ЛитМир - Электронная Библиотека

Капитан удивился.

— Я вас там не видел.

— А я просто за вами наблюдала. — Розали прижалась к нему. — Я видела, как с вами разговаривали те, другие женщины, я думаю, они показались вам слишком нахальными, или что-то вроде того, поэтому я... — она замолчала, посмотрев на него, потом нахмурилась и задала прямой вопрос.

— Черт побери, вы действительно голубой? — потребовала она ответа. — Дело именно в этом?

— Нет, — ответил он. Капитан, наконец, сообразил, чего она добивается. — Я и мужчин не хочу.

Она уставилась на него, пытаясь понять, что выражают его глаза.

Они какого-то странного цвета, подумала она, карих глаз такого оттенка Розали никогда в жизни не видела, да и формы они были какой-то необычной.

А может быть, дело в ее глазах. Они начали слезиться от каких-то испарений.

— Мне очень жаль, — сказал Капитан.

Она отшатнулась.

— Я совсем не так представляла себе нашу встречу, — дрожащим голосом проговорила она, и он заметил, что теперь ее глаза стали такими же мокрыми, как и лоб.

— Простите, — проговорил он.

Барьер был разрушен, и слова полились потоком, наполненным грустью и смущением.

— Все так необычно, я хочу сказать, мне хотелось вас увидеть, а вам на меня наплевать, да и, вообще, здесь страшно жарко, у меня все мысли перепутались, даже сесть негде, и этот запах, что это такое?

— Что-то вроде освежителей, которыми пользуетесь вы. Ну, и вот это, — Капитан показал на поднос, стоящий на кухонном столе.

Розали повернулась; перед глазами у нее уже все плыло, но она разглядела поднос и то, что на нем лежало.

— О, Господи! — воскликнула она. — А что это такое? — Она подошла поближе.

— Мой обед, — ответил Капитан.

В горле у женщины что-то булькнула, и она, побледнев, уставилась на Капитана.

— Мисс Даттон, — мягко проговорил он. — Я и в самом деле Капитан Космос. Я, конечно, прибыл с другой планеты и все такое, но вам никогда не приходило в голову задуматься над тем, почему я такой сильный? Каким образом мне удается видеть в темноте?

— Я думала... думала, это все специальное снаряжение, какие-то особые приборы с вашего корабля...

Он покачал головой.

— Я с этим родился, — сказал он. — Я могу видеть в инфракрасном свете и поднять около тонны, и все это без каких бы то ни было приспособлений.

Она не сводила с него глаз.

Прежде всего, потому, что если бы отвела от него глаза, ей пришлось бы снова взглянуть на его обед.

— Я не человек, мисс Даттон, — он испытал настоящую боль, когда произносил эти слова вслух, но знал, что должен их выговорить.

— В таком случае, кто вы такой? — в отчаяньи выдохнула Розали.

— Я не знаю, — грустно ответил Капитан. — И никто этого не знает. Я подкидыш.

— Но вы так похожи на человека. — Все расплывалось перед глазами Розали, она почти не видела его лица, ее тошнило.

Капитан пожал плечами.

— Вы ведете себя как человек, — настаивала на своем Розали. — Ну, говорите по-английски... и все такое.

— Я же здесь вырос, — объяснил Капитан. — Я прожил среди людей всю свою жизнь, и приложил много сил, чтобы стать таким же, как и вы. — Он вздохнул. — Иногда мне было очень трудно.

Розали не понимала его.

— Мне понадобилось несколько лет, чтобы понять, что я должен есть. Мои приемные родители старались, они делали для меня все, что, по их мнению, могло помочь, но одно из главных воспоминаний моего детства — это как меня тошнит или рвет. А что касается секса, я еще даже и не пробовал в этом разобраться. — Голос у него слегка дрогнул, когда он добавил: — Я ведь не имею ни малейшего представления о том, как выглядят женщины моего народа!

Она не сводила с него глаз, отступила на шаг назад, чуть не споткнулась об одну из подушек. Его пустые карие глаза смотрели на нее. Капитан напряг мышцы — движением, совсем не характерным для человека. Так животное, не задумываясь о том, что делает, отмахивается от блох. Впервые она обратила внимание на то, что эти мышцы действуют совсем не так, как у людей.

А может быть, что-то случилось с ее зрением? Все вокруг превратилось в какой-то кошмар; Розали знобило, ей было очень нехорошо.

Капитан наблюдал за ней. Он сказал ей то, что никогда и никому не говорил — он даже с родителями не обсуждал секс и проблемы с ним связанные. Другим людям, Рыжему, Свифту и Амазонке он сказал, что является инопланетянином, но никогда не пускался ни в какие подробности. Когда газеты объявили, что космос питает его силу, он этого не отрицал.

Однако до нынешнего момента он еще никому не объяснял, что это на самом деле значит.

— Мы принадлежим к разным видам живых существ, — безжалостно заявил он. — Мы похожи, но это всего лишь обычное совпадение, а может быть, защитная окраска, как у бабочек.

— В таком случае, зачем... — спросила она. — Зачем вы сражаетесь с преступниками? Какое вам до нас дело, если вы другой?

— На самом деле, никакого, — признался Капитан. — Но я хочу стать человеком. Или, по крайней мере, хочу вписаться в ваше общество. И поэтому делаю то, что стал бы делать человек — разве я не прав? Разве человек, обладающий особыми способностями, поступил бы не так же на моем месте? Разве он не стал бы героем?

Розали не осмелилась с ним спорить. Да и слова давались ей с трудом:

— Наверное... только зачем вы... если...

Он издал какой-то звук, похожий на вздох.

— Я, конечно, не человек, — проговорил он. — Но иногда мне становится одиноко. Мне необходимо общение.

Она заморгала, потому что совсем плохо его видела.

— И это общение? Погоню за преступниками вы называете общением?

— Я один из парней, — попытался объяснить он. — Я встречаюсь с Рыжим Ровером и мистером Свифтом. И с полицейскими, и с Амазонкой, и с Человеком Ночи, а еще с прессой, даже с мэром, все они со мной разговаривают, и я знаю, что должен им отвечать.

Розали уже стояла совсем рядом с дверью, здесь воздух казался чище. Она спросила:

— А разве вы не можете познакомиться со своими соседями, ходить на вечеринки, ну и все такое прочее? Чтобы общаться с людьми, вам необходимо охотиться за торговцами наркотиками и другими преступниками?

Капитан покачал головой.

— Регулярно участвовать в разных видах социальной жизни я не могу. Не получается. Я не понимаю шуток. Не улавливаю сложных, тайных сигналов. Все какое-то серое и смазанное, мне трудно уследить за тем, что происходит. Во всем присутствует секс, да и еду я не могу есть. И, вообще, я так и не познал язык тела. Я пытался. Поверьте мне, я много раз пытался. Только мой мозг устроен не так, как ваш; вы легко и просто общаетесь, без слов понимаете друг друга, многие вещи принимаете как данность — мне этому научиться не суждено.

— И поэтому вы гоняетесь за всякими подонками? — голос Розали стал хриплым.

— Всегда знаешь, кто плохой, а кто хороший, — в очередной раз пожав плечами, заявил Капитан, — знаешь, зачем занимаешься этим делом.

Розали ничего не сказала. Она не была уверена в том, что еще в состоянии разговаривать.

— Ну вот, теперь вам все известно, — наконец проговорил Капитан. — Не только, кто я такой, но и что я собой представляю.

Она кивнула.

— Я не хочу, чтобы вы об этом кому-нибудь рассказывали, — предупредил Капитан.

Даже несмотря на то, что они принадлежали к разным видам разумных живых существ, Розали поняла, что на его лице появилась угроза.

— Итак, вы будете помалкивать?

Она кивнула.

Он посмотрел на нее, не зная, как поступить дальше. А потом заговорил:

— Если честно, я не очень понимаю выражение вашего лица. И о чем вы сейчас думаете. У меня нет уверенности в том, что я могу вам доверять.

— Вы можете мне доверять, — прошептала Розали. — Я вас никому не выдам.

— Не знаю, — повторил Капитан. — Вы мне совсем не нравитесь. Вы можете разрушить всю мою жизнь. Поэтому я вас предупреждаю, мисс Розали Даттон. Если вы кому-нибудь расскажете о том, что здесь услышали, я вас обязательно найду и убью. Голыми руками. — Он взял с ближайшей полки книжку, толстую в твердой обложке, и в единую долю секунды превратил ее в труху.

5
{"b":"28608","o":1}