ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В чем дело?

В коридоре стоял Имперский Совет в полном составе.

Какое-то время он молча смотрел на них, а они на него.

— В чем дело? — повторил юноша. — Чего вы хотите?

Леди Калира выступила вперед и заговорила, все остальные продолжали хранить мрачное молчание.

— Лорд Стеррен, — начала благородная дама, — два последних шестиночья мы пытались по вашему совету самостоятельно управлять Империей. В целом, как мне кажется, дело шло довольно успешно. Но иногда возникали проблемы, которые мы были не в силах решить. Мы угробили уйму времени в бессмысленных препирательствах по самым ничтожным вопросам. А когда дело доходило до голосования, голоса делились поровну, так как обязательно находился один воздержавшийся.

— Ну и что? — недоуменно спросил Стеррен.

— А то, — леди Калира вызывающе посмотрела ему в глаза, — что ваша система не работает.

Стеррен неожиданно ощутил, как его сердце провалилось куда-то в желудок.

Дама, немного выждав, продолжила:

— Более того, у нас возникли некоторые сомнения в наших полномочиях. Мы привыкли жить при монархии, когда последнее слово остается за одним человеком. Мы чувствуем себя крайне некомфортно в условиях, когда власть поделена, и особенно от того, что на Совете голоса опять могут поделиться поровну.

— Но какое отношение все это имеет ко мне?

— Лорд Стеррен, — сказала леди Калира, — вы привезли сюда ворлока и разрушили установившийся порядок вещей. Вы были канцлером и обладали такой властью, какой нет сейчас ни у кого во всей Империи. Нам нужен правитель — король или император, способный положить предел бесконечным, бессмысленным спорам. Мы решили. Таким правителем можете стать только вы.

— Но я не хочу этого! — запротестовал Стеррен.

— Это как раз основная причина, по которой мы избрали вас императором, — продолжила леди Калира. — Человеку, алчущему власти, доверять нельзя.

— Не хочу!

— Лорд Стеррен, — усмехнулась леди Калира. — у вас нет выбора. Вы возложили на Имперский Совет абсолютную власть, не так ли?

— Да, я сделал это, — начал Стеррен, — и я...

— В таком случае, Ваше Величество, — прервала его благородная дама, — вы должны подчиниться его единогласному решению.

Юноша молча смотрел на нее. До него дошло, что он натворил. Признав, что именно он возложил на Совет абсолютную власть, он тем самым признал, что обладает полномочиями такую власть представлять. Теперь никто не мог запретить Совету отказаться от его «милости».

Сердито попыхтев, он наконец выпалил:

— Императором я быть не собираюсь!

— Как будет угодно Вашему Величеству, — с поклоном ответила леди Калира. — Какой титул для вас предпочтительнее?

Стеррен посмотрел на советников.

— Вы все хотите, чтобы главным был я? — спросил молодой человек.

Все семеро кивнули, но ему показалось, что двое сделали это менее решительно.

— Предположим, я откажусь?

— В таком случае я буду вынуждена выйти из Совета, — заявила леди Калира. — Думаю, моему примеру последуют еще несколько человек.

Стеррен молча разглядывал лица советников.

— Стоит ли напоминать, — продолжила леди Калира, — что, если Совет прекратит свое существование, Империя развалится на куски? В таком случае неизбежна реставрация старых королевств, и аристократия Семмы, по всей видимости, будет судить вас как государственного изменника.

Это было справедливо. Принцесса Ширрин, кстати, тоже принадлежала к аристократическому кругу.

— Проклятие! — выругался Стеррен, ударив кулаком в стену. — Можете назначить меня регентом.

На лицах семи советников появились радостные улыбки.

— Благородная леди Калира, само собой, будет моим канцлером и вице-регентом.

Одной улыбкой сразу стало меньше. Дама уже открыла рот, чтобы возразить, но, увидев довольное лицо регента, переборола себя и произнесла:

— Как будет угодно Вашему Величеству. Когда вы переберетесь назад в Цитадель?

— Я подумаю.

Регент отступил назад, легким взмахом руки давая понять, что аудиенция окончена.

— Можете идти.

Советники повернулись, чтобы удалиться, и в это время Стеррену в голову пришла одна мысль.

— Леди Калира! — позвал он. Дама вернулась, в то время как остальные уже спустились вниз.

— Это голосование, — спросил юноша, — было единогласным?

Она улыбнулась:

— Во втором туре.

С этими словами леди Калира повернулась и направилась к лестнице.

58
{"b":"28613","o":1}