ЛитМир - Электронная Библиотека

Мне только и нужно было узнать, что он дома.

Мы вчетвером подошли к зданию. Я отступила, держа пистолет наготове, а киборг тем временем расправился с системой охраны двери.

Но первым в дом вошел не киборг. Когда дверь распахнулась, я, опередив всех, ворвалась в квартиру.

Да, квартирка неплохая, просторная, но эта парочка относилась к ней не так, как она заслуживала. Квартира была отделана в темно-бордовом и красном тонах. На золотистых стенах не было видно голографических экранов, лишь в одном углу висел дешевый видео. Вся обстановка – обычная, без модных новшеств: никаких периодических смен цвета или ножек, поддерживающих предметы, зависшие в воздухе. Да и вообще мебели было немного. Видимо, Орчид и Риглиус истратили все свои свободные деньги на то, чтобы снять эту квартиру, а на приличную обстановку не хватило.

А возможно, они просто решили не тратиться на мебель, так как эта квартира – все равно лишь временное жилье. Когда провернут здесь свое дельце, они оба отправятся на Прометей.

Лучшим предметом в комнате была большая темно-бордовая софа, стоявшая у стены. На ней и сидел Риглиус.

Я бросилась на него. Он увернулся, как-то неловко наклонившись в сторону, и я с размаху ударила его ребром ладони по горлу.

Риглиус застонал и схватил меня в охапку.

Наверное, он решил, что сломает меня пополам – я ведь такая маленькая, особенно, по сравнению с ним.

Но меня не так-то легко сломать.

Я схватила его за подбородок и ударила головой о стену. Сильно ударила дважды о стену, затем – рукояткой пистолета по горлу, и почувствовала, как Риглиус обмяк. У него заурчало в желудке, и мне это показалось странным и неуместным.

Может, это из-за моего удара?

На помощь спешил киборг, но я жестом остановила его: это сугубо личное дело. Риглиус хотел меня убить.

Здоровяк продолжал хватать ртом воздух. Я надавила пальцем на его левый глаз. Ему повезло, что ногти у меня еще не отросли.

Риглиус попытался закричать, но не смог, потому что я ударила его по горлу пистолетом и засунула ему в рот кулак.

У этого идиота даже не хватило ума укусить меня, поэтому я просто колотила его головой о стену, пока он не отключился.

Говорю вам, черт возьми, я почувствовала огромное удовлетворение, что наконец смогла сделать нечто настолько простое и эффективное. У меня очень строгие принципы на предмет излишнего применения силы, но иногда я о них забываю, что, конечно, не следует делать. Когда Риглиус начал медленно сползать по стене, я отошла от него, чтобы не мешать ему падать. Он приземлился на угол дивана, которому удалось таким образом изменить свою форму, чтобы не дать Риглиусу упасть на пол.

Там Бобо и остался лежать в полубессознательном состоянии. В животе у него снова заурчало, я засмеялась.

Толстяком занялась женщина из моего прикрытия: она села на него, приставив ему к горлу свои когти.

Киборг тем временем уже открывал двери спальни. В первой никого не оказалось, лишь в центре комнаты парила белая неубраная постель, да в одном углу стоял гардероб-автомат – и больше ничего.

Орчид был во второй спальне, выполненной в золотисто-красных тонах, которая поглотила, видимо, все деньги, сэкономленные ее хозяином на отделке остальных. На стенах висели огромные голографические экраны, причем на всех четырех изображались эротические этюды. Но мне недосуг было обращать на них внимание. Орчид, со спущенными штанами, лежал в постели с какой-то женщиной. Чтобы ничто не мешало ему получать удовольствие, он включил защитное поле и поэтому не услышал шума, который мы произвели в соседней комнате.

Я подбежала к кровати и схватила Орчида до того, как он успел нас заметить. Приемом сбросила его на пол, а когда он открыл рот, чтобы выразить свой протест, я засунула туда ствол своего пистолета.

Женщина закричала, но парень с клыками оттолкнул ее в угол комнаты, так что она была нейтрализована на время моих переговоров с мистером Орчидом. Женщине позволили поправить наряд, состоящий из каких-то оборочек плавно сменявших друг друга цветов, не способный ничего скрыть. Но пистолет все-таки был приставлен к ее горлу.

Киборг встал у входной двери и, периодически чередуя, оглядывал улицу и комнаты. Хорошая, основательная работа.

– Итак, мистер Пол Орчид, – сказала я, – нам нужно кое о чем потолковать.

Орчид ничего не ответил. Он просто не мог это сделать, принимая во внимание местоположение моего пистолета. Однако глаза его удивленно расширились. По-моему, Орчид узнал меня только в тот момент, когда услышал мой голос. Я действительно выглядела несколько иначе – с легким пушком вместо настоящих волос на голове и совершенно без бровей. И потом, он ведь считал меня мертвой.

– Прежде всего, – продолжила я, – я знаю, почему вы хотели убить меня, о вашем липовом плане спасения города, при помощи которого вы дурачите Сейури Накаду. Вы не хотели допустить, чтобы я раскрыла ей глаза на ваш обман. Но вы переусердствовали, идиоты. Это было не мое дело – я ничем не обязана Накаде и ничего ей не должна. Если бы вы не попытались убить меня – вы, две паршивые скотины, – мне было бы наплевать на все это. Но вы… вы выбросили меня на дневную сторону, и теперь это мое дело. Мое личное дело.

Я пошевелила пистолетом, и Орчид попытался издать какой-то звук, но я еще не закончила.

– Скорее всего, ты сейчас все это записываешь. Ты, наверное, думаешь, что можешь подать на меня в суд за нарушение неприкосновенности жилища, хулиганское нападение и угрозу оружием. Возможно, ты даже прав. Но, глупый ты сукин сын, я сама подам на тебя за похищение и попытку убийства, даже если и не расскажу Накаде о вашем обмане. Неужели ты действительно решил, что я такая тупая и не имею системы защиты? Да у меня есть видиозапись, на которой четко видно, как вы с Бобо тащите меня из дома, запихиваете в машину и везете на восток через стену кратера. У меня есть свидетели и масса доказательств, и все это хранится в дюжине разных мест, куда ты не сможешь добраться.

Орчид как-то странно пискнул, и я ткнула ему пистолетом в зубы.

– Так вот, – продолжала я, – если теперь мы прояснили вопрос о том, что является основой наших переговоров, а именно: я знаю обо всех ваших планах – это раз, ты сидишь у меня на крючке – это два, тогда я разрешу тебе подняться, и мы могли бы поговорить по-деловому. Что скажешь?

Орчид снова пискнул и попытался кивнуть головой.

Все это время я сидела на нем, наклонившись к его лицу. Договорив, я встала.

– И еще одно, – добавила я, пока он поднимался с пола и застегивал штаны. – Если мы всетаки закончим тем, что будем выдвигать обвинения друг против друга, я хочу, чтобы ты знал: мне совсем не понравилась дневная сторона, и я злопамятна. К тому же, я отлично умею мстить. Если ты отправишься в суд, и они признают меня виновной, а видит Бог, что именно так они и поступят, принимая во внимание мои прошлые подвиги, то я воспользуюсь привилегией жертвы, и суд отменит приговор. У меня было время все это обдумать – там, на солнце. Масса времени. Я потребую, чтобы тебе отрезали яйца – медленно и без анестезии. Это жестоко, я знаю, но за похищение и попытку убийства, думаю, я смогу этого добиться. Ты просто помни об этом, пока мы будем разговаривать, хорошо?

На самом деле, я вовсе не думала требовать такого приговора, но для таких, как Орчид, это чертовски хорошее средство.

Он кивнул, потирая челюсть.

Бедняга подумал, что я еще что-то хочу сказать. Но я выжидала. Теперь настала его очередь говорить.

– Хорошо, Хсинг, чего ты хочешь? – наконец, спросил Орчид.

– Да уж пора бы тебе, черт возьми, спросить меня об этом, прежде чем создавать мне проблемы. Все довольно просто, но я собираюсь держать тебя в напряжении, пока ты не ответишь мне на один вопрос. Вот кто, по-твоему, нанял меня?

Он непонимающе уставился на меня, потом несколько раз моргнул. Ах, эти прекрасные глаза так глупо моргали!

– А-а-а, – протянул он. – Ну, я думаю, “НьюЙорк”…

40
{"b":"28612","o":1}