ЛитМир - Электронная Библиотека

А вот о Перене Тобас ничего определенного сказать не мог. Альбинос неразговорчив и неохотно высказывает свое мнение. Тем не менее он идет вперед, поэтому предположительно собирается преследовать дракона.

Может быть, несколько дней лазанья по горам, стертые ноги и мокрая одежда вразумят эту троицу, думал Тобас, ожидая возвращения Перена.

Глава 13

Ну, и куда дальше? — спросил Арден, глядя на скалу.

Тобас окинул взглядом гладкую каменную махину, преградившую им дорогу. Взобраться на нее не удастся.

— Обойдем здесь. — Он ткнул пальцем справа от скалы. — Похоже, с этой стороны будет короче.

Спорить никто не собирался. С первой же ночевки Тобасу было предоставлено право решать, куда идти, где устраивать привал, да и все остальное. Группа повернула направо и двинулась вверх по склону, пробираясь сквозь кусты и деревья.

Прошло уже трое суток, как они покинули Двомор. И все это время они только и делали, что карабкались по горам, пробирались сквозь лес, все дальше и дальше уходя на северо-восток. К счастью, после первой же ночи дождь прекратился.

Взять чуть-чуть на восток — идея Перена. Он заметил, что горы в этом направлении более скалистые, следовательно, там у дракона больше возможностей спрятаться, а среди их конкурентов-охотников мало найдется желающих забираться в такую даль. Тобас сильно сомневался, стоит ли сознательно выбирать более сложный маршрут, но втайне лелеял надежду, что возрастающие трудности вынудят остальных быстрее бросить эту дурацкую затею и поискать более безопасные способы разбогатеть. Конечно, юноша мог уйти и один, но скитаться в одиночку в незнакомой суровой местности? Нет, это чистое безумие!

Особенно его беспокоило то, что каждый дом, хижина или сарай, попадавшиеся по пути, были сожжены дотла.

Простым совпадением это быть не может. Дракон действительно какое-то время бродил в этих краях и действительно изрыгал пламя. Другого объяснения не было. Тобас не испытывал ни малейшего желания столкнуться с чудовищем один на один и хотя бы поэтому держался вместе с остальными.

Двумя днями раньше они заметили группу людей. Пять человек бодро шагали к вершине соседней горы. Братья по несчастью. Коллеги драконобойцы. Тобас понадеялся, что кто-нибудь предложит объединиться, но все промолчали. А пока он сам подбирал слова, охотники скрылись из глаз. Догнать их уже было невозможно.

Это была их единственная встреча с людьми после того, как они покинули замок.

— Думаю, мы уже за пределами Двомора, — заметил Перен, пока они пробирались по каменистому склону, обходя скалу.

— О чем это ты? — Эльнер встал как вкопанный.

— Думаю, мы уже за пределами Двомора, — повторил Перен, ткнувшись носом ему в спину. — Лорд Гофмейстер говорил, что большинство самых высоких пиков находится за границей, в Айгоа, а мы уже довольно высоко забрались. И с утра не встретили ни одного пожарища.

— Но дракон находится в Двоморе! — воскликнул Эльнер.

— Кто тебе сказал? Да, он убивает людей в Двоморе, но это не значит, что он там и живет!

Тобас, который тоже остановился и прислушивался к разговору, добавил:

— Насколько я понимаю, драконам наплевать на границы!

— Да ты-то что понимаешь в драконах! — накинулся на него Эльнер. — Сам же сказал, что знаешь только магию огня!

— Я говорил, что это — единственное, что я знаю из магии! — огрызнулся Тобас. — Но у меня есть мозги, которых тебе явно недостает! Ты не можешь знать о драконах больше, чем я.

— Я знаю достаточно. Слушай-ка, чародей! Раз уж ты такой умный, почему бы не рассказать нам о себе, кое-что? Кто ты такой, наконец? И почему ты идешь с нами?

— Я уже говорил, кто я такой. Тобас, сын Дабрана из Тельвена. И я здесь по той же самой причине, что и вы, — в поисках удачи.

— — Я никогда не слышал о Тельвене! — заорал Эльнер. — Может быть, ты — древний чародей, принявший другую личину. Может, этот дракон — твой ручной зверек и ты собираешься нас ему скормить!

— Никакую я личину не принимал, — растерянно пробормотал Тобас. Подобные обвинения вывели его из удрученного состояния, в котором он последнее время пребывал.

— Да? Никогда прежде я не видел чародея, который выглядел бы так, как ты! Чучело в крестьянских лохмотьях!

— Я тоже никогда не видел идиота, который выглядел бы так, как ты, но это не мешает тебе быть законченным кретином! И кто же я, по-твоему, если не тот, за кого себя выдаю?

— Я уже сказал: ты — знаменитый, могущественный чародей, затеявший с нами какую-то игру!

— Если я знаменитый могущественный чародей, то объясни мне тогда, чего ради я не порхаю, как птичка, над этими проклятущими горами, а лазаю по ним, обдирая руки? Чародею, к твоему сведению, руки необходимы, чтобы творить заклинания! Неужели ты думаешь, что, если бы у меня был выбор, я бы не позаботился о своих руках!

— Ну, конечно! Твои бедные руки! А откуда нам знать, что ты не лечишь их каким-то колдовством. Может, все твои порезы и царапины — всего лишь для отвода глаз?

— Да не умею я этого!

— Откуда мы знаем? Все это — одни слова!

— А чего же ты хочешь? Почему вы не верите своим глазам?

— Да потому, что нам непонятно, зачем молодому чародею принимать участие в охоте на дракона, вместо того чтобы сидеть дома и преспокойно продавать приворотное зелье!

— Да потому, что я не умею готовить приворотное зелье, идиот ты эдакий! Мой учитель умер, прежде чем успел научить меня чему-нибудь путному!

Ответом на этот внезапный приступ откровенности было продолжительное молчание. Арден, вернувшийся, чтобы послушать спор, заговорил первым.

— Это правда? — тихо спросил он.

— Правда! — Тобас почувствовал облегчение от того, что наконец-то высказался. — Он успел обучить меня только простейшей магии огня.

— О! — От неожиданности Эльнер присел на ближайший камень. — И это все, что ты можешь?

— И это все, что я могу.

— А мы-то думали... — произнес Арден. — Ты говорил, что ты не очень сильный чародей, но мы решили, что человек, закончивший обучение, вполне может обустроить себе жизнь. Поэтому мы тебе не верили и не хотели идти с тобой.

Эльнер согласно кивнул:

— Мы думали, что ты заколдовал короля, чтобы он заставил нас взять тебя в нашу компанию. Мы делали все, чтобы не рассердить тебя.

— О! — Теперь уже сел Тобас, оглушенный услышанным.

— Я не был так уж в этом уверен, — добавил Перен, в свою очередь, опускаясь на землю. — Но мне казалось, что будет безопаснее не противоречить тебе.

— О! — Тобас не мог найти слов.

Повисла тишина.

— Но Перен же выбирал маршрут, — сумел наконец выговорить Тобас. Эльнер пожал плечами.

— Мы полагали, что либо это не имеет значения, либо выбираемый им путь тебя устраивает.

— Да нет же, мне было все равно куда идти!

— Значит, ты не знаешь, где сейчас дракон? — спросил Арден, который остался стоять.

— Конечно, не знаю.

Арден разочарованно покачал головой и, подумав немного, двинулся вперед. Оставшаяся троица продолжала сидеть на земле.

— А я-то надеялся, что ты нас к нему приведешь... — вздохнул Эльнер.

— А я надеялся, что вы бросите эту затею. Она нам не по зубам, — откровенно ответил Тобас.

— Правда? Даже твоя магия не поможет? — поинтересовался Перен.

— Не знаю, — усмехнулся Тобас. — Но в любом случае драконы опасны.

— Да, но... — Хриплый вопль Ардена не дал договорить.

Эльнер мгновенно вскочил, а Тобас только повернул голову:

— Ну что там еще стряслось? Арден, который уже скрылся за скалой, пока они сидели и отдыхали, на всех парах мчался обратно.

— Я нашел его! — проорал он на ходу.

— Нашел кого? — Тобасу никто не ответил. Над головой Ардена полыхнул язык пламени. Да, дракон действительно оказался огнедышащим.

— Наконец-то! — радостно вскричал Эльнер, вытаскивая ржавый меч. — Мы нашли его!

Тобас, едва взглянув на безумца, рванулся к лесу, надеясь найти там укрытие. Рядом несся Перен, а тучный Арден наступал им на пятки.

21
{"b":"28610","o":1}