ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, – резко проговорила женщина, – убирайтесь!

Она отвернулась, чтобы уйти.

Я не довольна своим следующим шагом, но не оставалось выбора. Я не имела возможности даже пригрозить им, как следует, поскольку они вообще не хотели говорить со мной. А мне необходимо знать, что происходит и когда ждать кульминацию.

Насколько я могла судить, они предпочитали умалчивать, потому что близился тот знаменательный день. Возможно, оставались лишь сутки.

Вытаскивая Сони-Рэмингтон из кобуры, я надеялась, что они еще не совсем тронулись, чтобы иметь мощную систему безопасности и ходить, вооруженными до зубов в своем собственном здании. До настоящего момента у них не возникало потребности в охране. Насколько я знаю, до дела Накады они не имели секретов.

– Мисс, – сказала я твердо, – вам придется поговорить со мной.

Она оглянулась и, увидев пистолет, остановилась. Развернувшись, посмотрела мне в глаза и спросила:

– Вы, что, сошли с ума? Это же частная собственность. Вы не имеете право приносить сюда оружие!

Я улыбнулась и сказала:

– Я это уже сделала. Он заряжен самонаводящимися разрывными пулями, скорость которых увеличивается по мере движения по траектории. Они настигнут вас даже в том случае, если вы являетесь киборгом. Станете говорить со мной, или я разнесу вас в клочья?

Я навела дуло пистолета приблизительно на линию ее талии и большим пальцем руки сняла предохранитель, хотя это не имело никакого значения, потому что пистолет мог саморегулироваться. Но мне показалось, что мой убедительный жест пришелся кстати.

– Это безумие, – проговорила она, не отрывая глаз от дула пистолета и стараясь не шевелить ничем, кроме губ.

За ее спиной плавно накатывались на берег зеленые волны голографа, что контрастировало с полной неподвижностью женщины.

– Не спорю, что это не безумие, – небрежно ответила я, – просто сказала то, что есть. Возможно, я сумасшедшая, сбежавшая из клиники, может быть, и не человек, а биоробот или киборг. Черт возьми, не имеет значения, кто я. А важно то, что у меня заряженный пистолет, дуло которого наставлено вам в живот. Ну как? Можем мы поговорить о той работенке, которую вы делаете для Сейури Накады? Или мне нажать на курок?

– Что вы хотите узнать? – спросила она, и на лбу у нее выступили капли пота.

Мне нравится мой пистолет. Он выглядит устрашающе. И не без оснований.

– Начнем с того, что вы скажете, – спокойно и уверенно говорила я, – правда ли, что вы собираетесь прекратить вращение планеты при помощи термоядерного заряда?

Она с трудом сглотнула слюну и потом ответила:

– Не знаю. Я не имею к этому никакого отношения. Работа ведется не в моем отделе. Я отвечаю за оценку влияния на среду после прекращения вращения, а не за то, как его осуществить.

– Влияние на среду? – переспросила я, поскольку ее слова меня заинтересовали, – так каково же будет влияние?

– Пока еще не знаю. Мы работаем над этим.

– Как повлияет дополнительное количество тепла на ядро планеты?

– Не знаю, – повторила она, – я занимаюсь только окружающей средой: возможные изменения погодных условий, характерных для этого района, запас воды, производство кислорода, поведение псевдопланктсша и тому подобное.

Капля пота скатилась по ее лбу вниз.

– Хорошо, тогда что же произойдет со всем этим? – спросила я.

– Я же сказала вам, что мы еще изучаем эту проблему.

– Но у вас должны быть уже какие-то разработанные идеи?

Она снова проглотила слюну и продолжала:

– Пока не похоже, что произойдут какие-то серьезные нарушения. В конце концов, атмосфера уже сейчас движется быстрее, чем планета.

Капля пота упала на бровь, но вслед за ней катилась новая. Странно, что в подобных ситуациях человек замечает такие вещи.

– Но вы исходите из того, что остановка вращения будет неожиданной, а не постепенной и начинающейся в одной точке? – уточнила я.

– Да, – ответила женщина, даже не кивнув головой.

Думаю, что она говорила правду.

– Хорошо. Теперь мне нужно поговорить непосредственно с тем, кто отвечает за остановку Эпиметея. Кто это?

– Это, должно быть, доктор Ли, – при этих словах старушка сдержанно махнула влево, стараясь шевелиться как можно меньше.

Я кивнула.

– Эта комната изолирована или здесь открыт канал компьютерной связи?

– Я не знаю, – ответила моя собеседница, которая, думаю, не знала чертовски много вещей.

– Если здесь функционирует канал связи, – громко проговорила я, – то прошу доктора Ли спуститься сюда для разговора со мной.

– Я уже здесь, – прозвучал мужской голос и морской пейзаж исчез с экрана.

Около серой стены стоял высокий полный мужчина со скудной черной бородой и, что было важно, с пистолетом в руке. И все-таки, они ходили вооруженными в здании института или, по крайней мере, у них под рукой имелось оружие. У него был пистолет с обыкновенной небольшой памятью охранника местного производства. Я знаю эту модель. Ее продавали под тремя-четырьмя названиями. Это было далеко не лучшее оружие и, чаще всего, оно было заряжено пулями с паралитическим газом. Хотя я не могла сказать это наверняка.

В нем могли оказаться и боевые патроны. На меня был наставлен пистолет – вот, что важно, а другие факты не имеют значения.

– Вы Кэрлайл Хсинг, не так ли? – спросил мужчина.

Мне пришло в голову, что, пожалуй, слишком много людей знает, кто я, и решила не отвечать.

– Скорее всего, так и есть, – сказал он, – я узнал от Поли, что вы пытаетесь что-то выведать.

Я по-прежнему ничего не отвечала, но, тем не менее, теперь поняла, откуда он меня знает.

Доктор Ли, если это был он, откашлялся и проговорил:

– Хсинг, мне кажется, вам лучше убраться отсюда. Вы вступили на территорию частной собственности, и я уверен, что, наставив дуло пистолета на эту женщину, вы совершаете преступление.

– Кроме этого, я еще и получаю ответы на свои вопросы, – сказала я.

– Больше не получите. Если вы выстрелите, я уложу вас, а наведете на меня пистолет, сразу же буду стрелять. Мои действия в этом случае можно будет расценивать как самооборону и защиту собственности Института. Вы же, стреляя, совершите вооруженное нападение. Так что убирайтесь-ка отсюда и оставьте нас в покое, а мы, в свою очередь, забудем об этом инциденте.

– А я не собираюсь ничего забывать, – сказала я и, решив попробовать выложить все начистоту, добавила: – Послушайте, мне нужно кое-что узнать от ваших людей, а оружие – это самый быстрый способ, который я знаю, чтобы развязать им языки. Может быть, нам отложить его в сторону и просто поговорить?

– Нам не о чем разговаривать, – презрительно сказал Ли.

Мне это не понравилось.

– Думаю, что есть, – резко возразила я, – если, конечно, вы не хотите, чтобы все, что я знаю о ваших с Накадой планах относительно остановки планеты, оказалось во всеобщей компьютерной сети.

Оружие дрогнуло в его руках, и, думаю, что в этом не было виновато его автоматическое устройство.

– Ну что? Отложим оружие в сторону? – снова спросила я.

– Нет, – ответил Ли, крепче сжимая пистолет, – если вы отправите это в компьютерную сеть, то мы вас уничтожим.

– Ну и что? – спросила я, – черт возьми, что мне терять? Если вы знаете, кто я, и выясните, где и как я живу, и как попала туда, проверите мои счета и тогда увидите, что не можете сделать ничего хуже, чем могу я вам. Ну, так собираетесь говорить или нет?

Он помедлил, слегка опустив пистолет.

– Не сейчас. Мне нужно подумать и обговорить все с остальными.

– Хорошо, – согласилась я.

– Не знаю, сколько мне понадобится времени, – сказал он.

– Я не тороплюсь, – улыбнувшись, ответила я.

– Послушайте, я не могу оставить вас здесь в Институте с оружием в руках, зная при этом, что вас интересует. Возвращайтесь к себе в офис, а мы обратимся к вам в течение… в течение двадцати четырех часов. Если мы этого не сделаем, то можете запускать все, что хотите, в компьютерную сеть.

28
{"b":"28612","o":1}