ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спокойный тон Вонда крайне огорчил Стеррена. Но ничем не выдав своих чувств, он спросил:

— А от чего умерли остальные?

— После смерти военачальника среди солдат произошла оживленная дискуссия на языке, который они называют, кажется, ксиналлионским. Затем вот этот, — он указал на второй труп, — попытался отвлечь мое внимание, а тот, — взмах руки в сторону последнего тела, — забежал сзади и стал тыкать в меня мечом. Пришлось отправить их за главнокомандующим. Пока я этим занимался, вон тот, — он показал на сожженные останки, — выстрелил в меня из лука. Он находился довольно далеко и для разнообразия я просто испепелил его. А затем через переводчика заявил, что все желающие могут принести мне присягу. Затем подъехали вы, и вот вся сцена перед вашими глазами. Думаю, несколько человек из задних шеренг сбежали, но меня это не волнует. — Он оглядел несколько сотен склоненных голов и закончил, улыбаясь:

— По-моему, я нашел себе дворцовую гвардию.

— Как вы намерены поступить с Ксиналлионом? — поинтересовался Стеррен.

— Думаю, мне придется слетать туда сегодня, устроить небольшое представление и убедить их сдаться. Я планировал приступить к созданию империи после завершения строительства, но ситуация изменилась, и это дело нельзя откладывать.

Вскоре после полудня того же дня Ксиналлион капитулировал. Король Коринал Второй отрекся от престола в пользу Великого Вонда, а королевство Ксиналлион превратилось во вторую провинцию Империи Вонда.

Первой Вонд считал Семму. Стеррен, который сопровождал ворлока, чтобы посмотреть, как будет проходить покорение Ксиналлиона, заметил, что Фенвел, по существу, еще не капитулировал.

— О нем я побеспокоюсь после того, как закончу дворец, — отмахнулся Вонд.

Два дня спустя ворлок захватил отряд офкарских солдат, тайно наблюдавших за его дворцом, и опять прервал строительство, чтобы добиться еще одной капитуляции. На сей раз все прошло не так гладко — непокорного короля Офкара Нерана Четвертого пришлось убить. Однако его наследник — принц Элкен — оказался сговорчивее: он немедленно прекратил сопротивление и добавил к Империи Вонда третью провинцию.

Ворлок вернулся домой и в тот же день закончил укладку черепицы на крыше.

Вечером во время ужина за верхним столом в замке Семмы Фенвел наконец решил бросить прямой вызов Стеррену:

— Так на чьей же ты стороне? Моей или ворлока?

— Я на стороне Семмы, — спокойно ответил молодой человек, откладывая вилку.

— Что это значит?

— Только то, что я сказал, Ваше Величество.

На самом деле он хотел сказать, что выступает за такое развитие событий, при котором ни людям, ни их собственности не будет причинено никакого вреда.

— Так кто же, по твоему мнению, нужен Семме — я или ворлок? — продолжал гнуть свое Фенвел.

— В данный момент, Ваше Величество, я могу сказать лишь одно: ссора с ворлоком означает верную смерть.

— Неподчинение мне тоже означает смерть, военачальник!

У Стеррена перехватило дыхание, но он быстро взял себя в руки:

— Вы не сделаете этого. Ваше Величество. Ворлок считает меня своим другом, и ему крайне не понравится, если вы убьете меня.

Поколебавшись, не зная стоит ли ему продолжать, и если стоит, то что можно сказать, юноша добавил:

— Могу лишь обещать, что правление Вонда окажется недолгим.

— О?.. — Фенвел внимательно взглянул на Стеррена. — Это почему же?

— Простите, Ваше Величество, но этого я сказать не могу. — Он показал на сидящих за столом придворных. — Если кто-то услышит и донесет Вонду, последствия будут самыми печальными. — Повинуясь внезапно нахлынувшему вдохновению, Стеррен сказал: — Может быть, вам стоит спросить об этом Аннару?

Фенвел машинально огляделся по сторонам и, не увидев чародейку (Динара и Эдерд обычно ели на кухне со слугами), сообразил, что девушка принадлежит к числу простолюдинов.

Король презрительно фыркнул и вернулся к своему жареному картофелю. Стеррен мирно закончил еду и незаметно выскользнул из замка.

Он миновал поселение, где на месте разрушенных домов зияли пустоты, и, выйдя в поле, внимательно вгляделся во дворец Вонда.

Большая из лун стояла высоко в небе, а меньшая нависала над далекими горами. В их неверном свете казалось, что белый мрамор сияет сам по себе. На фоне усыпанного звездами ночного неба четко вырисовывались все пять башен дворца — по одной в каждом углу; и последняя — самая высокая — в центральной части северо-западной стены. В некоторых окнах горел свет, но Стеррен знал, что большая часть здания еще пустует.

Вонд добился весьма впечатляющих результатов. Его дворец с гладкими высокими стенами, по крайней мере внешне, выглядел очень красивым, хотя и несколько зловещим сооружением. Поселение у замка Семмы стало гораздо чище и добротнее, чем раньше, — во всяком случае, его сохранившаяся часть. Семма, Офкар и Ксиналлион наконец объединились ценой всего семи жизней, начиная с того дня, когда Вонд неожиданно стал черпать силу из нового Источника в Лумете.

И все-таки Стеррен ощущал сильное беспокойство. Он знал, что долго так продолжаться не может. А если продолжится, то Вонд вряд ли останется таким же безвредным, каким он был до сих пор. Вообще-то Вонд ему нравился. Он напоминал Стеррену ребенка, получившего новую игрушку, или скорее целую комнату игрушек. Но, несмотря на симпатию, молодой человек решил сделать все возможное, чтобы отстранить Вонда от власти в Семме. Не ради придурковатого короля. Ворлок таил в себе скрытую опасность.

Что произойдет, если Гильдия чародеев решит сместить Вонда? Битва магических сил опустошит весь регион.

А что, если сюда явятся другие ворлоки, чтобы принять участие в управлении Империей? Среди них наверняка найдется тип с дурными наклонностями.

А Вонда в нужный момент может не оказаться на месте, чтобы остановить беснующегося ворлока.

Стеррен вздохнул и отправился к Цитадели, как теперь в отличие от замка Семмы называли дворец Вонда. Ворлок сказал, что будет рад ему в любое время. С другой стороны, поведение Фенвела говорило о том, что Стеррен перестал быть желанным гостем в замке.

Юноша ничего не рассказал ворлоку о разговоре с королем. Поэтому то, что на следующий день Вонд примчался в замок Семмы, разнес в щепы закрытые двери и потребовал от Фенвела формального отречения, было чистым совпадением.

Король тут же согласился, и Семма превратилась в Столичную Провинцию Империи Вонда.

Глава 31

К первому дню месяца Зеленой травы строительство Цитадели закончилось. Дворец был обустроен как изнутри, так и снаружи. Вонд проложил и замостил улицы будущего столичного города. Его новые придворные, рекрутированные из всех трех провинций, могли вести между собой несложные беседы по-этшарски и обучали этому языку других.

Стеррен из Семмы, бывший некогда Стерреном из Этшара, превратился в новоиспеченного лорда-канцлера Империи Вонда.

Услышав о выпавшей на его долю высокой чести, он спросил:

— Что такое — канцлер?

Ворлок пожал плечами:

— Все, что вам будет угодно. Главнокомандующий мне не нужен, поскольку я самостоятельно веду военные действия, а моей гвардией занимается бывший военачальник Офкара. Но мне хочется, чтобы вы были рядом со мной. Поэтому вам необходим титул. Канцлер — самый неопределенный из всего, что я мог изобрести. Наполните его содержанием по своему усмотрению.

Стеррен решил воздержаться от наполнения содержанием своего титула. Он понимал, что его основная обязанность оставаться человеком, с которым Вонд мог бы общаться на равных или почти на равных. Однако для упрочения своего положения он внушил всем, что является вторым лицом в Империи. Ворлок поддержал эту идею.

Несмотря на новый титул, он сохранил за собой комнату военачальника в башне замка Семмы. Кроме того, у него были апартаменты в Цитадели. Его солдаты — по крайней мере те из них, которые не перешли в Цитадель, — записавшись в дворцовую гвардию, превратились в гвардию канцлера.

46
{"b":"28613","o":1}