ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ханнер поднял глаза на Дессет, которая по-прежнему несла его. Она и Варрин немногим уступают Рудире; если все зависит от силы, то и она должна испытывать нечто подобное, правда, куда слабее.

– Дессет, – окликнул он. – Ты не слышишь никакого зова?

Она потрясенно взглянула на него. Полет замедлился.

– Значит, ты тоже слышишь? – спросила она. – Я думала, мне просто чудится.

– Нет, я не слышу. А вот Рудира – да. Я говорил с ней про это.

Дессет перевела взгляд на Рудиру.

– Думаю, зов слышен только сильнейшим чародеям, – проговорил Ханнер. – А еще, по-моему, следовать ему опасно. Наверное, именно это и случилось с теми пропавшими – все они услышали зов, чем бы он ни был.

– Ох! – вздохнула Дессет. – Ты и правда так думаешь. Я знаю, мы их не забирали, как твердит эта мерзкая толпа, но мне и в голову не приходило, что их могло захватить это нечто. – Она содрогнулась. – Мне зов не нравится. Я не хочу откликаться. Есть способ заставить его умолкнуть?

– Не знаю, – честно признался Ханнер. – Рудира такого способа не нашла.

– Ох! – повторила Дессет. А потом воскликнула: – Гляди!

Они были уже над Пряным городом, и улицы там бурлили народом – все смотрели вверх, на чародеев, кричали и грозили им кулаками.

– Не думаю, чтобы им понравились наши опыты, – заметил Ханнер.

– Да уж вряд ли. – Дессет улыбнулась – на удивление неприятной для такой добродушной матушки, какой она выглядела, улыбкой. – Но сделать-то они ничего не могут, так ведь?

Ханнер не ответил.

Правитель, может быть, и прав, но с чародеями, которые раз от разу становятся все сильнее, да еще и обучают друга, бедный старина Азрад не справится!

Глава 32

Мерцающие образы, витавшие над столом, исчезли, остался только свет факела, – и все-таки маги заговорили не сразу.

– Впечатляюще, – произнес наконец седовласый.

– Да, – согласилась красавица. – Поднимать груженые барки, будто детские игрушки... – Она зябко повела плечами. – А еще тот чародей в Этшаре-на-Скалах, что убил беднягу Лопина... Боюсь, нам придется отнестись к появлению чародеев как к нешуточной угрозе миропорядку. Мы не можем вечно уклоняться от действий.

Человек в алом, сидевший во главе стола, повернулся к Калигиру.

– Был этот твой Шембер способен на нечто подобное?

– Не думаю, – ответил тот. – Он делал ставку на скорость и изворотливость, а не на силу. И еще на то, что никаких внешних свидетельств ни его намерений, ни действий не было: он мог появиться рядом с жертвой и убить, и никто не догадался бы, что это сделал он.

– Вот это, – сказал седовласый, – меня и тревожит. Если мы начнем действовать преждевременно, то лишь загоним чародеев в подполье.

– В торопливости нет нужды, – сказал волшебник в алом. – Я предложил бы признать чародеев настоящими магами, и к тому же мужественными. Любой, кто может чарами столь быстро убить волшебника, – серьезный противник. Тот, кто способен воздвигнуть водяную гору, – воистину могуч. Гильдия никогда не запрещала целую школу магии – хотя бы потому, что, как справедливо указал наш собрат из Сардирона, это значило бы загнать ее в подполье. Однако же никогда прежде мы и не сталкивались с возможным соперничеством – столь могучим и столь опасным. Запретим ли мы чародейство, будет видно; но нам необходимо ужесточить существующие запреты.

– Нужно проявить осторожность, – нахмурился Калигир. – Не стоит забывать, что случилось с Лопином.

– Само собой, мы будем осторожны, – согласился волшебник в алом.

Лорд Азрад стоял у окна своей любимой гостиной и смотрел на север – там в Большом канале плескались волны и морская вода капала со складских крыш.

Потом он повернулся к братьям – лорд Кларим заметил пролетающих мимо чародеев и позвал его к окну, а Караннин и Илдирин подошли позже.

– Они делаются сильнее, – сказал правитель. – Останавливать их надо сейчас. Кларим, вызови капитана Венгара – готов он или нет, я желаю, чтобы капитан Нараль выступал немедля. А потом ступай отыщи леди Нерру – быть может, она знает, что намерен делать ее свихнувшийся дядюшка – кроме как затопить Пряный город.

Кларим поклонился и повернулся к двери, а Азрад тем временем осведомился:

– Караннин, Илдирин, вы так и не можете добиться ответа от Гильдии магов?

– Я точно не могу, – ответил Караннин. – Я переговорил с дюжиной магов – все они уверяют, что магистры Гильдии в курсе событий и именно сейчас обсуждают их; кроме того, им сообщено, что ты хочешь встретиться с ними. Более – ничего.

– А что Сестринство и Братство? – поинтересовался Азрад, когда Кларим осторожно прикрывал за собой дверь.

– Братство трепещет перед чародеями, – сказал Илдирин. – Они говорят, что натравливать их на команду лорда Фарана – все равно что пытаться вскипятить сотню галлонов супа одной свечкой. Сестры не настолько перепуганы, но и они утверждают, что чародеи много сильнее ведьм, а значит, если ведьмы и станут действовать, то очень медленно и тайно.

– Нету нас времени на тайные меры! – взревел Азрад. – А как другие?

– Большинство чародеев боги просто не видят, – объяснил Караннин. – По крайней мере так мне сказали жрецы. А когда все же видят, не желают предпринимать никаких действий, кроме чисто защитных. Сам знаешь, как относятся боги ко вмешательству в людские дела. То ли их удерживает клятва, данная двести лет назад, то ли такова их природа – но они вмешиваться не станут.

– С демонологами дело обстоит немногим лучше, – добавил Илдирин. – Я тут после Ночи разослал письма с полудюжине из них. Они не согласны вообще ни с чем и ни с кем, но на войну с чародеями никто из них не собирается. Демоны видят чародеев прекрасно, но не способны отличить их от обычных людей: естественно, ведь они противоположны богам. Если призвать демона и приказать ему убить конкретного чародея, он, конечно, сделает все, что в его силах, но уверенности в успехе у нас все равно не будет. К тому же неизвестно, что чародеи предпримут в ответ... Нельзя приказать демону перебить всех чародеев: он не сможет найти их, не зная имен.

– Мы можем приказать убить хотя бы лорда Фарана – задумчиво произнес Азрад. – Его имя мы знаем...

Трое братьев переглянулись.

– Возможно, возможно... – протянул Караннин. – Но мудро ли это? Самое меньшее – с нас за это сдерут три шкуры.

– Об этом нельзя забывать, – согласился Илдирин. – Демонологи берут дорого.

– Городская казна выдержит, – отмахнулся Азрад.

–Д а, – согласился Караннин. – Но это подводит нас ко второму вопросу: законно ли это?

– Он предатель, – вскинулся Азрад. – Одного этого хватит за глаза.

– Милорд брат мой, наши законы и обычаи требуют суда в случае любого преступления, даже предательства, и преступнику должна быть предоставлена возможность защитить себя. Посылать демона-убийцу...

– Вполне законно, – прервал его лорд Азрад. – Мы можем устроить все так, что он погибнет при сопротивлении аресту. Один раз он уже воспротивился – и, я уверен, будет сопротивляться и дальше.

– Вполне вероятно, – кивнул Караннин. – Но есть и третий вопрос, быть может, самый важный: что подумает и что сделает Гильдия магов, если мы наймем демонолога, чтобы произвести казнь. Ты не хуже меня знаешь, что это нарушает их правила по использованию магии правительством.

– Они наверняка сделают исключение!

– Гильдия магов исключений не делает, – негромко произнес Илдирин.

– А даже если бы и сделала – сперва нам пришлось бы убеждать в этом демонологов, – продолжал рассуждать Караннин. – Я еще не встречал демонолога, который не считал бы, что запросто заткнет за пояс любого волшебника, но не встречал и такого, кто хотел бы связываться со всей Гильдией. И отсюда мой четвертый вопрос: допустим, Гильдия разрешит нам использовать демона-убийцу: поверят ли демонологи нам – и им?

– По крайности один демонолог...

– Милорд брат мой, – снова вмешался Илдирин. – Думаю, этот путь не ведет никуда. Не так уж важно, как убить одного чародея – получив согласие Гильдии, мы сможем предоставить им самим вершить казни, не рискуя без нужды иметь дело с демонами. А если Гильдия согласия не даст, сомневаюсь, чтобы хоть один маг стал помогать нам.

57
{"b":"28604","o":1}