ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Видок. Цена жизни
400 узоров
Обрести любовь демона
Шпага императора
Драконье серебро
Квантовый прыжок к мечте
Сестренка
Игра престолов
Дунайские волны

Дерево выглядело достаточно крепким. Тобас постучал по перегородке костяшками пальцев.

— Держится! Может быть, покрашена каким-то защитным составом? — Тобас подозвал Перена.

За все это время приятели не перекинулись и словом. Казалось, звуки человеческих голосов были бы чем-то неуместным в этом заброшенном, но по-прежнему величественном зале. Тобас нарушил молчание:

— Лови меня, если начну падать.

Перен кивнул, и Тобас навалился на перегородку всем своим весом.

Дерево затрещало, сверху посыпалась пыль, перегородка чуть прогнулась, но выдержала.

— Подожди, пока я не позову, — бросил он Перену. — Я хочу, чтобы ты смог пройти ко мне, если вдруг что-нибудь сломается.

Перен снова кивнул, и Тобас начал медленно продвигаться вдоль перегородки, цепляясь за украшавшую ее резьбу.

Попасть на возвышение можно было через выступающую в зал маленькую площадку, к которой справа и слева вели небольшие лесенки. По ближайшей Тобас не полез — из-за наклона пройти по ней было невозможно.

Вторая же, наоборот, стала более пологой, и по ней запросто можно было пройти.

Тобас благополучно добрался до площадки и оказался на широком возвышении в том самом месте, где когда-то стоял большой стол.

Сам стол валялся вверх ногами возле стены. Рядом, в куче обломков, что-то блеснуло. Тобас осторожно спустился вниз, а через минуту уже свесился через ограждающие возвышение резные перила.

— Эй, Перен! Лови!

Перен поймал брошенный предмет и тут же расплылся в широченной улыбке. Резной кубок и, судя по весу, — золотой.

Тобас еще пошуровал среди обломков, но нашел только пару маленьких золотых мисочек.

Похоже, ловить тут больше нечего. Юноша двинулся дальше в надежде отыскать Книгу Заклинаний древнего чародея. Конечно, в этом странном месте, где не действовала магия, она стала обыкновенной книгой и могла давным-давно сгнить...

Лорд чародей скорее всего хранил Книгу где-нибудь во внутренних покоях или в лаборатории. Если Книга осталась в расколовшейся башне, то она пропала.

Что до внутренних покоев лорда, то с возвышения Тобас рассчитывал попасть в Малый приемный зал, затем в гостиную, оттуда — в спальню, а из спальни — в кабинет. Во всяком случае именно так располагались покои в Двоморе, пока из-за перенаселенности не пришлось все менять.

Правда, этот замок не имел ничего общего с двоморским и вполне мог расположением покоев не соответствовать традициям. Тобас огляделся.

Стена напротив ворот казалась сложенной из прочного камня, а окна навели Тобаса на мысль, что скорее всего это задняя стена основного строения. Значит, Большой зал тянется по всей длине замка. Значит, потайных дверей в этой стене быть не должно.

А вот в каждом конце возвышения находились две обычные двери, одна — вровень с полом, а к другой вели несколько узких ступеней. Тобас открыл ближайшую дверь, расположенную в нескольких футах от обломков стола.

Быстро осмотрев полутемную комнату, Тобас решил, что это какое-то служебное помещение. Никаких следов гобеленов или ковров, зато в углу — куча битой посуды. Скупой свет проникал сквозь единственное узкое окошко. Крутые ступени уходили куда-то вниз. Скорее всего на кухню. Тобас решил, что сюда приносили блюда, перед тем как подать на господский стол.

На кухне ему, пожалуй, делать нечего. Тобас пополз к двери со ступеньками. Опять служебное помещение. Единственным предметом, найденным Тобасом, в назначении которого не было ни малейшего сомнения, оказался ночной горшок. На стенах виднелись ряды ржавых крючков для одежды.

Видимо, гардеробная.

Тобас собрался с духом и пополз наверх, к ближайшей двери в противоположной стене.

Здесь было уже лучше. Комната, и которой он очутился, больше походила на гостиную, чем на Зал Аудиенций, но, совершенно очевидно, являлась частью чьих-то апартаментов. Мебель оказалась практически целой. Дождь, ветер и насекомые, по-видимому, сюда не добирались. Несколько стульев сохранились вполне прилично, а два маленьких столика и вовсе были, как новенькие.

На полу валялось несколько ценных вещей: золотые подсвечники, шкатулка, инкрустированная драгоценностями, рассыпавшиеся безделушки. Оставив их пока лежать, Тобас прошел в следующую дверь.

Эта комната, вне всякого сомнения, была спальней. Полог с матрасом, конечно, превратился в груду сгнивших тряпок, но сохранил форму. Выдвижные ящики комода вывалились и опрокинулись, их рассыпавшееся содержимое указывало на то, что спальня была женской.

Впрочем, это ничего не значило. Замок вполне мог принадлежать чародейке. Тобас подобрал кое-какие драгоценности. Если каменья в них настоящие, то сейчас у него в кармане позвякивают пять-шесть лет безбедной жизни.

Из спальни можно было попасть на галерею, Тобас высунулся и помахал Перену, просто в знак того, что у него все в порядке.

Еще две двери вели в уборную и туалетную комнату. Не видя здесь больше ничего достойного внимания, юноша вернулся на возвышение и начал пробираться к последней лестнице.

Но, не пройдя и половины пути, услышал голос Перена:

— Постой-ка минуточку, Тобас.

— Что случилось?

— Почему это только ты занимаешься исследованиями?

Никакого умного ответа Тобас придумать не смог.

— По-моему, все это вполне безопасно, — настойчиво продолжил Перен.

— Ну, ладно, — неохотно согласился Тобас. — Поднимайся сюда. Там — покои леди, значит, с этой стороны — покои лорда. По-моему, именно он был чародеем.

— Увидим, — кивнул Перен, направляясь к лестнице. Когда приятель подошел, Тобас вспомнил о найденных драгоценностях.

— Смотри, что я здесь нашел. Позже поделим их.

— Хорошо, — согласился Перен.

— А теперь пойдем заглянем к лорду. — Тобас двинулся вперед.

Как он и предполагал, за дверью был Зал Аудиенций, размером едва ли не с гостиную и спальню женских покоев, вместе взятых. Большой деревянный трон стоял на своем месте по-видимому, привинченный к полу, вся остальная мебель сбилась в угол и превратилась в кучу пыли, обломков и лохмотьев. Портьеры за троном, когда-то скрывавшие вход во внутренние покои, свисали пыльными нитями. Тобас коснулся их, и они рассыпались в прах.

Молодые люди прошли в гостиную. Здесь время практически не оставило следов — помещение было хорошо защищено толстыми стенами, целыми окнами и драпировкой. Столы и стулья, конечно, тоже валялись в нижнем углу, но поломались лишь несколько. Содержимое перевернутых ящиков рассыпалось и в основном безнадежно испортилось. Впрочем, кое-где на полу сохранились остатки каких-то порошков. Тобас осторожно осмотрел их, а кое-какие даже понюхал.

Точно определить, что это такое, юноша не мог, но все же ему показалось, что он узнал некоторые порошки из запасов старого Роггита. Возможно, Лорд чародей держал кое-какие вещества под рукой, на случай если придется использовать магию во время аудиенций.

Некоторые пустые ящики были инкрустированы золотом, драгоценностями или потемневшим от времени серебром.

Тобаса это не заинтересовало, но Перен, карманы которого по-прежнему были пусты, подобрал несколько наиболее ценных вещиц.

В гостиной оказалось две двери. Одна выходила на самую верхнюю галерею Большого Зала, другая вела во внутренние покои.

Следующее помещение было не спальней, как предполагал Тобас, а скорее комнатой охраны или прихожей. Четыре стула, абсолютно целые, если не считать превратившейся в пыль обивки, лежали в углу, рядом валялось несколько рапир и мечей. Клинки почернели, но были достаточно крепкими.

А вот дальше шла уже спальня лорда. Под толстым слоем пыли юноши разглядели совершенно целые тюфяк и полог. Хрупкие, блеклые, невероятно сухие и ломкие, но целые. Кровать сползла в нижний угол, но не опрокинулась и не сломалась. Двум гардеробам и огромному комоду повезло меньше. Пол усеивали щепки, на которых еще сияла позолота.

Из трех имевшихся здесь дверей одна вела в уборную, другая выходила на галерею, а вот за третьей Тобас наконец-то обнаружил личный кабинет чародея.

26
{"b":"28610","o":1}