ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стеррен кивнул, выражая согласие.

— Так-то, — сказал Вонд. — Моя империя станет прибежищем для ворлоков, начинающих беспокоиться по поводу Зова, благословенным местом, где они без страха смогут пользоваться своими магическими способностями.

Стеррен представлял, насколько пребывание в империи Вонда будет приятно ворлокам и какими неприятностями это обернется для всех остальных. Маги повсеместно взаимно сдерживали друг друга, кроме того, волшебники, колдуны, ясновидящие и некоторые иные разновидности магов обладали весьма ограниченными возможностями. Демонология была связана с риском, который возрастал с увеличением могущества демонолога. Хорошо известно, что демонам нельзя доверять. Теургию ограничивало нежелание богов вмешиваться в мирские дела. Чародеи... По совести говоря, Стеррен не знал, что мешает им сорваться с цепи. Может быть, их внутреннее соперничество, а может быть, хаотическое состояние, в котором находилось это магическое искусство.

Границы ворлокству ставил Зов. Вонд нашел способ избежать его. Во всяком случае, думал, что нашел.

Стеррену казалось, что по этому вопросу Вонд настроен чересчур оптимистично. Но упоминать об этом сейчас, по-видимому, было бы ошибкой.

Кстати, интересно, как отреагирует на создание империи ворлоков могущественная Гильдия чародеев?

Совершенно ясно, что воспримет это в штыки, подумал Стеррен; он хотел было предупредить Вонда, но вовремя прикусил язык.

Почему он должен оказывать ворлоку услугу? Этот человек, движимый обидой на глупого старика и желанием развлечься, готов закабалить кучу Малых Королевств. Да, они Стеррен были товарищами по оружию, но это не может служить оправданием бесчеловечности.

Но с другой стороны, чем Вонд хуже Фенвела? Он может оказаться вполне достойным правителем.

Впрочем, понять это пока невозможно. Поэтому Стеррен решил выждать, держа свои соображения при себе. Эти соображения включали в себя и Гильдию чародеев, и фундаментальную ошибку в рассуждениях Вонда об избавлении ворлоков от Зова.

— Эй, Стеррен! — громкий крик Вонда заставил военачальника очнуться. — Вы что уснули?

Стеррен пришел в себя и обнаружил, что топчется на месте, погрузившись в собственные мысли.

— Нет, — произнес он. — Я думаю.

— О чем?

— Пытаюсь представить, как будет выглядеть империя ворлоков, — уклончиво ответил Стеррен.

— Что же, — проговорил Вонд, — надеюсь вы останетесь здесь и увидите все собственными глазами! Я перед вами в долгу, Стеррен. Вы привезли меня сюда, обращались со мной по справедливости и даже посоветовали подключиться к новому Источнику. В конечном итоге я обнаружил бы его и сам, но вы облегчили мою задачу. Знаете, если бы у вас была хотя бы капля способностей ворлока, вы стали бы одним из соправителей моей империи!

Стеррен покачал головой:

— У меня нет способностей.

— Есть, Стеррен, но вы настроены на Алдагмор. Я сделаю так, что вы услышите новый Источник не хуже, чем слышали старый.

— Вряд ли у меня что-то получится.

— Не глупите. Вы ведь не раз пользовались ворлокством в Этшаре.

— Я мог повлиять только на игральные кости и даже не знал, как это происходит! Та еще магия!

— Но здесь все должно обстоять иначе. Мы примерно в десяти лигах от Источника.

Это заявление пробудило в Стеррене живой интерес.

— Десять лиг? — переспросил он.

— Не больше. Я чувствую это... В этшарском языке нет слов, чтобы описать мое состояние. Ворлоки их пока не придумали. Но так или иначе я убежден, что источник не далее, чем в десяти лигах от нас.

Он указал на северо-запад, и Стеррен постарался запомнить направление как можно точнее:

— Десять лиг или сто, но ворлок из меня все равно не получится.

— Не спорьте со мной! — Вонд взмахнул рукой в сторону военачальника.

Тот непроизвольно моргнул. Что-то произошло. Стеррен ощутил это своим затылком.

— Вот так, — сказал ворлок. — Я чуть перестроил ваш мозг, и теперь вы можете слышать новый Источник.

— Ничего я не слышу, — пробормотал Стеррен.

— А я и не утверждаю, что вы слышите его ушами! Я говорю, что вы теперь ворлок и способны черпать силу из нового Источника! А сейчас попробуйте поймать вот это, не прикасаясь руками.

Вонд извлек из воздуха сверкающий предмет и кинул его Стеррену.

Стеррен инстинктивно поднял руки, защищая лицо, и в тот же миг в глубине его сознания мелькнула мысль: а может быть, он все-таки ворлок, может быть, он сможет проконтролировать этот предмет точно так, как в свое время в Этшаре он контролировал игральные кости? Он попытался представить, как двигает предмет, не прикасаясь к нему.

В этот момент маленький блестящий шар разбился о камень у его ног.

Стеррен нагнулся и поднял серебристый кусочек льда, быстро тающий в теплой ладони:

— Я старался.

Вонд взирал на него, не скрывая презрения:

— Я знаю, что вы старались. Я это чувствовал. Думаю, вы правы — вы не ворлок!

— Где вы достали лед? — спросил Стеррен, глядя на капающую с пальцев воду.

— Из воздуха. Для настоящего ворлока это не составляет никакого труда.

— О-о, — протянул Стеррен. Он видел, как Вонд вырубал каменные блоки из подземных скал, но получение льда из воздуха показалось ему совершенно сверхъестественным трюком.

— А вы можете это повторить?

— Конечно, могу! — возмущенно бросил ворлок.

— Я только хотел... — начал Стеррен.

— Убирайтесь! — приказал Вонд. — Я утомился от ваших вопросов, а мне еще надо строить дворец! Отправляйтесь в замок и передайте его обитателям, что теперь всем здесь распоряжаюсь я. Как только закончится строительство, я лично сообщу им, что надо делать.

Стеррен хотел было возразить, но инстинкт самосохранения подсказал ему, что этого лучше не делать.

— Идите! — загремел голос Вонда.

Воздух вокруг ворлока окрасился багровыми всполохами.

И Стеррен пошел.

Глава 27

— А я бы не стал волноваться, — сказал Стеррен.

Принцесса Ширрин бросила на него удивленный взгляд. Кроме военачальника, в комнате были только она и ее папаша. Королева Ашасса и принцесса Лура отправились по своим делам.

— Вы все равно ничего не можете с ним сделать. Поэтому придется смириться. Он не... — Стеррен безуспешно пытался отыскать на семмате эквивалент слову «злобный». Отказавшись от бесплодных попыток, он продолжил:

— Если вы не рассердите его, он никого не обидит.

— Но он же узурпатор, изменник! — завопил король.

Стеррен пожал плечами. Он не считал Вонда изменником, поскольку тот был этшаритом. Однако «узурпатор», признал про себя молодой человек, вполне подходит для данного случая.

— Хорошо, военачальник, — продолжил Фенвел. — Как бы ты поступил на моем месте?

— Я бы сдался, — не задумываясь, ответил Стеррен. К сожалению, он не знал, как сказать «отрекся бы от престола».

У Ширрин вырвался испуганный писк, который мужчины проигнорировали.

— Убирайся! — прорычал Фенвел.

Стеррен с поклоном удалился.

Покончив на данный момент со своими обязанностями, он направился прямиком на кухню. Военачальник со вчерашнего дня ничего не ел, и желудок начал давать о себе знать.

Он не удивился, увидев двух чародеев и трех волшебников, сидевших вокруг стола, во главе которого на высоком табурете восседала принцесса Лура.

Он вежливо приветствовал всю компанию и попросил одну из помощниц повара найти что-нибудь перекусить.

— Тащите все, что подвернется под руку: сухие корки, обглоданные кости — одним словом, все.

— Не беспокойтесь, милорд. Если в кухне ничего не найдется, я пороюсь в собачьих мисках, — рассмеялась служанка и заспешила прочь, а Стеррен уселся у большой разделочной колоды, вполне способной заменить стол.

— Привет, лорд Стеррен, — сказала Лура, — чем это занят ваш сумасшедший маг?

— Он не сумасшедший, — ответил Стеррен.

— Но что он делает? — спросила по-этшарски Шенна. — Я проснулась довольно рано, но Вонд к этому времени уже исчез. Не знаю, спал ли он вообще.

41
{"b":"28613","o":1}