ЛитМир - Электронная Библиотека

Некоторое время я размышляла, не повернуть ли обратно и не передать ли через робота пару “теплых слов” в адрес Большого Джима, но вовремя одумалась. Это так же не принесло бы мне пользы, как и стрельба из пистолета по роботу. Возможно, я совершила ошибку, достав оружие.

Но затем я подумала, что Марико Ченг совсем не обрадуется, если увидит, что за нами следит игрушка Мичима. Правда, вокруг полно флоутэров, и она, вероятно, не обратит внимание именно на этот. И все-таки я решила сказать ему, что думаю по этому поводу. Я обернулась и крикнула:

– Эй, ты!

– Да, Хсинг? – откликнулся он.

Теперь уже все его панели были закрыты, и робот подлетел ко мне, заглядывая в глаза.

– Хочу кое-что тебе сказать, – начала я, – я расследую дело, которое все в Трэпе посчитали бы потерей времени. Мичима бы рассмеялся, узнав, сколько мне заплатят за него, но мне хватит на обед. Думаю, что не смогу избавиться от тебя на улице, но если ты помешаешь мне работать, подам на твоего хозяина (я знаю кто он) в суд за посягательство на свободу личности. А тебя разорву в клочья. Поэтому не разговаривай со мной, или с моим визави, и не приближайся слишком близко. Мое дело не касается казино, я не представляю для вас никакой конкуренции. Если я ускользну от тебя, и ты снова меня найдешь, то советую тебе помолчать. Понял?

– Я слышу тебя, – сказал наблюдатель.

Расстегнув жакет, я снова положила руку на пистолет.

– Я спрашиваю, ты понял?

– Да, понял, – ответил робот.

В этот момент к нему подлетел рекламный агент и бодро проговорил:

– Эй, привет! Добро пожаловать в Город Ночной Стороны! Если вы еще не ужинали…

Он уже приготовился продемонстрировать голографический ролик, но я вытащила оружие и, наставив его на агента, резко проговорила:

– Прекрати, я местная.

Такие вещи всегда меня раздражали. Рекламный агент удалился, и я убрала пистолет. Я даже не взводила курок. Робот промолчал.

По-моему, я уже слишком часто демонстрирую эту игрушку. Сдают нервы. У меня нет на это ни единой серьезной причины, но зато полно мелких.

Рассвет с каждым днем становится все ближе, дело пришло в упадок, я полностью лишилась человеческого общения, не внушает оптимизма и то, чем я сейчас занималась. Мой счет за компьютер, вероятно, уже теперь превышал размер аванса. Поэтому я взвинчена, но все же махать пистолетом в центре города отнюдь не хорошая идея. Я наглухо застегнула жакет. В следующий раз у меня будет несколько секунд, чтобы вытащить пистолет, а за это время я смогу одуматься и все взвесить.

В конце концов, я думаю, что у меня нет законных прав на хранение оружия. Вытаскивать и махать им через каждые несколько минут – глупая затея. Моя реакция на робота-наблюдателя, возможно, лишь подогрела интерес Мичимы ко мне.

Неважно, имею я оружие или нет, но настроение у меня ни к черту. Я решительно зашагала по пластиковому тротуару. Держась на некотором расстоянии, робот молча последовал за мной.

Я свернула на Пятую. Там, над головами туристов возвышался шатер “Нью-Йорка”, его старомодные неоновые трубы вращались на высоте трех метров. Ярко-красный свет, заливающий черные стеклянные стены, напоминал небо на востоке.

Вот главный вход, но неожиданно я решила, что не войду через него. Все-таки это казино, и мне не хотелось, чтобы Мичима неправильно меня понял. За углом, на Денг, есть боковой вход в “Манхэттен Лаундж”. Все равно пришлось бы идти туда, чтобы выпить что-нибудь с Ченг, поэтому не помешает взглянуть на атмосферу там.

Завернув за угол, я спросила себя, кто такой Манхэттен, именем которого назвали бар, и какое отношение он имеет к Нью-Йорку. Все эти загадочные старинные имена сбивают с толку.

На Денг движение не было интенсивным, и я спокойно шла к дверям бара сквозь легкий туман звездной пыли. Дверь открылась, и когда я вошла внутрь, на меня обрушился поток музыки, света и дыма, совершенно не поглощаемый полем, видимо, в целях своеобразной рекламы. Ворвавшийся ветер разметал дым и заглушил музыку.

Звучала медленная и ритмичная мелодия. Переступив порог зала, я поняла почему. Шоу было в полном разгаре: в конусе белого света, в центре комнаты между полом и потолком, зависли в состоянии невесомости обнаженные мужчина и женщина. Последняя неторопливо и проникновенно ласкала мужчину, который изо всех сил пытался согнать с себя скуку.

Примерно половина присутствующих внимательно следили за ними, в то время как другая половина занималась своими делами. Я была солидарна со второй, тщетно пытаясь понять, что занимательного в том, чтобы смотреть, как другие люди занимаются любовью. Даже в невесомости в этом мало разнообразия, и все мне уже было знакомо. Черт возьми, я сама этим занималась, хотя и не в невесомости, и давненько, до переезда на Хуарес.

У меня никогда не было достаточно серьезных мужчин, чтобы они могли последовать за мной прочь из Трэпа, а в Уэст-Сайде я не нашла того, кто был мне нужен. Может быть, я слишком привередлива. Каждый раз, когда расставалась с очередным мужчиной, я не стремилась искать ему замену. Мои шансы встретить кого-нибудь стоящего здесь, в этих трущобах, были сведены к нулю, и, тем не менее, я не пыталась их увеличить. Мне даже не везло и на случайные знакомства.

Не было необходимости смотреть эротическое шоу, чтобы напоминать себе об этом. Да и вообще, зрелища подобного рода не являются для меня развлечениями. А вот Ченг оно непременно придется по вкусу.

Бар был просторный и богато отделанный. Я думаю, что выстроенные вдоль стены старинные стеклянные бутылки были лишь украшением, если не так, то запасы спиртного здесь безграничны.

За стойкой стоял мужчина в белом фартуке, напоминавший персонажа из плохого видеофильма, и протирал бокал белым полотенцем – еще одна необходимая деталь обстановки бара.

Людей было мало. Большинство клиентов сидело в зале за столиками. Это как-то не вязалось с тем, что я слышала в такси, но, черт побери, еще только начало вечера.

Голубые и зеленые лучи прожекторов медленно перемещались по залу. Дым поднимался не только над столиками клиентов, но шел также и от горелки в конце бара, около дверей. Это создавало некоторый эффект и служило источником запаха. Но мне казалось, что в воздухе я ощущаю запах гашиша и чего-то синтетического. Наверное, психоактиванты приносили с собой сами клиенты, потому что в таких заведениях бесплатно ничем не угощают.

Местечко не совсем уютное, но терпимое. Я направилась через зал к стойке бара, но не стала садиться там, потому что у меня оставалось несколько минут. Женщина по-прежнему продолжала свое занятие, а скучающий вид мужчины теперь еще больше бросался в глаза.

За моей спиной послышался щелчок и окрик:

– Эй! Тебе нельзя входить сюда!

Я оглянулась и увидела в дверях робота-наблюдателя, а за стойкой – человека со старым глушителем в руках.

– Катись отсюда к черту! – сказал служащий бара. – Это частная собственность, и мы не позволим, чтобы наши клиенты подвергались нападкам со стороны машин.

Робот помедлил, не сводя с меня глаз.

– Выйди! Или я подпалю твои провода! – пригрозил человек.

Робот скрылся за дверью, и я улыбнулась. Я вовсе не рассчитывала на такой выход из ситуации, но побочный эффект был неплохой. Не теряя ни минуты, я прошла дальше, в холл гостиницы.

Я знала, что робот попытается поймать меня на выходе, но, интересно, откуда, он думает, я выйду? Есть ли у Мичимы еще роботы, чтобы перекрыть все выходы? Не похоже. У него было гораздо больше денег, чем у меня. Но он только частный детектив, а не владелец казино, поэтому не может запрудить все небо флоутэрами, если, конечно, не случилось ничего серьезного. И даже тогда, если, разумеется, он не сошел с ума, он не смог бы из-за меня тратить деньги на такое количество роботов: я этого не стою. Значит, волноваться нужно об одном-двух выходах – не больше. Перекрыты могут быть главный и черный входы, а также тот, в который я входила. Если бы я воспользовалась служебным входом, хотя он находится в Трэп Андер, по крайней мере, на уровень ниже, то и дураку стало бы ясно, что я хочу отделаться от кого-нибудь.

11
{"b":"28612","o":1}