозвездой. Он маг, ему не нужен отпечаток большого пальца. Он может открыть панель и подрегулировать механизм.

Или оставить все как есть?

Маги Праунса хотят заполучить корабль. Он может дать им его, а может просто уничтожить. А что, если оставить корабль себе? Сэм смотрел на входную панель, обдумывая ситуацию.

25

Дневной свет струился в окна, выходящие на запад, и, проходя сквозь мозаику витражей, ложился на меховые ковры драгоценными бликами.

Устроившись на мягком сиденье, Тернер любовался красотой этой сцены.

Она казалась ему более важной и заслуживающей внимания, чем серьезный разговор, который вели сейчас его коллеги. Перед тем как прийти сюда, он принял решение и не собирался его менять. Он наклонился и обнял жену за талию.

Это не осталось незамеченным.

— Сэм, — сказала Эннау с явным раздражением. — Ты можешь послушать?

— Да, — поддержал ее Шопаур. — В конце концов, все это касается тебя.

— Я знаю, — Тернер спокойно улыбнулся им. — Но ведь со всем этим покончено, разве нет?

Он не хотел портить себе настроение. Он снова дома, в безопасности, с женой и детьми. У Жрелии за это время прорезался еще один коренной зуб.

И он, несомненно, был самым могущественным человеком на Десте. Эта мысль доставляла ему явное удовольствие. Он продолжал изучение разноцветных световых пятен.

— Покончено, но далеко не со всем, — вступил в разговор Азрадель. — В Киллалахе на рыночной площади до сих пор находится исправный звездолет с живым демоном на борту.

— Нет, — ответил Тернер. — Звездолета нет. Он уже в небе. Я поднял его в воздух сегодня утром. Население пришлось эвакуировать, а убытки я возмещу.

Какое-то время все молчали; изумление было полным.

— Ты действовал без надлежащих полномочий.

Тернер пожал плечами. Он не нуждался ни в каких полномочиях, кроме тех, что предоставил себе сам.

— А погибшие и раненые? — Шопаур, как и Эннау, был раздражен спокойствием Тернера. — Кто будет отвечать за них?

Тернер печально вздохнул и отвел взгляд от ковра.

— Мне пришлось на это пойти, — сказал он. — Я не могу за них отвечать. И никто не может. Я никого не убил, никого не ранил, и то, что произошло, не моя вина. Я знаю, что Флейм прилетела сюда за мной, но я не посылал никакого сигнала, это сделал автомат, о существовании которого я даже не подозревал. И я сделал все возможное, чтобы удержать ее от истребления людей. Я старался, и, кажется, никому бы не удалось сделать это лучше меня.

— Ну, конечно, конечно, — сказал Азрадель нетерпеливо. — Все это мы уже знаем. Не рассказывай десять раз одно и то же. Мы сделаем все возможное, чтобы исправить повреждения, неважно кем или чем они нанесены — кораблем, этой ли Флейм или бурей, которую мы не сумели удержать в руках.

Это неважно. Взаимные упреки к хорошему не приведут. Что было, то было, ничего не изменишь. Мы можем иметь дело только с настоящим. А настоящее — корабль. У нас есть исправный звездолет. Вы что, не понимаете, что это значит?

— Нет, я не понимаю, — громко сказала Парра. — Что это значит? И почему это должно что-то означать? — Она обняла мужа.

— Это значит, что мы можем приобщиться к передовым цивилизациям, — с энтузиазмом начал Азрадель. — Мы можем полететь к звездам! Мы можем послать экспедицию на саму Древнюю Землю и посмотреть, что там осталось; может быть, кто-то уцелел, и они построили совершенно новое общество, так же, как на Десте.

Некоторое время все молчаливо обдумывали услышанное. Тернер, хоть и не без труда, принял решение вернуть разговор на землю. Окончательные доводы он приведет в свое время.

— Я думаю, ты слишком оптимистичен, — сказал он.

— Да? — Азрадель говорил дружески, но в глаза Сэму не смотрел. — Ты так думаешь?

— Да, — ответил Тернер. — Я так думаю. — Он оглядел Совет. — С какой стати вы думаете, что где-то есть передовые цивилизации? — спросил он. — А если где-то и существует межзвездная активная цивилизация, отчего она не вступила в контакт с нами раньше? Расположение Деста ни для кого в Галактике не секрет. Кроме того, я сомневаюсь, что на Древней Земле осталось что-то, ради чего стоит туда лететь. Нет смысла затевать такое путешествие. И потом, вы забыли о расстояниях. Мне понадобилось триста лет, чтобы добраться сюда с Марса. Правда, по пути я делал остановки, но, думаю, полет с Деста на Древнюю Землю и обратно займет не менее двухсот лет. Конечно, для экипажа пройдет не двести лет, а пять-шесть, но так будет для нас, жителей Деста. Вы думаете, что наших прапраправнуков будет интересовать, что творится на Древней Земле?

— Почему бы и нет? — тихо спросил Деккерт.

— Ну хорошо, — сказал Тернер. — Для убедительности предположим, что вы решили послать корабль на Древнюю Землю или на одну из планет колонии.

53
{"b":"28603","o":1}