ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разглядев наконец знакомое лицо – его-то он и рассчитывал увидеть, – Ханнер окликнул:

– Матушка Перреа!

Пожилая женщина в центре одной из групп обернулась.

– Лорд Ханнер! – Она поманила его, и он, забыв о боли в ногах, подбежал к кучке людей вокруг нее, пыхтя и отдуваясь.

– Правитель прислал вас, милорд, или ваш дядя? – спросила тем временем ведьма.

– Ни тот, ни другой, – помотал головой Ханнер. – Я пришел сам.

– Вы пришли задавать вопросы или отвечать на них?

– Боюсь, что задавать, – сказал Ханнер. – Хотя готов ответить на любые, на какие смогу.

– Тогда позвольте мне сразу ответить на самый очевидный и сказать, что мы не знаем, кто или что в ответе за этот всплеск магического безумства.

Лицо Ханнера вытянулось. Насмотревшись на то, что творилось на улице Волшебников, он говорил себе, что такой ответ наиболее вероятен, но все же продолжал надеяться.

– Но хоть что-нибудь вам известно? Не неудачное ли это заклятие волшебников – вроде как легендарная Башня Пламени?

Перреа махнула рукой.

– Мы не знаем, что это, – проговорила она, – но зато знаем, чем это не является.

– Все лучше, чем ничего, – пробормотал Ханнер.

– Это не магия вообще, – продолжала ведьма. – Понятия не имею, выяснили ли это уже сами волшебники, но уверяю вас – это не они. Ощущение совершенно иное.

Ханнер удивился; он не думал, что что-нибудь, кроме волшебства, может оказать настолько мощное хаотическое воздействие.

– Тогда ведьмовство?

– Больше похоже на него, да. Но это и не ведьмовство. Ни у одной ведьмы недостанет сил сотворить то, что мы видели. Это также и не колдовство, и не дело рук жрецов – некоторые из них обращались к Унниэль и Абиму, их ответ: нет.

– Демонология?.. – Ничего больше предположить Ханнер не мог. Было совершенно невероятно, чтобы виновниками происшедшего оказался кто-нибудь вроде гербалистов.

– Тут у нас уверенности нет, хотя никаких подтверждений пока не найдено. – Перреа указала на человека в черном в нескольких футах от них. – Это Аббен Черный, великолепный демонолог, ему можно верить не меньше, чем любому из них...

– Не слишком надежная рекомендация, а? – перебил ее Ханнер.

Перреа улыбнулась.

– Пожалуй, так. Но он заверил меня, что подобными чарами демонологи не владеют, и говорил вполне искренне. Мой дар позволяет различать, когда человек искренен, а когда – нет, и хотя с демонологами это срабатывает не всегда, ему я верю.

Прежде чем Ханнер успел задать следующий вопрос, его прервали:

– Ты пришел из дворца правителя?

Ханнер почти не обращал внимания на окружающих, но теперь взглянул на спросившую и лицо его вспыхнуло. Гибкая, сильно накрашенная, чуть ниже среднего роста женщина была одета в ярко-алую, расшитую золотом тунику с очень глубоким декольте и бордовую юбку с разрезом почти до бедра. Ее длинные густые волосы были огненно-рыжими – совершенно необычного цвета, хотя Ханнер слышал, что в отдаленных краях вроде Тинталлиона или Мероа такие встречаются. Было совершенно ясно, чем она занимается, и Ханнер не был достаточно искушенным, чтобы скрыть, что он это понял. Он не привык встречать уличных девок в Волшебном квартале – да и вообще нигде, где бывал часто. Обычно они крутились возле ворот, доков или у казарм, куда Ханнер обычно не ходил.

– Не совсем, – поспешно ответил он, пытаясь скрыть замешательство. – Я был на Новом рынке, когда все началось, и побежал сразу сюда.

– Значит, и на Новом рынке то же самое? – спросил мужчина в серой домотканой одежде.

– И на рынке, и в Старом городе, и у Арены – всюду, где я видел.

– Но что делается во дворце, ты не знаешь? – настойчиво переспросила шлюха.

– Не из первых рук, – признал Ханнер.

– Сперва мы думали, это коснулось только района Казарм, – проговорил мужчина в сером. – А теперь оказывается – оно везде.

– Мы сначала решили, что это нападение на солдат, – добавила рыжая. – Несколько исчезло прямо из лагеря – улетели, и не похоже, что по своей воле. Вот я и подумала, не случилось ли чего с правителем.

Такая возможность Ханнеру в голову не приходила.

– Не знаю, – смущенно признался он. – На рынке народ ломился в дома и лавки, летал и вопил, и я подумал... Kтo-то сказал, надо обратиться к магу. В был смысл, вот я и помчался сюда.

– И мы тоже, – сказала шлюха.

– Рудира моя постоянная клиентка. – пояснила Перреа.

– Она предложила спросить совета у матушки Перреа, – сказал человек в сером, – так что мы явились сюда вшестером.

Названной шестерки Ханнер, однако, не заметил: беседу вели матушка Перреа, женщина в красном, человек в домотканой одежде и он сам, а подле мялась парочка молчаливых юнцов.

– Когда я не помогла, остальные ушли, – объяснила Перреа, заметив выражение его лица.

– Со мной пришел Йорн. – Рудира показала на растерянно переминавшегося с ноги на ногу в сторонке стражника. – И вон еще тот; сказал, его зовут Элькен. – Человек, на кого она кивнула, был одет в лохмотья; с совершенно ошеломленным видом он сидел, привалившись к стене. Волосы и борода у него были настолько длинные и спутанные, что почти скрывали лицо, и понять, сколько ему лет, Ханнер не смог.

Сведя брови, Ханнер старался сообразить, что ему теперь делать и какие вопросы задавать. Взгляд его привлекла желтая тупика солдата.

– Этот стражник, – сказал он. – Он в форме. Он что, стоял на часах, когда все началось? Он оставил свой пост, чтобы прийти сюда, или его прислали?

– Думаю, он пришел сам, – сказала Рудира.

– Ему следовало дождаться приказа своего капитана. Стража должна поддерживать порядок.

– Полагаю, он перетрусил, – заметил человек в сером.

– Стража не должна трусить.

– Летать страж тоже не должен, – возразила Руднра.

Ханнер обернулся.

– Он... что?!

– Ну, не совсем летал, – проговорила Перреа. – Я, во всяком случае, не видела.

– Ну, ладно, пусть не Йорн, – сдалась Рудира. – Но многие солдаты летали, и большинство их улетели и не вернулись. С Йорном этого не случилось, потому-то он и пришел со мной сюда – он тоже получил силу, правда, не такую большую. Он считает, это ловушка или проклятие, и пришел за советом.

– Но с ума он ведь не сошел?

Рудира уперла руки в бока.

– Я тоже не сошла, – сказала она.

Рот Ханнера приоткрылся – и тут же захлопнулся.

– Смотрите, – сказала Рудира. Она подняла руки и тихонько поплыла примерно в футе над землей, потом опустилась. – Почему бы еще я пришла?

– Э-э... узнать, что происходит, – растерянно предположил Ханнер.

– Да, разумеется, – согласилась Рудира, – но какое мне было бы дело, если оно не коснулось меня?

Ханнер сказал:

– Я подумал, может, кто из этих сумасшедших напал на тебя... или ограбил.

– Случись так, я была бы уже мертва, – заметила Рудира. – По пути сюда я наткнулась по меньшей мере на два трупа.

Ханнер закрыл глаза и сглотнул. Ему казалось, что он и сам прошел самое малое мимо одного, но останавливаться и приглядываться повнимательнее не стал.

Тут до него дошло, что только что проделала Рудира.

– Ты можешь подчинить эту силу? – спросил он.

– Разумеется, – отозвалась она. – Я могу... ну, вроде почувствовать ее, заставить уняться... – Она нахмурилась. – Нет у меня слов, чтоб это описать.

– Я понимаю, – кивнул Ханнер. – Ты же никогда раньше этого не делала. Ты не владеешь магией.

– До нынешней ночи не владела, – заметила Перреа. – Сейчас я не была бы так уверена.

– Ты думаешь, это может остаться навсегда? – спросил Ханнер. Такая мысль поразила его так же, как открытие, что не все, кого затронула неведомая сила, превратились в безумных чудищ.

– Вполне возможно, – сказала Перреа. – Я же говорю, нам почти ничего не известно. Мы можем только гадать. Это немного похоже на то, что я читала про времена Великой Войны – что ведьмы тогда могли, в случае необходимости, отдавать всю свою силу кому-нибудь одному. Такого рода магия в конце концов иссякала: некоторые участницы умирали от изнеможения прямо в кресле, если тот, кто действовал, использовал слишком много сил, – но чародей, который использовал их, не уставал и не терял могущества, пока последняя из ведьм не умирала.

9
{"b":"28604","o":1}