ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо прошел, – ответила я, пытаясь придумать, как бы изложить Большому Джиму свои сомнения.

– Сколько ты получила? – поинтересовался Мичима.

– Как это, сколько получила? – не поняла я.

– Ну, сколько ты получила от Накады? – пояснил он. – Сколько она заплатила тебе за молчание?

– Ничего она мне не заплатила. Только согласилась не трогать этих бродяг.

Мичима целую минуту молча смотрел на меня.

– Слушай, напарник, – наконец заговорил он. – Я не хочу, чтобы наши деловые отношения начинались с неприятностей. Давай ничего не будем скрывать друг от друга, ладно?

– Конечно. Только я ничего не скрываю.

– Ой, ну перестань, Хсинг, хватит уже. Ты отправляешься на эту встречу со всеми подробностями липового проекта, имея все факты, чтобы доказать деду Накаде на Прометее, что его Сейури полная идиотка, и возвращаешься без единого кредита? И ты хочешь, чтобы я в это поверил?

Теперь настала моя очередь удивляться.

– Ладно, Мичима. Расскажи мне, как, по-твоему, прошла эта встреча. Что ты уставился на меня, как баран на новые ворота?

– Хорошо, – все-таки согласился Большой Джим. – Я думаю, что ты рассказала Накаде о том, что Орчид, Риглиус и Ли дурачат ее и она выглядит полной идиоткой. Вероятно, она все время подозревала подобное, в том смысле, что все слишком хорошо, чтобы быть правдой, это же очевидно. Я думаю, что ты намекнула, что дедушке будет небезынтересно узнать, на что она тратит деньги. По-моему, ты сказала, что могла бы известить его об этом в случае необходимости. Думаю, она поняла намек и спросила, сколько стоит уверенность в том, что такая надобность никогда не возникнет. Принимая во внимание тот факт, что она отбывала ссылку, сумма эта будет невелика, но половина ее моя, Хсинг. Ну, так сколько?

Я покачала головой.

– Ты неправильно все понял с самого начала, Мичима.

– Ну, тогда поясни, как было дело, – нетерпеливо потребовал он.

– Сначала ты мне кое-что скажи. Откуда ты узнал, что все это липа?

Мичима задумался, и я поняла, что он вспомнил, что я не говорила ему этого. Он мог бы сказать, что сам додумался до этого, но понимал, что я не поверю.

Думаю, он решил сказать правду.

– Я влез в твой компьютер, – признался он.

– Эй, напарник, – возмутилась я. – А ты хорошо поступил? Ну что за редкостное доверие между напарниками ты тут демонстрируешь?

– Да ладно тебе, Хсинг, – пробурчал Большой Джим. – Ты бочка с золотом. Мы напарники. Ты мне должна. Я просто избавил нас обоих от спора.

– Вот что я скажу тебе, Мичима. Не думай, что дуэт Мичима и Хсинг состоится. Прости.

– Ой, да ладно тебе. Дай мне передышку!

– Даже не волнуйся. Я знаю, что должна тебе. Только не уверена, что наше партнерство состоится. Не думаю, что смогу с тобой работать. Говорю тебе об этом сразу и прямо.

– Черт, да забудь ты о партнерстве, ну? Ты мне не нужна. Но ты должна мне, Хсинг, так что скажи, сколько ты получила от Накады.

– Да я же сказала тебе. Слушай, а как это тебе не удалось нас, подслушать в баре, а? Тогда бы нам не пришлось спорить из-за этого.

Я, конечно, шутила, но Мичима воспринял это серьезно.

– Накада подключила защитное поле. Да еще эти ее флоутэры. В общем, я не смог пробиться. А эти трое болванов, которых я одолжил тебе, даже и не попытались подслушать: решили, что я сам все сделаю. Даже Джерзи.

– Это тот, с хромированным лицом?

Мичима кивнул.

– Знаешь, – предположила я, – может, они все слышали, просто не захотели тебе говорить: решили, что это не твое дело.

Мичима сплюнул, отвернувшись от экрана.

– Не болтай ерунды. Конечно же, мое дело, а эти трое работают на меня. Они ничего не слышали. А вот ты – слышала.

– Верно, – согласилась я, – И уже сказала тебе, что получила.

– Так расскажи мне снова, добавив парочку деталей.

Я кивнула.

– Я так и сделаю. Во-первых, ты хорошо начал в своей игре “отгадайка”. Я действительно сказала Накале, что весь этот проект – липа. Но ты неверно описал ее реакцию. Она мне не поверила. Не поверила ни единому слову и решила, что это я ее обманываю, пытаясь отговорить от этой затеи. Они цепко держат ее.

– Ой, да ладно, – перебил меня Мичима. – Не вешай мне лапшу на уши.

– Но это правда, клянусь тебе. Проверяй, как хочешь, но говорю тебе, она мне не поверила.

– Хсинг, таких дураков не существует! – упорствовал Мичима.

– А ты имел когда-нибудь дело с Накадой? Она не совсем дура, но верит только тому, что ее устраивает. Остановка восхода устраивает ее, и поэтому она не принимает никаких возражений. Вот я и не возражала.

– Но это же сумасшествие!

Я лишь пожала плечами.

Это не такое уж сумасшествие, просто он не мог этого понять. Мичима родился, так же, как и я, на Эпиметее. Разница лишь в том, что у меня, возможно, больше воображения. Я могу мечтать о том, как остановить рассвет, для Мичимы же он неизбежен. Он прожил с этим всю свою жизнь.

Сама эта идея для него – тарабарщина. Джим не может понять, что Накада смотрит на все это подругому. Для нее города – это нечто постоянное, и мысль о том, что этот город скоро умрет и нет способа этого избежать, просто не доступна ей.

Однако, я совершенно уверена, что истина лежит где-то посередине между этими полюсами. При наличии времени, денег и компетентных специалистов Город Ночной Стороны, вероятно, можно было бы спасти, но это не стоит таких затрат. Это стало бы одним из грандиознейших инженерных проектов всех времен, подобно превращению Венеры в землеобразную планету, но только в качестве покрытия затрат был бы лишь город, а не целая планета. Невыгодные инвестиции.

– Верь во что хочешь, но Накада не думает, что это липа. Однако она по-прежнему не хочет утечки информации, поэтому мы подписали соглашение: я помалкиваю, а она не трогает бродяг. Это все, о чем я ее просила.

На лице Мичимы вновь появилось недоверчивое выражение.

– Хсинг, наверное, я тебе все-таки верю. Но если это правда, я должен тебя спросить. У тебя что, черт возьми, с головой не в порядке? Упустить такой шанс!

– Я работаю не так.

Я аннулировала вызов.

Я ожидала, что Мичима перезвонит, но ошиблась, поэтому мне не пришлось объясняться с ним дальше.

Для меня все было просто и ясно. Я детектив.

Была им раньше и остаюсь сейчас. Я веду расследования, продаю информацию или храню молчание, когда мне за это платят.

Но я не шантажист. Накада не нанимала меня для какого-нибудь расследования, поэтому она не должна платить мне за молчание. Я украла у нее эту информацию, потому что она нужна была моему клиенту. Информация не похожа на другие виды собственности: вы можете украсть ее у человека, а он даже не узнает об этом, значит, вы его ничего не лишили. Закона сохранения информации не существует. Ее можно умножать от нуля до бесконечности.

Но все-таки эта информация принадлежит Накале, и я не имею права распространять ее дальше, чем это необходимо. Если бы я взяла у нее деньги за свое молчание, то это означало бы, что я их украла.

Ну да, все это сплошное лицемерие. Я шантажировала ее, когда заставляла оставить в покое этих бродяг. Я не против продажи информации, которая мне не принадлежит. Не против маленького шантажа. Я делаю то, что мне нужно, чтобы выжить.

Но я пытаюсь сохранить самоуважение. Пытаюсь не превышать своих собственных ограничений. Они не установлены законом, но все же это ограничения. У Сейури Накады достаточно проблем, взять хотя бы ее слепую веру в план Орчида и Ли. Я не смогла бы вытрясти из нее все, что можно. Это слишком жестоко. Накала мне ничего плохого не сделала.

Но есть и другая, более прагматичная причина, шантажисты имеют обыкновение очень недолго жить. То, что я взяла у Накады, она вполне может себе позволить. Это для нее не проблема. Мы составили и подписали четкий, ясный, взаимообязывающий контракт, и она могла быть абсолютно уверена, что я не вернусь, чтобы потребовать чегото большего.

43
{"b":"28612","o":1}