ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда я была еще девочкой, на подобных сооружениях устанавливали такие машины, но им ни разу не удавалось качественно выполнить свою работу. Рано или поздно псевдопланктон попадал в очистительные устройства точно так же, как во все, что находилось рядом с водой, и заполнял их.

Машины, которые нельзя было забить псевдопланктоном, дороже человеческого труда. А организм, способный изменить ситуацию, стоил бы еще больше и мог оказаться опасным, потому что вся планета живет и дышит за счет псевдопланктона. Это единственный источник кислорода на Эпиметее.

К тому же он имеет мельчайшие размеры, меньше, чем микроорганизмы, которые обитают на Земле, поэтому создать противоядие практически невозможно.

Я подумала, что Зар Пикенс через несколько дней снова получит свою работу, поэтому его временный статус безработного не внушал мне опасений.

– Хорошо, мистер Ванг, – сказала я, – чем я могу быть вам полезна?

Он снова занервничал.

– Это касается не совсем меня, – ответил он, – то есть, не только меня.

Мне надоела его нерешительность.

– Ладно, – предложила я, – расскажите обо всем, ведь вам есть, что сказать, но только давайте начнем, хорошо?

Немного помедлив, парень начал говорить:

– Я живу у самой стены кратера, в конце Уэст-Энда. Вы же знаете, что это очень дешево?

Дешево, черт побери, а может, и вообще бесплатно. Во всяком случае, там уже брошено с десяток домов. Даже несколько на Хуаресе. Хозяева считают, что нет смысла ремонтировать и содержать эти дома, когда Солнце уже над горизонтом.

Они просто разбирали верхние этажи. А если здание совсем не соответствовало даже минимальным стандартам, то при увеличении жалоб сносили его – “деловой подход”, учитывая ситуацию на Эгашетее.

Не знаю, были ли у Пикенса особые на то причины, чтобы прийти ко мне, но он поступил правильно, так как компьютерные сети в Уэст-Энде, мягко выражаясь, ненадежны.

Я ничего не сказала, лишь кивнула. Пикенс тоже кивнул.

– Поэтому я никогда не жаловался. Никто у нас не жаловался. Нас там немного живет. И мы никого не трогаем. Вы понимаете?

Я снова кивнула. Люди и раньше незаконно вселялись в дома, это не ново. Так происходило на самых окраинах и в пещерах стены кратера, когда я была еще совсем девчонкой. Но за последние годы они продвинулись дальше, вглубь, особенно на западе.

– Все шло хорошо, – сказал Пикенс, – пока две недели назад к нам не пришел один тип с верзилой за спиной и не заявил, что он служит у нового владельца домов, и что плата поднимается, поэтому мы или платим, или убираемся.

Я откинулась на спинку стула и положила пистолет в кобуру. Все начинало казаться интересным, а, может быть, глупым. Вероятно, это мошенничество. Это настолько очевидно, что должно быть понятно даже ребенку. Я положила руки за голову и спросила:

– Новый владелец?

– Он так сказал.

Я кивнула.

– Продолжайте.

Пикенс пожал плечами.

– По-моему, это все.

– Что вы хотите от меня?

С минуту он казался растерянным, затем воскликнул:

– Нет, а как вы думаете, Хсинг? Конечно, мы хотим отделаться от этого парня!

Его голос стал резким и пронзительным.

– О каком новом владельце может идти речь? Кто покупает Уэст-Энд? Солнце всходит! Никто не собирался покупать землю в Уэст-Энде, откуда взялся новый владелец? Мы думали, что он мошенник, но когда справились о нем в городской администрации, оказалось, что он действовал на законных правах, поэтому мы не можем обратиться в полицию. Если мы его просто уберем, то этот чертов владелец пришлет другого. Нужен кто-нибудь, чтобы разобраться в этом деле, потому что нам некуда больше идти и мы не можем заплатить такую сумму.

Пикенс так разволновался, что чуть было не вскочил с дивана. Я выпрямилась и опустила руки.

– Тогда как же вы собираетесь платить мне? – спросила я, снова вытащив пистолет и держа его под столом.

Мой вопрос заставил его замолчать, а ведь он еще не видел оружия. Парень снова заерзал и откинулся на спинку дивана.

– Мы собрали немного денег, каждый внес свою долю, – пробормотал он, – говорили, что вы берете недорого, если понравится работа. Надеюсь, вы нам поможете. Да у нас больше и нет денег.

– Сколько? – спросила я.

– Двести пять кредитов, – сказал он, – может быть, чуть больше, я не могу обещать.

Да, черт возьми, действительно, маловато. Но я заинтересовалась предложением. Меня, как и этого парня, удивило, что кто-то покупает землю в Уэст-Энде. Это же просто глупо. Я предположила так же, как и он, что некто в городской администрации занимается махинациями. Двести пяти кредитов не хватит, чтобы улететь с планеты, когда наступит рассвет, но этого достаточно на два хороших обеда.

Вообще-то, дело приобретает интересный поворот. Например, меня наградят за разоблачение мошенничества чиновника, а если я решу, что совесть – просто непозволительная роскошь, то смогу получить свою долю из суммы, вырученной этим типом.

– Хорошо, мистер Ванг, – сказала я, – мне нужна сотня авансом, а также адреса и имена тех, с кого требовали плату.

От удивления он вытаращил глаза и приоткрыл рот.

– Вы хотите сказать, что возьметесь за это дело? – спросил парень с сомнением в голосе.

Он оказался настоящим простаком. Интересно, как ему удалось получить работу даже на очистительных фильтрах? Могу поспорить, что его симбионт умер от недостатка внимания и заботы.

– Да, мистер Пикенс, – сказала я твердо, – берусь.

Все было решено. Он достал записную книжку и стал называть имена и адреса. Я ввела все сведения в компьютер. Бедняга даже не заметил, что я назвала его настоящим именем.

Глава 2

Наконец, выпроводив, Зара Пикенса из моего офиса, я стала обдумывать его дело. Компьютер увеличил громкость звучавшей мелодии, но теперь она была спокойной и располагала к размышлениям, а на голографическом экране светилось абстрактное изображение.

Я откинулась на спинку стула, размышляя о том, что меня могут надуть или подставить. В связи со спецификой моей деятельности, приходилось быть подозрительной.

Все казалось очень странным…

Поднявшись на цыпочки у самой западной стены кратера, можно увидеть краешек Солнца, конечно, надев темные очки, или без них, если вам наплевать, что сгорит ваша сетчатка. Через год там никто не сможет жить без солнцезащитных экранов и очков. Возможно, вообще никто не сможет жить, черт возьми, даже через десять недель. Верхних этажей некоторых зданий уже касались лучи Солнца. Этот убийца двигался со скоростью сто тридцать восемь сантиметров в день.

И все это знали.

Тогда зачем кому-то покупать там дома? Никто бы этого не стал делать.

Цена на недвижимость падает с тех пор, как стала просачиваться информация о восходе Солнца, основатели города сделали огромную ошибку сто шестьдесят лет назад, потому что уже тогда планета была обречена. Быстрее всех падали цены в Уэст-Энде. Думаю, что купить там участок под строительство здания или само здание можно было дешевле стоимости билета на реактивный планетолет в Трэпе. Но плата жильцов не смогла бы вернуть деньги до рассвета, так как она снижалась, и много было других дешевых мест, особенно здесь, на востоке, где жила и я. Значит, никто в здравом уме не купит там недвижимость. Даже если вы получите ее даром, то придется заплатить за регистрацию права на владение столько, что это превратит дело в убыточное, потому что государственные пошлины совсем не снизились. Поэтому вырисовывались четыре возможных варианта.

Первый. Кто-то сошел с ума. Это нельзя исключать. В наше время мало осталось сумасшедших, но все же они есть. Возможно, какой-нибудь бедолага с отклонениями и в самом деле купил землю, которая в будущем будет всеми покинута.

Второй. Кто-то задумал получить право на владение бесплатно, без уплаты пошлины, и пытается вытянуть немного денег. Это свободное предпринимательство, но оно абсолютно незаконно. Если я смогу это доказать, то можно обращаться в соответствующие органы.

3
{"b":"28612","o":1}