ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Одной из причин, почему гильдейские правила запрещали магам участвовать в правлении, а правителям – развлекаться магией, было как раз то, что Гильдия не желала оказываться втянутой в подобные склоки. Правда, на сей раз участники склоки явно пожелали ее втянуть.

По-видимому, дело как-то связано с чародеями.

И случилось еще кое-что: лорд Фаран обратился к ней при помощи магии. Он отлично знал, что Гильдия никогда не одобрит подобного использования чар любым из сановников; значит, он сделал это с особой целью.

С какой целью, хотелось бы знать? Итинии приходилось уже иметь дело с лордом Фараном; она не понимала его изворотливого ума, да и не хотела понимать. Он оказался совершенно не способен воспринимать самый ясный ответ Гильдии и при любых обстоятельствах начинал искать скрытый смысл. Это раздражало Итинию, поскольку она всегда старалась говорить с правителями Гегемонии прямо и открыто. Она предпочла бы никогда больше ничего не обсуждать с Фараном.

Однако ей, судя по всему, все-таки придется снова иметь с ним дело. Если даже он больше не правая рука правителя – он, похоже, сохранил немалую власть и, очевидно, умеет пользоваться колдовством.

И еще: похоже, он решил ткнуть в это Гильдию носом. Если бы речь шла о ком угодно другом, Итиния сочла бы это просто-напросто дурацкой выходкой; когда же дело касается лорда Фарана, нельзя быть уверенной абсолютно ни в чем.

– Слушаю, милорд, – обратилась Итиния к маленькому черному талисману, стараясь, чтобы голос ее прозвучал как можно ровнее. – Чем могу служить?

– Уверен, ты знаешь о событиях прошлой ночи и вспышке того, что является совершенно новым видом магии.

– Знаю. – Она проглотила естественное «разумеется».

– Думаю, лорд Азрад захочет получить совет представителей Гильдии магов, дабы решить, что делать. Мне известно, что он уже вас призвал, и встреча, если еще не состоялась, состоится в ближайшие дни.

– Скорее всего да. Время еще не согласовано.

– Само собой, – сказал талисман. – Но, когда бы ни произошла встреча, думаю, вам было бы небезынтересно узнать о планах правителя, высказанных более откровенно, чем он рискнет сказать вам при встрече сам. Кроме того, мне также хотелось бы встретиться с руководством Гильдии – как представителю противоположной стороны.

– И что же это за сторона?

– Чародеи.

С минуту Итиния смотрела на талисман, потом прикрыла глаза, положила ладони на лоб и принялась пальцами массировать виски.

Этого ей только и не хватало. Чародеи объединились и обрели вождя, возможно, лучшего и самого опытного политика города.

– Магистр? – окликнул голос из талисмана.

– Я здесь. – Она открыла глаза, но рук со лба не убрала. – Я просто задумалась. – Она вздохнула. – Хорошо, милорд, ты желаешь видеть меня или просто поговорим через этот запретный аппарат, что ты запустил в мой сад?

– Магистр, я более не вхожу в правительство Азрада. Не думаю, что теперь колдовство запретно для меня.

– Прекрасно, – проговорила Итиния. – Обсудим и это – в свое время. Так мы встретимся?

– В этом нет необходимости, но как пожелаешь. Возможно, так будет удобнее.

– Возможно. Однако пока что давай поговорим так.

– Воля твоя.

– Так скажи, каковы намерения правителя.

– Он намерен, магистр, объявить чародейство вне закона и приказать истребить всех чародеев, виновных и невинных равно, в пределах городских стен, ибо они угрожают порядку и покою города. Далее он намерен возложить всю ответственность за данное решение и за его осуществление на Гильдию магов, присвоившую себе власть во всем, что касается магии. Должен ли я говорить, как станут относиться к Гильдии горожане, когда паника схлынет и станет известно, кто приказал уничтожить сотни невинных?

Итиния снова закрыла глаза.

– Нет! – прошептала она. И добавила громче: – Могу представить.

– Вчера ночью, магистр, как вы, должно быть, слышали, несколько новоиспеченных чародеев не присоединились к ночным безумствам, грабежам и насилию, а попытались помешать разрушителям и предложили свою службу правителю. Однако перетрусивший лорд Азрад отказался пустить их во дворец. Ныне я принял этот отряд под свою команду, где мы все – известно лишь избранным, и я говорю с вами от их имени. Мы не видим причин, по которым должны нести наказание за беспорядки минувшей ночи – мы не участвовали в них, мы делали все возможное, чтобы прекратить их, и передали четверых чародеев-преступников на суд в управу Старого Торгового квартала. Мы не защищаем тех чародеев, что творили беззакония, но сами мы невинны, и все же лорд Азрад дал мне понять совершенно ясно, что намерен требовать смертного приговора не только преступникам, но и нам. Я обращаюсь ныне к вам, магистр, чтобы просить Гильдию магов отказаться от участия в этой вопиющей несправедливости. Я прошу всех вас прийти на помощь таким же, как вы, магам...

– Вы не маги, – гневно перебила Итиния. – Вы не обучены, не проходили ученичества, не принадлежите ни к одной из признанных школ. Вы – люди, зачарованные каким-то неведомым доныне заклятием; это не делает вас магами.

– Хорошо, пусть не маги, но люди, наделенные магической силой, причем не по своей воле и совершенно безвинно.

– Да, конечно, – сказала Итиния. – Я понимаю вас.

Но, к сожалению, она понимала и правителя – если Фаран верно изложил его точку зрения. Итиния сама видела дюжину трупов людей, убитых чародеями; видела мальчика, утыканного чародеем осколками выбитого стекла: жрица пыталась призвать бога Блакроса, чтобы исцелить дитя, а ведьма унимала его боль – но даже если бог отозвался и вернул мальчику телесное здоровье, кто исцелит его дух от памяти об ужасах и страданиях, которые он перенес?..

Итинии не хотелось больше говорить с Фараном: голос его звучал через талисман спокойно и мягко, но ей он стал вдруг ужасно неприятен.

– Мне нужно переговорить с остальными, – сказала она. – Если ты более не живешь во дворце, как нам связаться с тобой? Полагаю, ты предпочтешь обойтись без заклинания Наведенных Грез и не захочешь, чтобы мы узнали о вашем тайном убежище.

– Мне едва ли удастся скрыть от Гильдии место, где я нахожусь, – ответил Фаран, – но, чтобы не обременять тебя, позволь предложить вот что: возьми этот талисман и помести его в безопасное место. Когда захочешь поговорить со мной, коснись его – и тепло твоей руки пробудит его и призовет меня.

– Умно, – признала Итиния. Вообще-то она была невысокого мнения о колдовстве, которое имело странные ограничения и имело свойство подводить в самый неподходящий момент, но этот талисман – если действительно он работает, как сказано, – мог оказаться весьма полезным.

– Разумеется, может случиться, что я откликнусь не сразу, – предупредил голос Фарана.

– Конечно, – согласилась Итиния. А так ли уж хорош талисман, в любое мгновение способный потребовать внимания, подумалось ей. В который уже раз она порадовалась, что из всех видов магии избрала именно волшебство. – Так я свяжусь с вами.

– Благодарю, – ответил голос Фарана.

Итиния взяла талисман, сунула его в поясной кошель и, повернувшись, направилась в дом.

36
{"b":"28604","o":1}