ЛитМир - Электронная Библиотека

И все же один шанс у него есть. Надо выяснить, почему гобелен возврата перестал работать, и починить его. Тобас полистал страницы в поисках каких-нибудь прорицаний низшего порядка.

Ничего. Похоже, прорицания Деритона не интересовали. Ему попалось красивое заклинание «Великий Импульс Варрина», с помощью которого чародей, по-видимому, заставлял летающий замок отрываться от земли, и несколько минут любовался им, но затем решил больше не отвлекаться.

Поскольку прорицанием воспользоваться не удалось, придется разбираться с проблемой самому. Тобас вернулся к заметкам о «Переносящем Гобелене».

Значит, так. Если в гобелене повреждена хотя бы одна-единственная нить, то можно считать, что магический портал разрушен и не заработает никогда. Остается только надеяться, что ничего подобного не произошло.

Если гобелен распустился, если хотя бы одна нить не на своем месте, то он прекращает свое действие. Но если починить поврежденную часть в соответствии с указаниями, то портал снова заработает.

Ну с этим-то он справится. Починка распустившегося гобелена не требует ничего, превышающего его возможности.

Придется очень внимательно осмотреть гобелен на предмет порезов и распустившихся нитей. Возможно, не должно быть даже потертостей.

Прочитав, что каждый гобелен-портал работает только в одну сторону, поэтому их рекомендуется делать попарно, на вход и на выход, Тобас скривился. Деритон последовал этому совету, но им с Караниссой от этого никакого проку.

В заметках особо подчеркивалось, что каждая, даже самая незначительная деталь изображения должна абсолютно точно соответствовать оригиналу. Малейшая погрешность могла привести к тому, что портал перенесет вошедшего совершенно в другое место. Учтем, подумал Тобас и перевернул страницу.

Далее следовал параграф, как ему сперва показалось, чисто теоретических рассуждений. Деритон писал, что преднамеренное создание неправильного гобелена может привести к тому, что магический портал станет воротами в иной мир, совершенно отличный от реального.

И только перечитав эти строки несколько раз, юноша понял, что именно таким образом Деритон и создал свое тайное убежище в ином мире. Он выткал на гобелене фантастическую картину. А гобелен, вынужденный заложенным в него волшебством перенести Деритона в указанное место, сам создал этот замок!

Для Тобаса это было уже слишком. Он откинулся на стуле и глубоко задумался.

С помощью «Переносящего Гобелена» можно создавать совершенно иные миры. Н — да-а, это заклинание гораздо выше шестого порядка! Готов ли он к исполнению чего-то подобного?

— О боги! Нет!!! — Сам того не замечая, Тобас выкрикнул это вслух.

— Что «нет»? — раздался сзади голос Караниссы.

Юноша несколько ошарашено посмотрел на нее, затем ответил:

— Так, ничего особенного! — Но, не устояв перед искушением, добавил:

— Просто я, по-моему, только что понял, как Деритон сотворил этот замок.

Убедившись, что на Караниссу его слова произвели должное впечатление, он вернулся к Книге.

Интересно, как Деритону хватило мужества сделать подобную вещь? Ведь согласно его же собственным заметкам, чародей мог вторгнуться в обиталище какого-нибудь монстра! Старик явно не страдал от недостатка храбрости и самоуверенности!

Значит, гобелен должен абсолютно точно соответствовать оригиналу. С этим, похоже, проблем нет — нужный ему гобелен был уже не раз опробован. Освещение тоже должно совпадать. Предположительно, так оно и есть. В Книге четко сказано, правда, без дополнительных объяснений, что от этого зависит длительность перехода. Интересно, что имеется в виду? Сам он переместился мгновенно. Bпрочем, все это сейчас не имеет значения.

Сквозь портал может пройти кто и что угодно. Никакой выборочности. Заклинание не рассеивалось со временем и не требовало возобновления.

Может быть, гобелен перестал работать потому, что замок рухнул в «мертвой» для магии зоне? Нелогично, поскольку они находятся с другой стороны, исходной, а не принимающей. Впрочем, каждый волшебник знает, что магия зачастую не подчиняется логике.

Может, все дело в том, что на гобелене пол ровный, а в действительности он под углом? Но на картине нет никаких висящих предметов, которые могли бы сдвинуться с места. Можно, конечно, попробовать перевесить гобелен, только вряд ли это поможет.

Короче говоря, причина «поломки» гобелена по-прежнему оставалась загадкой, хотя в примечаниях наверняка можно было найти какие-нибудь объяснения.

Тобас захлопнул Книгу и откинулся на спинку стула. Он чувствовал, что со временем во всем разберется. Но сейчас, в данный конкретный момент, читать дальше он не способен. Выдохся. С объяснением придется подождать.

Что бы ни послужило причиной «поломки» — угол наклона или распустившаяся нитка, — ему придется провести в этом замке несколько дней. А может быть, и всю оставшуюся жизнь.

Глава 22

Каранисса отвела Тобасу удобную, богато обставленную спальню рядом с кабинетом и принесла ему кое-что из вещей древнего мага. Одежда сидела паршиво, но все же это было лучше, чем его собственное потрепанное грязное барахло, из которого он не вылезал с тех пор, как покинул Двомор.

Кроме того, колдунья велела одному из трех — как минимум трех — невидимых слуг прислуживать ему. Сначала Тобас немного нервничал — этот невидимый служка не имел ничего общего с легким ветерком, которому Каранисса велела принести еды. Это существо было чем-то маленьким, постоянно издающим неприятно-скрипящие или неприлично-сосущие звуки, вечно везде шныряющим и оставляющим за собой на полу влажные капли. Впрочем, оно оказалось способным приносить небольшие предметы и мчаться по первому же требованию за Караниссой.

Тобас не знал, с помощью какого именно заклинания Деритон создал своих слуг. В Книге таких было несколько — начиная от «Оживления Гомункулюса» до «Призрачного Фантазма Люгвайлера». Интересно, нельзя ли сотворить что-нибудь более приятное? Юноше не нравилась дурацкая манера слуги хихикать в самые неподходящие моменты. Однажды из-за такого хихиканья Тобас опрокинул ночной горшок. Разозлившись, он приказал слуге немедленно вытереть пел и с ужасом обнаружил, что большую часть грязи существо подлизало. Весьма тошнотворное открытие.

После этого он не просил служку убирать чего бы то ни было.

Некоторое время — Тобас не знал, сколько именно, — он отдыхал, ел, спал и изучал Книгу Деритона.

Кроме того, юноша облазил весь замок. Он очень хорошо помнил картину на гобелене, и у него сложилось впечатление, что внутри это сооружение намного просторнее.

Каранисса пользовалась дюжиной комнат, и все эти помещения выглядели довольно уютно. Слугам она велела следить за тем, чтобы свечи и лампы не затухали, а окна, окрашенные жутким багровым светом, были плотно зашторены. Основные проходы — к воротам, кухне, залу с гобеленом и саду — освещались факелами, которые слуги зажигали по первому требованию. Два факела на воротах горели постоянно. Каранисса объяснила, что она настояла на этом. Горящие факелы должны были служить приветствием Деритону, когда он вернется. Тобас, увидев выражение ее лица, не стал напоминать ей, что Деритон умер и факелы на воротах горят понапрасну.

Прочие части огромного сооружения оставались темными и пустыми, но даже в самом темном закоулке было чисто. Все свободное время слуги занимались тем, что стирали повсюду пыль и снимали паутину. Поскольку они никогда не спали, а Каранисса, наоборот, большую часть времени проводила во сне, порядок в замке был идеальный.

Не обнаружил Тобас в замке и никаких признаков разрушения. Ничто не рассыпалось и не гнило. Просто не верилось, что этому сооружению более четырехсот лет.

Замок был полон всевозможных чудес. Например, коридор, который вел в одну комнату, если идти по центру, и совершенно в другую, если идти вдоль стены. Или окно одной башни, дававшее перевернутое изображение всего остального замка. Тобас так и не понял, что это — шутки Деритона или побочный эффект какого-нибудь заклинания. Каранисса никогда не задумывалась над этим, поэтому ничего вразумительного сказать не могла.

35
{"b":"28610","o":1}