ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Говорите на семмате! — потребовала Лура.

— Я переведу тебе все самое важное, — пообещала Шенна. — Ведь Аннара и Эмнер совсем не знают семмата.

— Ну и что? Я совсем не знаю этшарского. И вообще — это замок моего папы!

— Но мы беседуем не с твоим папой, а говорим между собой, — терпеливо объяснила Шенна. — Обещаю, Лура, я все переведу.

— Для вас — Ваше Высочество, — сварливым тоном заявила девочка.

Стеррен взглянул на Луру, решая, стоит ли ему поставить на место капризную принцессу, и пришел к выводу, что специально ничего говорить не надо. Все произойдет само собой.

— Итак? — сказал Эмнер по-этшарски.

— Он строит дворец, — ответил Стеррен. — Провозгласил себя диктатором Семмы и собирается создать управляемую ворлоками империю.

Шенна, немного поколебавшись, перевела это сообщение следующим образом:

— Сумасшедший маг строит себе дворец, потому что тоже хочет стать королем.

— С чего это он вдруг? — удивилась принцесса.

— Ему показалось, что твой отец скверно с ним обошелся, — объяснил Стеррен.

Принцесса Лура удивилась еще больше:

— Но ведь папочка со всеми ведет себя гадко!

— Знаю, но Вонд к этому не привык. Он чувствует себя оскорбленным.

— Это же страшная глупость! — объявила Лура.

Стеррен пожал плечами:

— Согласен.

— Так что же все-таки происходит? — по-этшарски спросила Аннара.

Стеррен вздохнул. Он увидел приближающуюся помощницу повара с полным подносом в руках. Несмотря на угрозу принести собачьи объедки, девушка нашла сушеные фрукты, оставшиеся от завтрака, ломтики баранины и несколько сортов хлеба.

Стеррен решил, что с объяснениями можно повременить.

— Послушайте, — сказал он по-этшарски, — во-первых, мне надо поесть, а во-вторых, я не могу говорить сразу на двух языках. Не могли бы вы немного подождать?

Переключившись на семмат, Стеррен добавил:

— Ваше Высочество, сейчас я хочу подкрепиться. Вы разрешите мне позже посетить вас в королевских семейных покоях и дать вам исчерпывающее описание событий?

Маленькая принцесса серьезно посмотрела на Стеррена.

— Хорошо, — сказала она и, соскользнув со своего насеста, гордо удалилась.

Стеррен и пятеро магов изо всех сил старались не рассмеяться, глядя на забавную маленькую фигурку.

Когда принцесса Лура наконец закрыла за собой дверь, а голодные спазмы были подавлены, маги засыпали Стеррена вопросами. Ему пришлось рассказать об искусстве ворлоков, об Источнике Силы в Алдагморе, о Зове и об открытии Вондом нового Источника в десяти лигах к северо-западу от Семмы, затем он передал слова Вонда, адресованные обитателям замка.

Когда Стеррен замолчал, маги озабоченно посмотрели друг на друга.

— Я отправляюсь домой, — сказала Шенна. — Здесь становится небезопасно.

— Боюсь, если всем здесь станет заправлять ворлок, для волшебников места не останется, — поддержал ее Эдерд. — Но я все же останусь и посмотрю, как станут развиваться события.

Стеррен одобрительно кивнул, так как это полностью совпадало с его настроением.

— Как тебе угодно, — бросил Хамдер. — Я тоже отправляюсь домой.

Эмнер и Аннара, очевидно, еще не решили, как поступить. Они неуверенно поглядывали друг на друга.

— Один из нас должен остаться, — наконец произнес Эмнер. — А второй — оповестить Внутренний Круг Гильдии чародеев.

— В таком случае придется ехать тебе, — сказала Аннара. — Я не знаю ни одного мастера Гильдии.

— Я тоже, — проронил Эмнер.

— Все равно лучше ехать тебе.

Эмнер кивнул.

— Почему вы заговорили о мастерах Гильдии? — поинтересовался Стеррен.

Аннара и Эмнер обменялись быстрыми взглядами.

— Мастера являются официальными лицами Гильдии, — пояснил Эмнер. — Это в некотором роде тайна, но тайна, надо признаться, небольшая. Мы не подвергнемся наказанию, если разгласим ее.

— Думаете, ваша Гильдия решит что-то предпринять в связи с Вондом? — спросил Стеррен. Он очень надеялся, что его недавние теории получат фактическое подтверждение.

— Кто знает? — Эмнер развел руками. — Но если мы им не скажем и они самостоятельно узнают о случившемся, это наверняка отрицательно отразится на нашем положении.

— Скорее всего они ничего делать не станут, — подхватила Аннара. — Гильдия старается не встревать в чужие проблемы. Иногда проходит лет десять, прежде чем мастера решат, что вмешательство неизбежно. Гильдия существует уже много столетий и в силу этого отличается огромным терпением.

— Откуда вам это известно? — спросил Хамдер.

— Мы — члены Гильдии, — пояснил Эмнер. — Иначе мы не имели бы права заниматься чародейством. Ослушники умирают ужасной смертью.

— Как вы в нее вступаете? — продолжил допрос Хамдер.

— Еще до того как ученик чародея усвоит свое первое заклинание, — пояснила Аннара, — его посвящают в тайну Гильдии. В течение ученичества ему постоянно рассказывают о могуществе мастеров. Правда, по существу говорят немного. Как именно функционирует Гильдия — держится в большом секрете. Но каждый, нарушивший ее правила, умирает. Мне известны правила Гильдии, но я не имею права пересказывать их посторонним.

— Я знаю не больше, — добавил Эмнер. — И это несмотря на то, что учитель моего учителя до самой смерти был мастером Гильдии.

— Итак, вы хотите проинформировать Гильдию о планах Вонда, — уточнил Стеррен. — Что потом?

Эмнер и Динара переглянулись.

— Затем, если Гильдия позволит, я куплю заклинание Сновидений или заклинание Сообщения Известий и расскажу Аннаре, что ждут от нее мастера. Если они, конечно, не свяжутся с ней сами.

— Что затем предпримет Гильдия?

— Не имею представления.

Стеррен повернулся к Эдерду:

— Существует ли Гильдия волшебников?

Молодой человек замялся.

— По существу, нет, — ответила Шенна. — Наши рыхлые организации Братьев и Сестер совершенно не похожи на то, о чем говорила Аннара. По крайней мере организация Сестер. Я отказалась вступить туда, потому что мне не понравились их правила. Они запрещают взаимную конкуренцию и обязывают обмениваться секретами внутри группы.

— Союз Братьев — еще хуже, — сказал Эдерд. — Я целый год платил членские взносы, но потом мне это надоело, и я ушел.

— Никогда не слышал ни о каких союзах, — буркнул Хамдер.

— А у ворлоков есть своя Гильдия? — поинтересовалась Шенна. — Вы, Стеррен, похоже, много знаете о них.

— Понятия не имею, — ответил юноша. — Но, на мой взгляд, у этих людей слишком сильны антиобщественные наклонности. Кроме того, они существуют менее двадцати лет.

— Интересно, как обстоят дела у колдунов? — произнес Хамдер.

— И у теургов? — добавила Аннара.

— О последних можно справиться у Агора, — ответил, Стеррен. — Он придворный теург, хотя, кажется, не очень хороший.

— Я займусь этим, — сказала Аннара. — Где его можно найти? Мне хотелось бы потолковать с ним и узнать, как он посоветует нам поступить с Вондом.

— Прекрасная идея, — поддержал Эдерд.

— Я мог бы показать вам его комнату, — предложил Стеррен. — Но спешить некуда.

— Тем не менее, — заключил Эмнер, поднимаясь из-за стола, — решившим уехать, по-видимому, пора собираться. Если вы не возражаете, Стеррен, я пошел паковать вещи. — Обернувшись к Аннаре, он добавил: — Я записал заклинание, которое ты просила и обменяю его на «Взрывчатую Печать», как только ты подготовишь свою запись.

— Я лучше покажу. — Аннара поднялась со скамьи, и оба чародея вышли из кухни.

— Простите меня, милорд, — сказал Хамдер, — но я думаю, что чародей прав. Я тоже отправлюсь собирать вещи.

Шенна кивнула и, не произнеся ни слова, ушла вместе с Хамдером.

— Я поброжу по замку, — сказал Эдерд, — попытаюсь найти окно, из которого можно понаблюдать за Вондом. Приятного вам аппетита.

— Из моей комнаты в башне открывается великолепный вид. Если вам не лень взбираться по ступеням, идите туда. Скажите часовым, что я разрешил вас впустить.

42
{"b":"28613","o":1}