ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я не…

— Определенно вашу руку направляли боги, — произнес Грауш. — Умоляю простить меня, милорд: в свое время я выражал сомнения по поводу того, что вы являетесь Богоизбранным Заступником.

— Нет, я не убивал его, я всего лишь отрубил голову, а убил… — продолжал твердить Дузон.

Но Грауш снова не дал ему закончить.

— Не сомневаюсь, его сразили сами боги, наказали за то, что он имел наглость бросить вызов Великому Городу. — Он обвел взглядом трупы. — Если это колдун, то кто же все остальные? Я вижу среди них очень мало солдат в имперских мундирах.

— Бредущие в нощи, — молвил Дузон. — Все как один, независимо от того, наши на них мундиры или нет. Все, за исключением вот этого. — Он указал на обуглившиеся останки Малледа. — До наступления ночи необходимо их всех обезглавить.

— Хорошо, милорд. Я прослежу, чтобы это было сделано, — ответил Грауш с легким поклоном.

— Умоляю, не обращайтесь ко мне “милорд” и не кланяйтесь, — запротестовал Дузон. — Вы по положению гораздо выше меня и никогда не обращались ко мне так раньше!

— И за это готов принести свои извинения!

Дузон некоторое время беспомощно взирал на Грауша, а потом капитулировал. Позже будет масса времени, дабы все объяснить и сказать во всеуслышание, что он никогда не был Богоизбранным Заступником, а боги отметили этой честью Малледа — героя, который сразил врага у самых Врат Зейдабара.

Теперь же он так устал, что колени подгибаются, а кости нещадно болят. А ведь ему ещё предстоит разбираться с Бредущими в нощи. Обезглавить их просто необходимо.

— Те из нас, кто остался в городе, собрались во Дворце, — сказал Грауш. — Мы были готовы до последнего защищать тело Императрицы. Я имею в виду Советников и солдат охраны. В Храме укрылись несколько жрецов, и, полагаю, в городе осталось какое-то число жителей.

— Надо отрубить головы Бредущим в нощи, — упрямо повторил Дузон, не позволяя себе отвлекаться.

— Я немедленно пришлю сюда людей, — заверил его Грауш. — А теперь осмелюсь предложить вам, милорд, чтобы вы отдохнули. Вы проделали огромный путь, и очень быстро — с того момента, как жрецы получили известие, прошло всего три дня… или одна очень длинная ночь. Последнее, пожалуй, будет точнее. Вы покрыли огромное расстояние, милорд, вы сражались долго и упорно. Боюсь, вы очень утомлены.

— Буквально валюсь с ног. Но отдыхать пока не могу. Я должен лично проследить… вы должны лично проследить, чтобы тела обезглавили. Все до единого! — Затем его взгляд остановился на Малледе, и он добавил, показывая на труп:

— Кроме него. Это был подлинный Заступник, и его тело следует доставить в Храм.

Боги присутствовали при рождении Малледа, возможно, они захотят принять участие и в его похоронах.

Грауш взглянул на обуглившееся тело и, поморщившись, произнес:

— Хорошо, милорд, я прослежу, чтобы это было сделано. А сейчас вам надо отдохнуть.

Грауш взял Дузона за руку и повел в цитадель.

* * *

Маллед плыл в пустоте. Боль совершенно исчезла. Он пребывал вне времени и пространства, ничего не видя и не слыша, полностью отдаваясь ощущению безболезненного покоя.

Затем появился свет, и послышался голос. Голос этот Маллед не смог бы ни описать, ни даже вспомнить.

Он знал, что слышит божий глас.

— Ты сделал все превосходно, Маллед, — произнес голос.

— Я умер? — спросил кузнец. — Теперь я с вами?

— Ты не умер. Мы не позволим тебе умереть, пока не минет срок отпущенной тебе жизни под Сотней Лун. Это часть платы за услуги, полученной тобой ещё до рождения. Кроме этого, ты одарен здоровьем, силой, выносливостью и способностью быстро залечивать раны. Все эти качества ты приобрел одновременно со следом когтя на лице.

— Но Заступники умирали! — возразил Маллед. — Некоторые погибали в сражениях…

— Только в тех случаях, когда мы были готовы их принять. Продолжительность жизни каждого Заступника устанавливалась изначально, и ничто не могло повлиять на это. Баэл вознамерился нарушить это уложение, как нарушил десятки других. Его планы рухнули, а сам он наказан за дерзость и предательство.

— Кто ты?

— Ты называешь меня Самардасом. Я беседую с тобой от имени всего сонма богов — за исключением Баэла, который низвергнут с небес и отныне не считается одним из нас.

Изумленный, Маллед, спросил:

— Это все мне снится?

— Нет. Это лишь видение, которым обладают оракулы.

— Ну, значит, снится! — воскликнул Маллед. — Мне следовало об этом догадаться раньше. Ведь боги больше не беседуют со смертными, если не считать явлений Баранмеля.

— Нет, — ответил голос, — отныне это ограничение снято вместе с Баэлом, который нарушил наше соглашение. Оракулы заговорят снова.

— Неужели я теперь должен стать оракулом? Ты поэтому говоришь со мной?

— Если ты пожелаешь быть оракулом, желание твое будет удовлетворено. Мы в огромном долгу перед тобой, Маллед. Ты уничтожил самое страшное оружие Баэла в облике смертного в то время, когда мы ещё не имели права вмешаться. Таким образом, ты спас Зейдабар и Империю Домдар. Мы платим наши долги, ты получишь от нас все что пожелаешь.

— Я не хочу ничего. Я даже не знаю, верю ли в то, что сейчас происходит. Может быть, мне это все грезится перед смертью.

— Ты не умираешь, — произнес голос. — Ты будешь жить ещё много, много лет. И наш разговор предоставляет тебе возможность выбрать, как ты проживешь все эти годы.

— Я хочу их прожить с Анвой, — ответил Маллед. — Я постоянно стремился к одному — иметь семью, дом и друзей. А Заступником пусть будет Лорд Дузон. Ему это дело по душе! Отправьте меня назад в Грозеродж!

— Заступником остаешься ты! — прогремел голос. — Даже боги не в силах изменить этого!

— Но никто не должен знать об этом, — стоял на своем Маллед.

— Как тебе будет угодно…

После этого свет померк, голос умолк, а Маллед снова поплыл в странной прохладе, где не было ни времени, ни пространства, ни боли.

* * *

— Послушайте, милорд, — сказал Грауш, склонившись над маленьким столиком в приемной, — народ все ещё напуган. Императрица умерла, а вопрос о наследовании по-прежнему далек от решения. Граубрис и Лорд Шуль обосновались в Ришна Габиделле, и Принц заявляет, что Император он. Мы обложили город и потребовали их капитуляции. Золуз прекрасно организовал осаду, но он отказывается начинать штурм и не желает короноваться до тех пор, пока боги напрямую не выразят своей воли. Он настаивает, чтобы до тех пор, пока мы не узнаем волю богов, Империей управлял Гранзер как Председатель Совета.

Грауш снова откинулся на спинку кресла.

— Все это, конечно, прекрасно, — продолжал он после некоторого раздумья, — до поры до времени. Но люди желают видеть во главе Империи не Председателя, а Императора. Убежден, оракулы смогут сообщить волю богов, после того как дали нам понять, что голова Шуля должна появиться на колу. Надеюсь увидеть её там очень скоро. Но, как бы то ни было, нового Императора они пока не назвали. Кроме того, никто не уверен, что им следует доверять после столь долгого молчания. Именно поэтому Шуль ещё жив.

— Не могу представить, что кто-то способен не верить богам, — пробормотал Дузон.

— Создается впечатление, — кивнул в знак согласия Грауш, — что весь мир просто сошел с ума. — Зейдабар подвергся нападению и был спасен лишь в последнюю минуту. Даже солнце погасло на целую триаду! Луна Баэла исчезла с небес, спаленная таинственным лучом. Не только Имперский Совет, но и Императорская семья расколоты изменой. — Лорд в упор посмотрел на Дузона. — В этих условиях нам необходим Заступник, милорд. Нам нужен человек, вокруг которого мы могли бы сплотиться, кому могли бы воздать хвалу за избавление от врага. Заступник должен являться людям, дабы те могли приветствовать его. Нам необходим живой Заступник, а вовсе не обуглившийся труп.

Он снова склонился над столом и напористо произнес:

— Нам нужны вы, Дузон! Половина вернувшихся солдат готова поклясться в том, что вы — Богоизбранный Заступник. Они утверждают, вы спасли их всех после того, как был убит Балинус. По их словам, для победы над олнамцем вы творили чудеса.

120
{"b":"28609","o":1}