ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Хорошо, — произнес Маллед. — Мне захватить с собой что-нибудь?

— На этот счет у нас нет никаких указаний. Нам велено привести вас. Я предлагаю отправиться сию минуту, а если вам потребуются какие-либо вещи, то за ними можно будет послать.

Маллед кивнул и последовал за солдатами. В голове его слегка помутилось.

Спустя полчаса он уже сидел в приемной в центральной башне Дворца и поглядывал из окна на город с высоты птичьего полета. Слово “немедленно” относилось, видимо, только к нему, а отнюдь не к Принцу Гранзеру. Адъютант предложил кузнецу чувствовать себя как дома, и сообщил, что Принц примет его в “ближайшее время”.

Маллед видел из окна городскую стену с парапетом из черного камня и изящной оградой из кованого металла. За стеной, как ему было известно, от Зейдабара до Гребигуаты простиралась равнина. А у реки на пути Бредущих в нощи стояли имперские солдаты, включая Оннела, Бузиана и всех остальных добровольцев из Грозероджа.

Ему следовало бы сейчас находиться в Арсенале, чтобы ковать мечи для этих людей или даже стоять плечом к плечу с ними на берегах Гребигуаты…

Но он не был солдатом, а роль Заступника играть не желал. Идея вести за собой людей в битву его не воодушевляла. Пусть этим занимается Лорд Дузон.

А кроме того, разве здесь, в Зейдабаре, не таится угроза Империи?

Вне всякого сомнения, он поступил совершенно правильно. Не сыщись в толпе здравомыслящий человек, заставивший всех шевелиться, эти идиоты позволили бы Дворцу сгореть дотла! Потеря времени здесь в ожидании Принца будет вполне оправдана, если его рассказ поможет найти предателей Империи и предотвратить подобные диверсии в будущем.

Так убеждал себя кузнец. Но когда ожидание растянулось на два часа, он уже не был уверен в правильности своих рассуждений. Маллед понимал, уйти просто так ему не удастся — с наружной стороны двери стоят часовые. Но он все же надеялся уговорить солдат выпустить его, сказавшись, к примеру, больным. Кузнец страстно желал очутиться сейчас в Арсенале — по крайней мере там он занимался каким-то реальным делом!

Но в эту минуту в приемной снова возник адъютант Принца.

— Сюда, пожалуйста, — сказал он.

Пройдя вслед за Делбуром по короткому коридору, Маллед вступил в кабинет Гранзера. Там, среди горы свитков и стопок пергамента, массы сувениров и оружия, стоял Принц, погруженный в чтение какого-то документа.

Он отложил лист в сторону, после того как Делбур объявил:

— Кузнец Маллед из Грозероджа, Ваше Высочество!

— Отлично, — произнес Принц и принялся изучать посетителя.

Его взгляд уперся в шею кузнеца, чему Принц немало удивился. Очевидно, он ожидал увидеть на этой высоте либо шевелюру, либо физиономию жителя Грозероджа. Чтобы посмотреть в лицо, Гранзеру пришлось поднять глаза. Затем Его Высочество перевел взгляд на ноги в домашних шлепанцах.

— Так, значит, ты и есть тот парень, который потерял сапоги?

— Да, Ваше Высочество.

— И ты тот, кто, организовав бригаду добровольных пожарных, начал крушить стены?

— Да, Ваше Высочество.

Гранзер присел на край стола, скрестив руки на груди.

— Могу ли я спросить, как ты до этого додумался?

Маллед не знал, что ответить, так как не совсем понял, о чем спрашивает Принц.

— Но кто-то должен был… — немного помедлив, молвил кузнец.

— Расскажи мне об этом, — попросил Гранзер.

Рассказчиком Маллед был никудышным.

— Не знаю, с чего и начать, Ваше Высочество.

— Давай с самого начала. Во-первых, как ты оказался у Дворца, когда вспыхнул пожар?

— О, я там не оказывался! Я работал в Арсенале. Потом услышал шум. Подошел к дверям, увидел дым и…

Преодолев первоначальную робость, Маллед обнаружил, что дальше повествование идет гораздо легче. Он описал всю последовательность событий, начиная с того момента, как увидел дым, и кончая тем, как рухнул на свою койку в Арсенале.

— И тебе никто не подсказывал, как надо действовать? — поинтересовался Принц, выслушав рассказ. — Не ощутил ли ты благотворного влияния богов, в результате которого и оказался в нужном месте в нужную минуту?

— Нет, Ваше Высочество. — Маллед почувствовал некоторое беспокойство, понимая, куда ведет этот вопрос. — Я ощущал лишь естественное желание что-то предпринять. Как всегда бывает при пожаре.

— Некоторые солдаты, видевшие тебя в деле, предположили, будто в твоем лице явился Богоизбранный Заступник, чтобы спасти Домдар в эти трудные времена.

Поскольку это был не вопрос, а утверждение, Маллед счел для себя возможным избежать комментариев.

Однако он не сомневался, что прямой вопрос не заставит себя ждать, и лихорадочно придумывал наилучший ответ. Врать этому человеку он не мог. Перед ним был Принц Гранзер — зять Императрицы, Председатель Имперского Совета! Но правду говорить очень не хотелось. Если Гранзер поверит в то, что он Заступник, то может послать его на Гребигуату командовать армией. Это не его, Малледа, дело: он кузнец, а не воин!

— Скажи, ты действительно Богоизбранный Заступник?

— Я?! — Маллед изобразил на лице крайнюю степень изумления. — Не знаю. Да и как вообще в этом можно быть уверенным?

— Следовательно, во время пожара ты никому не говорил, что являешься Заступником?

— Нет! Конечно, нет! — абсолютно искренне ответил Маллед. — К чему об этом говорить? Я вовсе не хочу, чтобы кто-нибудь так думал!

Кузнец себя ненавидел. Он надеялся лишь на то, что не выдаст себя голосом. Но по какому праву он вводит в заблуждение самого Принца?

Разве не обязан он признаться? Не должен ли показать Его Высочеству письмо Долкаута?

Как бы то ни было, послания жреца он с собой не носил, оно оставалось в Арсенале среди его пожитков. Маллед не хотел его никому показывать. Он выполнил свой долг перед Империей, оставив жену и детей ради того, чтобы ковать мечи. Разве этого недостаточно?

Однако, стоя в растерянности перед Принцем, Маллед ощущал себя чуть ли не предателем. Ему хотелось, чтобы это закончилось поскорее и он смог бы вернуться в Арсенал, забыть о Дворце и обо всем, что с ним связано.

— Значит, ты поступил, как считал нужным, и никаких иных мотивов у тебя не было? — допытывался Принц.

— Совершенно верно, Ваше Высочество.

— Ты — смелый человек, Маллед из Грозероджа. И я тебя с этим поздравляю, — отечески улыбнулся Принц.

Маллед почувствовал себя ещё хуже. Как смеет он обманывать такого человека! Но он взял себя в руки и лишь пробормотал:

— Благодарю, Ваше Высочество.

— Итак, — продолжал Принц, — поскольку ты оказался первым на месте происшествия, то не заметил ли нечто такое, что указывало бы на причину пожара?

— Нет, господин… простите, я хотел сказать, Ваше Высочество. Ничего такого я не видел. Мне даже не известно, в каком месте пожар начался. Когда я переступил порог Дворца, пылало уже с полдюжины комнат.

— Понимаю, — кивнул Принц Гранзер. — Скажи, Маллед, тебе когда-нибудь доводилось беседовать с кем-либо из членов Имперского Совета?

Этот вопрос застал кузнеца врасплох.

— Боюсь, никогда не беседовал, Ваше Высочество, — замявшись, промолвил он.

— Возможно, ты встречал Ниниама? Или Лорда Сулибаи?

— Насколько я знаю — нет, — ответил изумленный Маллед.

— А как насчет Верховного Жреца Апириса? — Принц небрежно махнул рукой, как бы показывая, что особого значения своим вопросам не придает.

— Он не захотел нас принять.

— Вот как!

— Да. Как только мы пришли в Зейдабар, Вадевия хотел поговорить с Верховным Жрецом, — объяснил Маллед.

Вопрос Принца вновь оказался неожиданным, и кузнец не успел придумать краткого ответа.

— Он не захотел нас принять, и потому я его не видел, — закончил Маллед.

— Кто такой Вадевия?

— Один жрец из Бьекдау. Из Бьекдау до Зейдабара мы шли вместе.

— Ах, вот как! Значит, он хотел поговорить с Апирисом, но тот отказался?

— Да, Ваше Высочество.

— Любопытно. И где же он сейчас, этот ваш Вадевия?

74
{"b":"28609","o":1}