ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стеррен считал, что Фенвел не имеет никакого права командовать, однако повиновался, пожав плечами. Вонд только начал сооружение своего дворца, и для большинства населения завоевание Семмы все еще оставалось тайной. Фенвел продолжал считать себя правителем, а остальные семманцы по привычке повиновались. Замок пока, принадлежал королю.

Итак, Стеррен стоял на стене и смотрел, как его солдаты выпроваживают крестьян через ворота.

Каждый из них — мужчина, женщина или ребенок, оказавшись за стеной, проделывали одно и то же — оборачивались на север и рассматривали строительную площадку ворлока.

Работа Вонда заметно продвинулась. Он закончил сооружение подземных помещений и за ночь воздвиг над ними высокий земляной холм. Теперь ворлок приступил к возведению беломраморных стен. Земля содрогалась каждый раз, когда новый строительный блок занимал свое место, а звук притирающихся друг к другу камней практически не смолкал.

Первый карьер, в котором добывался гранит, Вонд уже закрыл, а сияющий в лучах солнца белый мрамор вызывал всеобщее изумление.

Реакция крестьян была самой разнообразной.

Одни замирали с открытым от удивления ртом и пялились на север до тех пор, пока их не подталкивали в спину идущие сзади. Другие, бросив короткий взгляд, продолжали свой путь в твердой уверенности, что это чудесное явление их не касается. Третьи, посмотрев на строительство, тотчас отворачивались, словно опасаясь, что пристальное внимание к происходящему само по себе способно принести несчастье.

Детишки смеялись и аплодировали, когда громадные глыбы занимали свое место, а некоторые в восторге показывали на крошечную фигурку в черной мантии, парящую в воздухе над высокими белыми стенами.

После осмотра творения Вонда беженцы обращали взгляд на разрушенное поселение. Стеррен видел, как опускались их плечи, а лица сковывала маска безнадежного отчаяния.

Когда последний крестьянин вышел на залитую грязью и засыпанную обломками бревен рыночную площадь, шум на севере неожиданно прекратился.

Воцарилась тишина. Лица беженцев вновь обратились к недостроенному дворцу.

Маленькая черная фигурка изящно планировала по направлению к замку Семмы. В толпе пробежал тихий шепот. Крестьяне не сводили глаз с приближающегося ворлока.

Стеррен пытался понять, почему Вонд прекратил свою трудовую деятельность именно в этот момент. Ведь он не закончил возводить стену, над которой работал. Если ворлок направился сюда, чтобы принудить короля Фенвела к сдаче, то он выбрал очень неудачное время?

Затем он сообразил, что Вонд со своего поднебесья не мог не увидеть выходящих из замка людей. Не исключено, что он рассмотрел и стоящего на стене Стеррена.

Поскольку Стеррен оставался военачальником Семмы, ворлок мог решить, что на него либо готовится нападение, либо началась формальная процедура капитуляции.

— Эй! — закричал молодой человек. — Вонд! Я здесь!

Он не желал, чтобы ворлок хотя бы на секунду заподозрил, что перед замком собралась армия Семмы. Ведь Вонд мог уничтожить крестьян, а заодно и военачальника так же легко, как Стеррен мог раздавить муравья.

Вонд помахал в ответ и через мгновение опустился рядом со Стерреном. Крестьяне, задрав головы, молча смотрели на них.

— Привет, Стеррен, — сказал Вонд. — Что здесь происходит? — Он показал рукой в сторону своего дворца, и юноша заметил горделивую улыбку, промелькнувшую на его губах.

— Что скажете? По-моему, — дело продвигается неплохо? — бросил ворлок.

— Бесспорно, — согласился Стеррен. Про себя он подумал, что дворец выглядит довольно мрачно. Вонда не интересовали архитектурные тонкости, и в качестве строительного материала он использовал однообразные прямоугольные глыбы. Кроме того, строитель не успел прорубить в стенах окна, и, несмотря на белизну мрамора, его сооружение больше напоминало неприступную крепость.

Вонд же выглядел как обычно: худощавый, облаченный в черное, человек средних лет. Было невозможно представить, что он один, всего за полтора дня сумел воздвигнуть такую громадину.

— Что это? — спросил ворлок, показывая на рыночную площадь.

— Король гонит крестьян из замка, — пояснил Стеррен. — Они прятались там во время осады. Теперь, когда осада снята, эти люди уходят.

— Куда? — поинтересовался Вонд.

— Вот сюда. — Стеррен указал в сторону развалин. — Большинство пришло в замок из этого поселения. Теперь им, конечно, придется расчистить завалы и заново отстраиваться. Я направлю им в помощь своих людей. Некоторые, как я полагаю, прибежали сюда с ферм. — Он не смог удержаться: — Не знаю, правда, с тех ли ферм, что вы уничтожили, возводя дворец.

Вонд удивленно посмотрел на него и затем перевел взгляд на крестьян.

— О... — протянул он. — Значит, это все, что осталось от населения Семмы? Но где остальные, неужели их истребили враги?

— Некоторых, возможно, и убили, но большинство разбежалось в разные стороны, — пожав плечами, ответил Стеррен. — Помните, мы их встречали? Здесь лишь те, кто успел проникнуть в замок до закрытия ворот.

Вонд внимательно посмотрел на людей, толпящихся внизу.

— Эй! — вдруг закричал ворлок. — Я — великий Вонд, новый правитель Семмы!

Стеррен хотел запротестовать, но тут же передумал. Ведь Вонд все равно говорил по-этшарски, никто из крестьян его не понимал. Данное обстоятельство ворлок совершенно упустил из виду.

— Мне потребуются слуги. Каждому, кто захочет работать на меня, надо подойти к моему дворцу и немного подождать! Приходите, когда пожелаете, и я найду для вас место!

По толпе прокатился недоуменный шепот.

— А сейчас я хочу объяснить вам, почему подлинным правителем Семмы являюсь я, а не выживший из ума старикашка, величающий себя королем.

Вонд воздел руки, и грязь на площади пошла рябью. Камни и сломанные стропила поднялись в воздух, мгновение повисели и со свистом умчались. Грязь разделилась на воду и землю, после чего вода немедленно испарилась.

Через несколько секунд рыночная площадь оказалась сухой и чистой. Под босыми ногами крестьян оказалась прекрасно утрамбованная мостовая

Стеррен с восхищением наблюдал за происходящим. Ему даже показалось, что лица людей посветлели, а их одежда стала заметно чище — грязь и пыль были стерты с них по мановению руки Вонда.

Порыв ветра поднял обломки, перегородившие одну из улиц, и, скатав их в огромный шар, унес прочь.

Таким же образом была очищена еще одна улица, а за ней — следующая.

Через двадцать минут Вонд убрал все обломки, оставив стоять более или менее сохранившиеся дома, и без остатка снес те здания, которые, по его мнению, ремонту не подлежали.

К сожалению, на месте осталась всего лишь половина поселения, да и то большинство построек лишилось окон, крыш, дверей, а у некоторых были сильно повреждены стены.

Вонд критическим взором окинул плоды своих трудов:

— Это — только начало.

И снова воздел руки к небесам.

Теперь обломки, уплывшие вдаль, возвращались обратно. Дерево, камень и тростник отделились друг от друга и, образовав ясно оформленные группы, зависли над поселением.

Непригодные отходы упали на отдаленное поле. Из них образовалась довольно большая куча.

Стеррена вдруг осенило — за последнее время он не видел в небе ни единого облачка. Для зимы в Семме явление крайне необычное. Уж не контролирует ли ворлок погоду, очищая небеса и делая условия своего труда более приятными?

Когда строительные материалы были рассортированы, Вонд выбрал один из домов и подверг его всестороннему изучению.

Тростниковая крыша и оконные ставни исчезли; в остальном здание сохранилось неплохо. Вонд взмахнул рукой и масса тростника, отделившись от облака, ровными рядами улеглась на крышу.

— А как насчет ставней? — поинтересовался Стеррен.

— К дьяволу ставни! Как, по-вашему, я смогу выбрать нужное из всей этой кучи?

— Я просто спрашиваю, — сказал Стеррен, пожимая плечами.

Восстановительные работы продолжались, а Стеррен и крестьяне с любопытством наблюдали за происходящим.

44
{"b":"28613","o":1}