ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да как же он мог! – возмутился Ханнер. – Наставник отвечает за подмастерье!

Шелла шмыгнула носом, вытерла его рукавом, потом приложила тот же рукав к глазам.

– А вот смог. Сказал, я больше не ведьма и никогда ею не буду.

– Потому, что ты чародейка?

Девочка молча кивнула.

И тут Ханнера поразила одна мысль.

Чародеи передвигали предметы, не касаясь их; большинство чародеев – и он в том числе – как раз и обнаружили, кем стали, именно обнаружив у себя этот дар.

Но ведьмы тоже передвигали предметы, не касаясь их. Само слово «чародейство» возникло из-за сходства новой силы с каким-то древним ведьмовством. Правда, у них летали только маленькие предметы. Что же такое передвинула эта девочка?

– Откуда он узнал, что ты – чародейка?

– По тому, что я сделала, – прошептала Шелла так тихо, что Ханнер едва расслышал ее.

– Ханнер, мальчик мой, – позвал Фаран. – Не могли бы ты и твоя подружка обратить на нас внимание? Мы начинаем.

Ханнер оглянулся.

– Минутку, дядя, – попросил он и снова повернулся к Шелле. – Так что же ты сделала?

– Превратила Теллеша-Мясника в чародея.

Ханнер моргнул.

– Ханнер, – уже настойчивее позвал Фаран.

Ханнер поднял руку.

– Так что ты сделала?

– Я пыталась его исцелить! – почти прокричала Шелла. Потом голос ее снова сделался привычным чуть слышным бормотанием, но слова хлынули таким потоком, что Ханнеру стоило огромного труда уловить смысл. – Он поранил себя, а потом поскользнулся в крови и стукнулся головой о стену, и наставник Келдер сказал, мне пора учиться целительству; мы вместе остановили кровь Теллешу, и хозяин велел мне посмотреть голову Теллешу и сказать, есть ли там что делать, я попыталась, но мое ведьмовское зрение работало плохо... и тогда я сделала что-то, не знаю что, – и увидела, но по-другому, я просто смотрела внутрь головы Теллеша и сравнивала со своей, потому что у меня-то все должно было быть правильно... и я снова сделала что-то, мне трудно объяснить что, но это было словно открыть кран, только я не смогла снова его закрыть... А потом Теллеш сел, чувствовал он себя лучше, только немного странно, и сказал, что слышит голоса, а потом потянулся к кошельку, и тот сам прыгнул ему в ладонь, а мастер Келдер посмотрел на нас обоих и сказа-а-ал... – Тут она наконец расплакалась, быстро, тихонько всхлипывая и вздыхая.

– Ханнер! – рявкнул Фаран.

Ханнер поднял взгляд.

– Прости, дядя, – сказал он. – Я отведу ее в гостиную и успокою. Мы быстро.

Фаран ожег его взглядом.

– Так ступай!

Обняв Шеллу за плечи, Ханнер провел ее по коридору в переднюю гостиную, по дороге плотно прикрыв за собой дверь столовой.

Если то, что сказала Шелла, – правда, это может быть весьма ценным. До сих пор Ханнер, да и все остальные, считали, что чародеи, ставшие таковыми в Ночь Безумия, – единственные в мире, и больше их не появится, если то загадочное событие не повторится и не породит новых.

Но если чародеи могут творить новых чародеев, так же как ведьмы – обучать учениц, а маги – помогать подмастерьям делать ритуальные клинки, чтобы те стали истинными магами, тогда... тогда лорду Азраду окажется не так уж легко уничтожить чародеев, и вполне возможно, что именно они – настоящие маги.

Ханнер видел, как Мави спустилась вниз, но уходить не торопилась, возможно, рассчитывала, что он снова проводит ее. Они с Альрис, беседуя, сидели в передней гостиной; когда вошли Ханнер и Шелла, девушки умолкли.

– Что, дядюшка выставил вас, как и всех прочих нечародеев? – спросила Альрис.

Заметив следы слез на щеках девочки Мави поднялась и шагнула к ней, но Шелла отшатнулась, и Мави замерла.

– Я привел сюда Шеллу, чтобы успокоить – объяснил Ханнер. – У нее был очень тяжелый день. Ее выгнал наставник. 

– Она чародейка? – спросила у Ханнера Альрис.

– Как ты? – спросила у Шеллы Мави.

– Она чародейка, – отвечал Ханнер, а Мави взяла девочку за руку.

– Может, тогда ей лучше побыть с другими чародеями? – осведомилась Альрис.

– Возможно, когда ей станет легче, – отрезал Ханнер. Он раньше думал, что Альрис, быть может, обрадует появление Шеллы – они ведь были почти ровесницами, – но, похоже, это не сработало.

Мави тепло улыбнулась.

– Я Мави, – сказала она.

Шелла сглотнула и перестала всхлипывать ровно настолько, чтобы выговорить:

– А я – Шелла.

– А это – леди Альрис, – продолжала Мави. – Она – сестра лорда Ханнера.

Шелла взглянула на Альрис, потом снова пристально посмотрела на Мави.

Ханнеру вдруг стало тревожно. Что-то происходило, он чувствовал это, но не знал – что.

– Ты не чародейка, – сказала Шелла. Это не был вопрос.

– Нет, – согласилась Мави. – Как и леди Альрис, и лорд Ханнер. Просто они жили во дворце, а правитель отказался пустить их туда, потому что боится чародеев, вот они и поселились здесь, у своего дяди. А я всего лишь у них в гостях. Я живу близ Нового рынка.

– Но... – Шелла бросила на Ханнера острый, озадаченный взгляд. Слез как не бывало.

«Она знает, – понял Ханнер. – Знает, что я – чародей».

– Я потом объясню, – быстро произнес он.

– Что объяснишь? – тут же влезла Альрис.

– Не твое дело, – бросил Ханнер.

Альрис посмотрела на Ханнера, перевела взгляд на Мави и заявила:

– А я и так знаю. Только не понимаю, почему ты сказал ей, а не мне, твоей сестре!

Мави вздрогнула.

– Нет, Альрис, это не то... в смысле, мы не... – Ее голос прерывался от смущения.

– Альрис, заткнись, – устало сказал Ханнер. Он не ожидал застать в гостиной эту парочку, и, как бы ни радовало его присутствие Мави, сейчас он от всей души желал, чтобы ее здесь не было. Он повернулся к Шелле.

– Ты рассказывала, что случилось после того, как ты исцелила Теллеша, – напомнил он.

– Ага... Ну, мастер Келдер попробовал исправить то, что я сделала, но не смог, и я тоже не смогла, потому что не понимала, что делать, так что в конце концов он отослал Теллеша домой, и мы немного поговорили, а потом он велел мне собрать вещи и убираться, я ведь больше не ведьма и со мной опасно быть в одном доме... Наверное, он думал, что это заразно.

– И ты ушла?

– Я даже не забрала свой посох. Слишком я расстроилась. Просто выбежала из долгу. А потом ходила, слушала, что говорят, и расспрашивала сама, а потом услышала про Дом Чародеев и пришла посмотреть.

– Дом Чародеев? – удивилась Альрис.

– Так его называют, – кивнула Шелла.

– Ты хотела сказать – этот дом, – уточнил Ханнер.

– Вот именно.

– Значит, с секретами покончено, – сказала Альрис.

Ханнер понадеялся, что слова ее не станут пророческими: он хотел бы, чтобы его секреты оставались секретами и впредь, но место, где находится ставший убежищем чародеев дом дяди Фарана, не было такой тайной.

– Стража уже нашла нас, – заметил он. – А есть ведь еще все те люди на улице.

– Ты все еще ведьма? – поинтересовалась у Шеллы Мави.

– Нет, – покачала головой девочка. – По крайней мере я так думаю. Когда я пытаюсь колдовать, все... ну... ощущается иначе, мне кажется, я вместо этого занимаюсь чародейством. А кое-чего я вообще делать не могу, читать в умах, например. И я не устаю, наоборот, становлюсь сильнее.

Все это вполне укладывалось в то, что Ханнер успел узнать о чародействе.

– Когда это началось? – спросил он.

– Не знаю. – Шелла пожала плечами. – Вчера я себя весь день как-то странно чувствовала, но вроде до сегодняшнего утра все было в порядке.

– Прошлой ночью странных снов тебе не снилось?

Удивленная, она взглянула на Ханнера, и ее глаза широко раскрылись.

– Какие сны?

– Про полеты, падения, погребение заживо...

– Вы про них знаете? – ахнула Шелла.

– Расскажи нам, – попросила Мави.

– Это было... нет, не прошлой ночью, а позапрошлой. Мне снилось, что я лечу по воздуху и горю, а потом падаю, проваливаюсь под землю, и меня засыпает, и я задыхаюсь... И все время я чувствовала, что должна что-то сделать, вот только не знала что. – Она содрогнулась. – Я знаю, сон был волшебным, но что это за чары и кто их навел – понятия не имею.

47
{"b":"28604","o":1}