ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После наступления темноты зловещее оранжевое зарево залило всю южную сторону неба. Сияние, казалось, пульсировало и время от времени его пронзали ярко-красные или бледно-голубые молнии.

Стеррен радовался, что не предложил Вонду совершить что-нибудь еще более эффектное, например убрать с неба малую луну. Процесс искривления края Мира оказался довольно некрасивым зрелищем.

К полудню одиннадцатого дня месяца Сбора урожая титанический труд был закончен. Если раньше край Мира обозначался легким золотым сиянием, то теперь его ограничивала черная полоса, по предположению Стеррена, из камня.

В небе показалось крошечное пятнышко, это возвращался Вонд. Стеррен не хотел, чтобы ворлок нашел его в башне замка Семмы, и заспешил к лестнице.

На шестом этаже ему повстречалась Ширрин. Они почти одновременно остановились и некоторое время молчали. Пока Стеррен думал, как начать разговор, девушка повернулась и убежала. Пришлось идти дальше.

Когда он примчался в Цитадель, Вонд уже был там. Он восседал в воздухе в Зале Аудиенций, огромные двери которого были распахнуты настежь.

Стеррен замер в коридоре. Заговорить с ворлоком или незаметно проскользнуть к себе.

Вонд сам разрешил эти сомнения:

— Ах, это вы, Стеррен!

Стеррен вошел в зал, стараясь сделать это как можно небрежнее.

— Как все прошло? — спросил он.

— Достаточно успешно, — с улыбкой ответил Вонд. — Песок, естественно, не хотел держаться, так что пришлось поднять коренную породу. Получился щит пятидесяти ярдов высотой, и только богам известно — какой длины. — Потянувшись, он добавил: — Как же прекрасно себя чувствуешь, когда работаешь в полную силу.

Стеррен улыбнулся, надеясь, что Вонд не заметит всей фальши этой улыбки.

— Я полюбовался вашим творением с башни.

— С расстояния это выглядит не столь внушительно, — заметил Ворлок.

— Верно. Но стену все же видно. Когда люди поймут, что это такое, представляете, как они будут потрясены? Их Император способен поднять край Мира! Сама идея больше говорит о вашем могуществе, чем ее воплощение.

Вонд кивнул:

— В следующий раз я сделаю что-нибудь еще более зрелищное. Нечто такое, что смогут увидеть даже в Этшаре. Что бы это могло быть, по вашему мнению, Стеррен? — Он замолк и, помрачнев, добавил: — Подумайте над этим, а мне сейчас, пожалуй, неплохо бы вздремнуть. Я работал всю ночь, и сейчас в голове у меня такой гул, будто вокруг разговаривают стены. — Вонд сопроводил эти слова слабым взмахом руки.

Стеррен кивнул и молча проследил, как ворлок медленно левитирует в направлении своих личных апартаментов.

«Вонд так и не понял, что происходит, — подумал он. Интересно, сколько времени это может продолжаться, когда же наконец до мага дойдет истина».

Юноша вышел из Зала Аудиенций и его внимание привлекла дверь розового дерева, ведущая в Зал Имперского Совета. Он подошел к ней, немного постоял в нерешительности и повернул ручку.

Помещение было пусто. Следы трагической кончины Илдирина уже убрали.

Интересно, подумал молодой человек, как остальные слуги восприняли гибель своего товарища? Кто им об этом сказал? И главное, что сказал? Сколько из них, узнав подробности, решили оставить службу?

Он прикрыл дверь и задумался.

Погода, как и всегда в Империи Вонда, была прекрасной. Теперь это долго не протянется. Надо наслаждаться ею, пока есть возможность, решил Стеррен. Во внутреннем дворе Цитадели был разбит великолепный цветник.

Он мирно сидел на скамейке, вдыхая тонкий аромат роз, когда раздался крик Вонда.

Казалось, этот вопль шёл не из горла ворлока, а рвался из окружающего пространства, из стен дворца, из самой земли. Все вокруг начало вибрировать. Камни исторгали стон такого низкого тона, что его можно было скорее почувствовать, нежели услышать; воздух в замке, напротив, громко визжал, и даже листва деревьев жалобно и пронзительно посвистывала.

Этот крик нельзя было описать словами. Это был ужас, ничем не прикрытый ужас, выраженный голосом.

Еще не замерло эхо, воздух все еще был наполнен гулом, когда окно спальни Вонда словно взорвалось изнутри. Стеррен пригнулся и прикрыл голову руками, защищаясь от острых стеклянных брызг.

Когда упал последний осколок, он поднял глаза и увидел висящего над ним Вонда. В лице мага не было ни кровинки, руки дрожали.

— Стеррен! — кричал он. — Стеррен!

— Я здесь, — спокойно отозвался молодой человек. Вонд упал с неба, жестко приземлившись на посыпанную гравием дорожку.

Подняв глаза на канцлера, он прохрипел:

— Кошмары, Стеррен... Они вернулись.

— Я так и думал, — кивнул Стеррен.

Лицо Вонда исказилось. Спокойствие Стеррена положило конец страху, на смену ему пришли гнев и неуверенность.

— Вы так и думали? — злобно спросил ворлок.

Стеррен лишь моргал в ответ.

Вонд наконец поднялся на ноги, по привычке использовав для этого свою магическую силу.

— Итак, что же вы думали? Я... меня преследовал кошмар; откуда вы знали об этом?

Стеррен лихорадочно подыскивал спасительный ответ, а Вонд продолжал:

— Это был обычный ночной кошмар! Скверный сон. Мозг сыграл со мной глупую злую шутку.

— Нет, — произнес Стеррен, изумленный тем, что даже сейчас Вонд не желает увидеть правду.

— Это был просто страшный сон, — стоял на своем ворлок. — Иначе быть не может! Источник Алдагмора далеко. Я черпал Силу только из Лумета!

— Нет, — повторил Стеррен.

Молодой человек с ужасом понял, что Вонд находится на грани истерики, которая в любой момент может вылиться в самую дикую форму и мгновенно уничтожить его.

— Нет, — в третий раз сказал он, — это исходит из Алдагмора.

— Но каким образом? — спросил ворлок. — Ведь Зов не достигает этих мест.

Стеррен покачал головой и пояснил:

— Вы прекрасно знаете, что мест вне его досягаемости просто не существует. Даже когда вы еще не начали использовать Лумет, вы могли черпать Силу из Алдагмора. Не очень много, но могли. Разве вы не помните? Вы не могли летать, но были способны остановить сердце человека.

— Но это может любой ученик, а у них не бывает кошмаров!

— Великие боги! Да почему же вы не желаете посмотреть правде в глаза? Неужели вы не понимаете?! Вы извлекли столько Силы из Лумета, стали настолько могущественным, что Алдагмор настиг вас и здесь. Ваша способность воспринимать Алдагмор позволила вам подключиться к Лумету. Оба источника — суть одно. Лумет ближе, и вы можете получить из него больше Силы. Но в то же время вы слышите и Алдагмор.

— Не правда, я не слышу его!

— Слышите. Вы сами сказали. Еще не подключившись к Лумету Башен, вы много дней жаловались на шумы и шепот в голове. Неужели вы не понимали, что это такое?

Вонд ничего не ответил, но его лицо говорило о том, какое потрясение он испытывает.

— Нет, — наконец произнес он, — не понимал. Вы правы, я слышал Алдагмор, но перестал обращать на него внимание после того, как у меня появился Лумет. Зачем прислушиваться к шепоту, если слышите крик?

Ворлок внимательно посмотрел на Стеррена и тоном обвинителя произнес:

— Вы все знали! И знали, что Алдагмор обязательно доберется до меня!

Стеррен не осмелился ответить.

— Почему же вы не предупредили меня? Я... — его вдруг осенило. — Да вы же подталкивали меня! Вы... Это была ваша идея отогнуть край Мира!

Глаза ворлока побелели от ярости, и Стеррен приготовился умереть.

Однако ничего не произошло.

— Почему вы не предупредили меня?! — вопил Вонд.

— Я собирался, — честно признался Стеррен. — Но вы убили Илдирина. Раздавили человека словно жалкого червя и практически не заметили этого. Вы становитесь слишком опасным. Кроме того... — он набрал полную грудь воздуха и выпалил: — Кроме того, скажите честно, разве вы поверили бы мне?

Ворлок уже несколько успокоился и заставил себя обдумать вопрос, усевшись на скамью рядом со Стерреном.

— Нет, — признался он после продолжительного молчания. — Ни за что бы не поверил.

54
{"b":"28613","o":1}