ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ханнер набрал в грудь воздуху, собираясь выкрикнуть предостережение, но тут лорд Фаран завис в воздухе и объявил:

– Мы на месте!

Другие чародеи замедлили полет и окружили Фарана – одна только Рудира, волоча за собой Ханнера, продолжала мчаться на север.

– Эй! – удивленно окликнул ее Ханнер. – Стой! Рудира, остановись!

– А?.. – Она озадаченно оглянулась. – Мне надо на север. Так велел лорд Фаран.

– Он велел остановиться! Видишь?.. Он вон там!

Рудира поморгала, но не остановилась.

И тут – неестественно громкий – донесся голос Фарана:

– Рудира! Сейчас же вернись!

Глаза и рот Ханнера широко раскрылись: он был потрясен; никогда он не слышал у дяди такого голоса. Никогда никто не кричал так громко. Ему и в голову не приходило, что такое возможно.

Потом юноша сообразил, что Фаран, должно быть, усилил свой голос с помощью чар. Он не раз слышал, как нечто подобное – правда, не так громко – проделывала Рудира, хоть порой ему и казалось, что это не чары, а всего лишь иллюзия.

На сей раз, несомненно, имело место чародейство. И это сработало. Рудира остановилась и развернулась, будто очнувшись от сна.

– Прости, – сказала она Ханнеру, направляясь к остальным. – Не знаю, что на меня нашло: почему-то казалось, что я должна продолжать полет.

Ханнер махнул рукой:

– Все в порядке.

Но он вовсе не был уверен, что все на самом деле в порядке: необычное поведение Рудиры встревожило его. Она становилась все более и более рассеянной.

– Теперь мы все здесь, – проговорил лорд Фаран, когда Рудира с Ханнером подлетели к парящим вокруг него чародеям. – Я хочу увидеть, насколько вы сильны. Вода тяжела, так что вес будет достаточным. Попробуйте воздвигнуть водяную колонну в обхват рук каждого и поднять ее на нашу высоту. – Он оглядел чародеев и указал на Киршу. – Начинай ты.

Кирша помялась, глянула вниз.

– На лету? – спросила она. – Разве так можно?

– Попробуй, – сказал Фаран.

Кирша уставилась на воду внизу – и Ханнер вместе со всеми сделал то же.

У них на глазах волна свернулась в спираль и пошла вверх, свиваясь в вертикальный водяной столб. У Ханнера захватило дух.

Огромная колонна жидкого зеленого стекла, сверкая на солнце, поднималась из моря все выше и выше.

Достигнув тридцати футов, она заколебалась, и подъем замедлился; на высоте сорока – замерла, пошатнулась и с мощным всплеском рухнула в море. По воде разбежались круги, пересекая низкие ряды волн залива. Стоящие на якоре суда мягко качнулись.

– Хорошо! – одобрил Фаран. – Варрин, теперь ты.

Варрин взглянул вниз, глубоко вздохнул и развел руки.

Волны словно бы поменяли направление, снова собираясь в столб, который не удержала Кирша. Он пополз вверх, миновал точку, где Кирша потеряла контроль, но начал сужаться к вершине.

Ханнер видел, как напряжено лицо Варрина; он ощущал магическую силу, что разлилась в воздухе.

Колонна стала копьем с заостренным концом, но все поднималась и поднималась, пока наконец Варрин не протянул ладонь и вода не коснулась ее, словно он омыл руку в невиданно высоком фонтане.

Колонна сделалась толще, ее вершина расплылась в круг поперечником примерно в фут – и все кончилось. Варрин не смог дольше удерживать ее. Вода заструилась вниз, заплескала, колонна пошла рябью, изогнулась и рассыпалась, упав в море, но не так, как столб Кирши, а дождем мелких струй.

И Варрин тоже полетел вниз; он был уже футах в пятнадцати ниже других и продолжал терять высоту.

– Рудира! – окликнул Ханнер.

Рудира снова смотрела на север, но услышала, и Варрин вдруг перестал падать.

– Простите, – извинился он, поднимаясь. – Я переоценил себя. Мне казалось, будто сила не иссякнет никогда.

Фаран поднял ладонь.

– Не тревожься, – проговорил он. – Ты славно поработал. – Он взглянул на других и ткнул в следующего. – Лираз, твой черед.

Ханнер с интересом следил за попытками других поднять воду Все кроме Ульпена, превзошли Киршу, однако лишь Дессет удалось сравняться с Варрином, хоть и не превзойти его.

Рудира тоже смотрела с интересом и подхватывала тех, кто начинал падать. Ее очередь пришла в самом конце. Однако в конце концов Фаран повернулся к ней.

– Рудира! – произнес он. – Покажи нам, что можешь ты!

Рудира улыбнулась.

– Наконец! – отозвалась она. И посмотрела вниз.

Ханнер ощутил, как волна силы захлестывает его; волосы на его руках, лице и теле прилипли к коже. И вода внизу поднялась.

Это была не колонна; это была гора, что стремилась вверх. Под самыми их ногами она разделилась, образовала круг, но продолжала подниматься, окружая чародеев ревущей водяной стеной.

Рудира смеялась. Никто больше в восторг не пришел. Ханнер принудил себя оторвать взгляд от ее лица и посмотреть на остальных: все они были в ужасе.

Вода поднималась все выше и выше, круг чистого неба над головой все уменьшался, и наконец лорд Фаран крикнул:

– Довольно!

Рудира широко улыбнулась и развела руки. Водяная стена с ревом рухнула, но рухнула наружу – одиннадцать чародеев остались совершенно сухими.

Ханнер глянул вниз – стена воды мчалась на купеческие суда.

– Рудира! – крикнул он, показывая туда. – Корабли!.. 

Рудира взглянула и, к изумлению Ханнера, четыре ближайших судна поднялись в воздух и висели, пока огромная волна катилась под ними. Ханнер видел моряков, пораженных и напуганных, вцепившихся в мачты, веревки и поручни.

А когда опасность миновала, суда плавно опустились на воду.

Ханнер видел, как, все уменьшаясь, волна достигла пристаней и выплеснулась на улицы – впечатляющее зрелище, наделавшее, впрочем, не больше бед, чем обычный шторм. Вряд ли кто-нибудь пострадал или был причинен серьезный ущерб. Возможно, кто-то и вымок, но солнце быстро все высушит.

Ханнер вдруг упал на несколько футов – но его тут же подхватили. Он посмотрел на Рудиру.

– Прости, – сказала она. – Я... я почти выдохлась.

– Это было потрясающе, – восхищенно произнесла Дессет.

– Воистину так, – согласился Фаран. – Великолепно! Ты должна гордиться.

Рудира устало улыбнулась.

– Думаю, пора возвращаться, – предложил Ханнер. – А то все так устанут, что не смогут тащить меня.

– Дай руку. – Дессет спустилась к нему. – Тебя потащу я, а Рудира пусть приходит в себя.

Ханнер с благодарностью ухватился за протянутую руку. Она была теплой и мягкой. Дессет улыбнулась ему.

– Ты очень храбрый: отправиться с нами, не умея летать!

– Меня и не спрашивали, – отмахнулся Ханнер. – Рудира просто захватила меня с собой.

Дессет бросила удивленный взгляд на Рудиру: та плыла на юг, остальные сбились в стайку вокруг нее.

– Это действительно было потрясающе – то, что она делала, – повторила Дессет. – Я знаю, что всякий раз, когда пользуюсь чародейской силой, становлюсь чуточку сильнее, чем была, и могу делать чуточку больше, – но мне понадобится много времени, чтобы сравняться с ней!

– Да уж, – согласился Ханнер. Он подозревал, что для каждого чародея существует свой предел могущества, и Дессет, возможно, никогда не сравняться с Рудирой, – но говорить этого он не собирался, да и вообще не был уверен, что это плохо. Ханнер представил себе сотни чародеев, способных поднимать корабли как игрушки, и решил, что в определенной мере понимает правителя.

Но ведь маги тоже столетиями творят чудеса, порой даже передвигают горы. Чем же хуже чародеи?

Возможно, у их силы и не окажется ограничений; этого никто пока не знает, ведь прошло всего несколько дней.

Они летели на юг, к городу. Ханнер оглянулся – убедиться, что Рудира возвращается с ними. Он сильно подозревал, что то, что заставило всех тех людей улететь на север в Ночь Безумия, теперь действовало на нее.

Но она была вместе со всеми: летела на юг чуть выше и позади Ханнера, и лицо ее было... затравленным – другого слова он не подобрал.

Почему же загадочное нечто поразило именно ее? Только ли потому, что она много могущественнее других?

56
{"b":"28604","o":1}