ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И почувствовал, что уменьшается в размерах и скрючивается, по коже под растущей шерстью побежали мурашки, сзади возник хвост, одежда исчезла, теплый воздух коснулся тела. Дома уносились вверх, громоздились, нависали над ним. Визжа от ужаса, Шемдер стремглав кинулся к ближайшему убежищу – на четырех лапах. Он нырнул в густую тень под чьим-то крыльцом и, зная, что с улицы его теперь не видно, попытался выяснить, что же это с ним приключилось. Думать было трудно, но он заставил себя цепляться за сознание, чтобы понять, что с ним такое, как ему выжить и разрушить заклятие.

Он понимал, что каким-то образом преображен – тот волшебник, должно быть, успел-таки наложить чары. Он взглянул на лапы, изогнул хвост...

Хвост был длинный, гибкий и голый. Лапы заканчивались длинными, острыми когтями. Пошевелив носом, Шемдер увидел тонкие дрожащие усики. Прикинул по отношению к ступеням свой рост – и понял, что стал крысой. Крупным бурым пасюком.

Плохо, очень плохо, но могло быть и хуже. Он все еще жив. И помнит, кто он. И... а все ли еще он чародей?

Отыскав камешек, он сосредоточил на нем всю свою волю, стараясь увидеть его тем особым образом, как делали чародеи – и ничего не случилось. Камень остался лежать, как лежал.

Он услышал голоса – человеческие голоса – и, оскалив зубы, забился в угол.

Голоса стихли, но он выждал еще несколько минут – просто из предосторожности.

До него доносились шорохи, стуки и другие звуки города, он слышал людей, спешащих по обычным делам, но в крысином обличье с трудом мог различать их. А еще его захлестнули запахи: как выяснилось, нюх у крыс гораздо тоньше людского.

Однако в конце концов он все же решил вылезти наружу. Он был испуган, голоден и хотел найти себе укрытие понадежнее: в фундаменте дома, рядом с которым он съежился, не было ни щелки, куда он мог бы забиться.

Его собственная комната – всего в нескольких кварталах. Если он сможет пробраться туда – он в безопасности. Отпереть дверь он в своем нынешнем виде вряд ли сумеет, особенно учитывая, что кошель с ключами исчез вместе с остальной одеждой, но, может, ему посчастливится отыскать ход, годный для крысы.

И заклятие может развеяться.

Он выполз из угла и рванулся вперед, намереваясь добежать до следующей улицы, – и уткнулся в пару замшевых туфель.

Он взглянул вверх – на него смотрел человек в мантии.

– Шемдер, сын Парла, – произнес человек. – Как интересно: то, что делает тебя чародеем, сохранилось у тебя в мозгу и в новом обличье, но настолько уменьшилось, что совершенно не действует.

Шемдер яростно заверещал и оскалился. Запас слов в крысином языке оказался на редкость ограничен.

– Любопытно, – продолжал маг, – а что будет, если я верну тебе человеческий облик? Останется ли чародейство бездействующим?

Шемдер заверещал снова.

– Мы непременно проверим это, но только не на тебе, – сказал волшебник. – Ты слишком опасен. Никогда бы не подумал, что тебе удастся так легко убить уважаемого мага – и это несмотря на его защиту! Мне еще предстоит отвечать за его смерть перед его семьей и перед Гильдией!

С этими словами он обнажил кинжал. Шемдер попятился.

Он как раз поворачивался, чтобы сбежать, когда маг произнес слово и метнул клинок.

Клинок пронзил крысу, бывшую Шемдером, сыном Парла, пригвоздив ее к земле. Крыса изогнулась, задергалась, пытаясь спастись, избавиться от кинжала, но лишь вогнала его еще глубже. Она запищала в агонии и в муке своей забыла о том, что была когда-нибудь кем-то, кроме крысы. Она скорчилась, мир вокруг нее потемнел – и вовсе не потому, что зашло солнце.

А потом крыса подохла, а Калигир из Нового квартала стоял и смотрел на нее.

Она осталась крысой; порой случалось, что, когда Ашерелево Преображение накладывалось, как сейчас, издали и второпях, смерть разрушала чары. Калигир гадал, не станет ли крыса снопа Шемдером.

То, что этого не случилось, упрощало дело. Избавиться от мертвого пасюка куда проще, чем от мертвого человека.

Разумеется, в душе Шемдер всегда был крысой. Калигир выбрал его потому, что Фенделово Прозрение указало на него, как на чародея, убившего больше невинных, чем кто-либо другой в мире. Его смерть не была потерей.

А вот смерть бедняги Лопина была поистине трагедией. Калигир помрачнел.

Он получил ответ на вопрос – чародеи безусловно опасны. Шемдер проник сквозь защитные чары Лопина, как будто их не было вовсе.

Вести, что он принесет, навряд ли обрадуют Гильдию. Калигир спихнул дохлую крысу в сточную канаву и пошел прочь.

Глава 29

Поздней ночью лорд Ханнер быстрым шагом возвращался через Новый город на Высокую улицу, и на душе его было легко, а лицо озаряла улыбка – до тех самых пор, пока он не приблизился к особняку, известному ныне как Дом Чародеев.

Хоть он и испытал несколько неприятных минут, когда они с Мави, уходя, протискивались сквозь ожидающую толпу, но несколько фраз вроде «Мы были в гостях! Мы не чародеи!» дали им возможность спокойно дойти до угла. Их не преследовали, и город – на некотором удалении от особняка – выглядел почти совсем прежним.

Да, разумеется, им попалось на глаза несколько сожженных домов, да и стражников на улицах стало больше, чем обычно, но в общем и целом жизнь вернулась в прежнее мирное русло. Они с Мави без приключений добрались до Нового рынка, а потом был чудесный ужин в кругу ее семьи. На какое-то время Ханнеру удалось почти совсем забыть про чародеев, указ об изгнании и прочие неприятности прошедших дней. Даже когда родители Мави принялись расспрашивать его о дядиной коллекции чародеев и сами с ужасом поведали, какие разрушения и несчастья постигли их соседей в Ночь Безумия, он сохранил беззаботное настроение, словно ничто из этого его не касалось.

Однако толпа перед дядиным домом быстро напомнила ему насколько все это его касается.

Людей стало больше, и у них были факелы. Факелы, само собой, были нужны – стояла уже глухая ночь, – но их было много больше, чем требовалось для освещения.

И люди уже не просто глазели с улицы: толпа напирала на изгородь, прижималась к ней, стараясь дотянуться до дверей и окон.

Улыбка сбежала с лица Ханнера.

– Куда вы их дели? – выкрикнул кто-то.

– Верните мне сына!

Ханнер остановился поодаль и решил, что через главный вход идти не стоит. Надо посмотреть, есть ли тут задняя дверь; он, правда, такой не помнил, но должны же как-то входить и выходить слуги... Если ничего не найдется, придется лезть через стену.

Или, возможно, перелетать через нее, хотя летать самостоятельно Ханнер еще не пробовал.

Вместо того чтобы идти дальше по Высокой улице, Ханнер свернул направо, на Вторую Западную, потом налево – на Нижнюю, потом еще раз налево – на улицу Короны и пошел вдоль квартала.

С этой стороны дома факелов не было. Свет лился от фонаря на углу, оставляя западный фасад и садовую стену особняка в тени.

Как и двумя ночами раньше, Ханнер не увидел ни ворот, ни калитки. Глухая кирпичная кладка. Он взглянул наверх – стена заканчивалась в паре футов над головой.

Туда ему не влезть. Кирпичи гладкие и точно пригнаны: в темноте он не мог разглядеть ни трещинки, за которую можно уцепиться рукой или куда можно поставить ногу. Можно еще, конечно, позвать на помощь – и надеяться, что кто-нибудь из чародеев услышит и перенесет его через стену прежде, чем толпа ринется выяснять, что тут за шум. 

Или можно-таки перелететь самому. Он ведь чародей, и Сила живет в нем и жаждет действия.

Одна только мысль об этом заставила ее шевельнуться – она изготовилась и насторожилась; Ханнер чувствовал, почти видел ее.

Но как же это – летать? Он видел, как летали Рудира и другие, но никогда по-настоящему не наблюдал за ними.

Размышляя над этим, он впервые осознал, что может видеть предметы не так, как раньше, что Сила помогает ему воспринимать их как-то иначе: это не было зрением как таковым, но не было и ощущением в полной мере – скорее уж тем и другим вместе. Должно быть, подумалось Ханнеру, именно это и имела в виду Шелла, говоря про изучение Теллеша изнутри не ведьминым взором.

51
{"b":"28604","o":1}