ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да мне плевать, кто он такой, — заявил король. — Что он там делает?

— Не знаю, Ваше Величество, — в третий раз повторил Стеррен.

— Ну так пойди и узнай! — в голосе Фенвела явно звучал страх.

Стеррен поклонился:

— Как будет угодно Вашему Величеству. С этими словами он поспешно ретировался, опасаясь, что король с перепугу начнет выдвигать какие-нибудь идиотские условия.

Не теряя времени, он проскочил мимо лежащих, сидящих и стоящих в коридоре крестьян, вышел из замка и на секунду задержался у ворот, чтобы спросить часового:

— Здесь проходил маг в черной мантии?

— Нет, милорд, — последовал ответ. — Он пролетел над северной стеной.

Выйдя из замка, Стеррен пришел к выводу, что возможность путешествовать по воздуху предоставляет громадное преимущество. Пробираясь между обломками домов, он изумлялся, как его люди сумели добраться вчера до ворот, ни разу не споткнувшись о разбросанные повсюду бревна. Видимо, Вонд, шедший впереди отряда, на ходу расчищал путь.

Военачальник остановился. Наверное, ворлок проложил новую дорогу прямо через дома. Она — как стрела — вела от ворот замка к амбару, с крыши которого ворлок наблюдал за вражеской катапультой. Стеррен проследовал через уничтоженную лавку горшечника и без всякого труда выбрался в открытое поле.

Выйдя из развалин поселения, он повернул на север и двинулся по направлению к Вонду, который все еще висел в небесах, водружая каменные глыбы — одну на другую.

Когда Стеррен был уже на полпути к карьеру, ворлок закончил вырубать строительные блоки и полетел к находящемуся неподалеку холму. Не считая небольшого возвышения, на котором стоял замок Семмы, этот холм казался самой высокой точкой в округе. На его вершине сохранился довольно большой участок выжженной солнцем, побуревшей травы.

Ворлок завис над холмом и раскинул руки. Земля отчаянно затряслась, раздался оглушительный грохот. Встав для устойчивости на четвереньки, Стеррен поднял глаза и понял, что Вонд сооружает гигантскую насыпь в форме не правильного многогранника с плоской вершиной.

Через несколько минут землетрясение и грохот прекратились, многогранное плато превратилось в гигантский монолит.

Вонд окинул плоды своих трудов критическим взглядом, выровнял землю вокруг многогранного возвышения, создав со всех сторон хорошо утрамбованное пространство футов в пятьдесят шириной.

Стеррен, не двигаясь, наблюдал за всеми этими манипуляциями.

Еще раз оглядев свое творение, Вонд, видимо, остался доволен. По мановению его руки, каменные плиты, вырубленные ранее и сложенные в штабеля, начали подниматься в воздух и укладываться вокруг возвышения, окружая его каменной стеной.

Стеррен не был уверен — он все еще находился довольно далеко от стройки, но ему показалось, что швы между плитами каким-то непостижимым образом заплавлялись, и возвышение вскоре оказалось закованным в сплошную каменную стену.

Когда внешняя оболочка была готова, вдоль нее горизонтально легли новые плиты, их края плотно приваривались к основанию стены.

Вся эта операция, само собой, сопровождалась грандиозным грохотом, что было естественно, так как ворлок ворочал многотонные каменные глыбы. Когда очередной блок только начал полет и шум ненадолго прервался, Стеррен поднялся на ноги и закричал во всю глотку:

— Эй, там! Я вас приветствую!

Вонд оглянулся и, увидев военачальника, помахал рукой. Когда каменный блок с гулом упал рядом со своим предшественником, ворлок спустился с небес и завис в воздухе в футе над землей и в пяти футах от Стеррена.

— Доброе утро, — произнес молодой человек. Вонд ответил вежливым кивком.

— Прошу прощения за столь беспардонное любопытство, — сказал Стеррен, — но чем это вы занимаетесь?

— Сооружаю дворец, — ответил Вонд.

Военачальник посмотрел на каменную конструкцию:

— Дворец?

Ворлок проследил за его взглядом и пояснил:

— Я еще только начал. Мне хотелось возвести здание на вершине холма, но под рукой не оказалось ни единого возвышения, так что приходится сооружать собственное. Но согласитесь, довольно глупо воздвигать гору, чтобы затем наполовину срыть ее, сооружая подземные помещения. Поэтому я решил вначале заняться подвалом и над ним уже насыпать холм.

— О, — произнес Стеррен, — теперь я понимаю. Вон там будет внутренний двор, да?

— Именно, — широко улыбаясь, подтвердил Вонд.

— Значит, со всех четырех сторон вы построите подвалы, затем навалите на них землю и образуете холм?

— Именно, — повторил Вонд. — Что вы на это скажете?

— Что вам предстоит немало потрудиться.

— Вовсе нет, — запротестовал Вонд. — Это не работа, а забава! Ведь я же в конце концов ворлок. В отличие от остальных видов магии, которые истощают организм, моя деятельность заряжает меня новой энергией! И знаете, сейчас я чувствую себя почти всемогущим.

Стеррен кивнул и после некоторого колебания произнес:

— Не знаю... возможно, это не мое дело, но сможете ли вы ужиться с местными жителями? Ведь вы разрушили поселение и фермы. Большинство крестьян нашли убежище в замке, а некоторые разбежались по родственникам. Они вернутся, как только заслышат об окончании войны. Боюсь, эти люди будут недовольны.

— Тем хуже для них, — пожал плечами Вонд. — Они все равно ничего не смогут сделать.

Подобная бессердечность изумила Стеррена:

— Но вы по-прежнему смертны! Не боитесь получить в спину нож?

— Ха! — с издевкой воскликнул Вонд. — Пусть только попробуют! Не беспокойтесь обо мне, Стеррен. У всех этих варваров не хватит силенок, чтобы убить меня!

— Вы уверены? — с искренним любопытством спросил Стеррен.

— Абсолютно.

Военачальник еще раз посмотрел на основание дворца Вонда и заметил:

— Королю Фенвелу ваша затея не понравится.

— А я и не жду его одобрения, — ответил Вонд. — Кстати, желание позлить его — одна из причин моей затеи.

— Каковы другие причины?

— Ну, во-первых, это интересно! — ухмыльнулся Вонд. — Разве вам никогда не хотелось жить во дворце? У меня такое желание было и теперь я могу осуществить его! Вы же знаете, возможности ворлокства ограничивает только Зов, а в Семме об этом беспокоиться нечего. Здесь я всесилен! На старого же короля Фенвела мне насрать! Я могу творить все, что мне заблагорассудится, и он ничего не сможет сделать!

— Очень надеюсь, что вы правы, — сказал Стеррен. — Если бы вас убили из-за того, что вы не правильно оценили ситуацию, ответственность легла бы на меня. Ведь это я привез вас сюда.

— Я все оценил правильно! Просчитался старый осел — король. Знаете, Стеррен, почему я хочу соорудить холм? Чтобы мой дворец стоял выше, чем его. Это будет огромное, красивое и величественное здание. Таким замок Семмы никогда не был. Я переплюну короля Фенвела по всем статьям!

— Я понимаю ваше раздражение, вызванное этим типом, — сказал Стеррен. — Но не кажется ли вам, что такая реакция чрезмерна?

Подумав несколько секунд, Вонд проговорил:

— Нет, не кажется. У меня нет другого занятия, и мне некуда идти. Я привязан к этому месту и должен обживаться здесь с максимальными удобствами. А удовольствие отыграться на Фенвеле за то, что он такой идиот, — всего лишь дополнительное бесплатное приложение.

— Понимаю, — согласился Стеррен. Он поколебался, но все же спросил:

— Что вы намерены делать после того, как строительство замка закончится?

— Жить в нем, само собой.

— Я хотел узнать ваши долгосрочные планы.

Вонд пожал плечами:

— Еще не решил. Подыщу себе несколько наложниц, украшу интерьер, соберу во дворец сокровища. Нечто вроде этого.

— Понимаю, — протянул Стеррен. Он не знал, продолжать ему или нет. — Но вы пока не собираетесь покорять Семму или что-то в этом духе?

Военачальник горячо надеялся, что не оплодотворил Вонда новой замечательной идеей.

Скорее всего ворлоку уже приходила в голову такая мысль.

Вонд рассмеялся:

— Не дурите! Разве не ясно, что я уже покорил Семму? Просто она пока еще не знает об этом.

39
{"b":"28613","o":1}