ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я не умирал, — промолвил Маллед. — А если и умирал, то не полностью. Боги не допустили этого.

Жрец и возница многозначительно переглянулись, а лекарша, наконец вынырнув из своего мешка, принялась втирать в грудь Малледа какую-то беловатую, ужасно вонючую мазь.

Некоторое время кузнец ощущал весьма болезненное покалывание, но затем по телу разлился живительный холод; острая боль исчезла, превратившись в боль ноющую. Поначалу он весь напрягся, вдохнув полной грудью воздух, а потом, когда бальзам начал оказывать целительное действие, выдохнул и расслабился.

— Отлично. — Лекарша, налила себе в ладонь ещё одну порцию бальзама. — Я вижу, ваше тело не утратило чувствительности. Часто случается, что после сильных ожогов чувствительность исчезает полностью и навсегда. — С этими словами она снова принялась растирать Малледа вонючей жидкостью.

Только сейчас до него впервые дошло, что он абсолютно голый, — вся его одежда сгорела в магическом пламени олнамского колдуна. Видимо, придется попросить взаймы какую-нибудь одежду, подумал он.

— Коль скоро вы живы, — сказал возница, — я не уверен, что полученные мною инструкции все ещё годятся. Должен ли я доставить вас в этот самый Грозеродж, или мне следует везти вас назад в Зейдабар?

У Малледа на этот счет не было ни малейших сомнений.

— В Грозеродж, — сказал он. — К Анве.

Эпилог

Маллед думал, что сможет встать и войти в свой дом на собственных ногах, но все завопили, что это абсурд, и ему пришлось позволить себя внести. Анва не помогала его тащить, но весь путь до спальни шла рядом, истерично рыдая и непрерывно повторяя его имя. В спальне хозяина осторожно положили на их супружескую постель.

Нейл и Пория стояли, глядя округлившимися глазами на возвращение отца. Аршуи сидел на руках своей тетушки Ворды. Он искренне не понимал, к чему весь этот шум и кто этот незнакомый дядька. Мальчонка был слишком мал, чтобы помнить уход Малледа.

После того как, соблюдая все меры предосторожности, его положили на постель, Маллед улыбнулся и поблагодарил всех присутствующих. Похоже, встречать его и помогать явилась чуть ли не половина жителей Грозероджа. В спальню набилось столько народу, что было не продохнуть.

— Расскажи нам обо всем! — попросил кто-то.

— Ведь ты же там был? Разве не так? Ты видел, как Лорд Дузон убивал колдуна?

— А сам-то ты сражался?

— Ты помогал втыкать голову Лорда Шуля на кол? Или голову Принца-предателя?

— Я ушел из Зейдабара, — ответил Маллед. — Я сражался на Гребигуате бок о бок с Оннелом, Делазином, Бузианом и многими другими, включая Лорда Дузона. Затем я вернулся в Зейдабар, — так же как и Лорд Дузон, — и сражался уже там. Там меня и обожгла черная магия колдуна. Лорд Шуль и Принц Граубрис были ещё живы, когда начался мой путь домой, поэтому я не сажал их головы на кол. Все остальные рассказы о моих приключениях могут подождать. Нам предстоит жить здесь ещё много, много лет, а потому не ждите, что я поведаю вам все разом!

Последние слова вызвали дружный смех.

— Это все! Достаточно! — объявила Анва. — Убирайтесь-ка все! Дайте ему отдохнуть и подлечиться. — И она принялась подгонять всех к дверям.

Десять минут спустя в спальне остались лишь Анва и Маллед. Даже детей и тех выпроводили. Анва тяжело примостилась на краю постели и, низко склонившись, вгляделась в лицо мужа. Кожа от ожогов оставалась красной, и по той же причине на ней залегли глубокие складки. Вид у Малледа был преотвратный, но Анва смотрела на него с любовью. Смотрела так, словно перед ней было самое красивое лицо на свете.

— А я думала, ты умер, — молвила она. — Явился Оннел и сказал, что тебя убили, когда ты сражался в Зейдабаре.

— Я почти умер, — кивнул Маллед. — Меня оставили лежать как мертвеца и даже повезли к тебе как покойника.

— Тебе вообще не следовало туда переться! Ты, Маллед, кузнец, а никакой не солдат!

Он ответил ей слабой улыбкой.

— Не представляю, как все могли так долго верить, что ты — Богоизбранный Заступник! — чуть раздраженно произнесла Анва. — Это же полная чушь! Разве могли боги предпочесть сына деревенского кузнеца самому Лорду Дузону?

На какой-то миг у Малледа возникло искушение поведать ей всю правду и объяснить, что именно он является Богоизбранным Заступником. Ведь сейчас он имеет право на этот титул, как никогда раньше.

Но Маллед промолчал. Все равно ничего хорошего из этого не вышло бы. Достаточно того, что теперь он сам знает это. Вместо слов он подарил жене ещё одну улыбку.

— Оннел, Делазин и Бузиан так много рассказали нам о Лорде Дузоне. — Анва поправила подушку под головой мужа. — Это замечательный человек!

— Да, он человек хороший, — согласился Маллед. — И вполне заслуживает, чтобы его признали Богоизбранным Заступником.

— И ему следовало им быть с самого начала! Нет, вы только посмотрите на этих жрецов! Притащиться сюда лишь для того, чтобы соврать! Почему они не сказали правду? Они тебя едва… — её голос пресекся, — …они тебя едва не убили.

— Ну теперь все в порядке. — Маллед, протянул руку, чтобы коснуться щеки Анвы. — Я дома.

Он вспомнил предсказание Самардаса, что его ждет долгая жизнь, и заявил:

— Я проведу здесь ещё много, много лет.

122
{"b":"28609","o":1}