ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Почему бы и нет? – устало вздохнул Валдер. – Вполне возможно.

– Скорее всего это не он, – отмахнулся от своего неожиданного предположения Дарренд.

– А другие способы, кроме этого невозможного контрзаклинания, есть?

– Не знаю. Ходят слухи о возможности полной ликвидации любых чар. Они якобы исчезают как пламя свечи, если на него дунуть. Но, по-моему, это чушь. Если бы такие способы существовали, северяне их давно бы уже открыли и использовали против нас.

Валдер тоже знал достаточно, чтобы не принимать всерьез такие нелепицы.

– Собственно, какие у вас причины для беспокойства? – сказал Дарренд. – Снимать чары незачем. Просто пореже вынимайте меч. Правда, вам придется постоянно держать его при себе. С объектом «Истинного владения» лучше надолго не расставаться. Если для того, чтобы найти вас, потребуется землетрясение или цунами, то, поверьте мне, вы получите и то и другое, со всеми вытекающими отсюда разрушительными последствиями. Это абсолютно безжалостное заклятие.

– О... – Валдер только что представлял, как он закапывает Вирикидор в укромном местечке, чтобы не думать, в который раз обнажаешь проклятый меч. В сотый, сто первый или девяносто девятый.

– Полагаю, что мы полностью исчерпали тему владения, – сказал Дарренд. – Теперь – об имени меча и о том, на что он способен. «Солдатобойца» или «Истребитель воинов» – скверный перевод. Вернее будет «Мужебойца». Мечу не важно, кто его жертва – солдат или штатский, это должен быть половозрелый мужчина.

– О... – Теперь ясно, почему меч не убил дракона и женщину. И колебался в бою с «шатра» – получеловеком.

– Кстати, слово «мужчина» в названии меча следует использовать только в единственном числе. Когда меч вынимают из ножен, он забирает только одну жизнь.

– Это я заметил, – вставил Валдер.

– Не сомневаюсь. Убивает он мгновенно. Как только вы обеспечиваете его жертвой. Учитывая это, вам следует проявлять чрезвычайную осторожность. Сдержать обнаженный меч трудно – он нуждается в убийстве. Пример – случай с преступником. В схватке с единственным противником-мужчиной он обеспечивает вам непобедимость, никто не сможет вас превзойти. Помимо анимации, которая делает всю основную работу, меч обладает еще тремя волшебными свойствами и рядом более мелких чар и колдовских трюков. Возможно, отшельник был безумцем, но его познания в магии поражают, и он не стеснялся их применять. Если этот человек сумел наложить такие чары после того, как его запасы были уничтожены, он мог бы здорово помочь нам с военными разработками.

– Он сказал, что уже отслужил свое.

– Значит, он или скрывал свои таланты, или развил их позже. Или его существование держалось в тайне. Иначе я бы услышал о нем.

– Он выглядел очень старым, – сказал Валдер. – Скорее всего его служба прошла еще до вас. Может быть, он и есть тот самый Фэндел Великий, о котором вы упомянули. Не знаю.

– Кем бы он ни был, вы получили весьма серьезное оружие. Я возвращаю его вам. Но помните всегда – с Вирикидором надо быть максимально осторожным.

Чародей протянул Валдеру меч и ножны.

– Познакомьтесь с Вирикидором получше, – сказал Дарренд, провожая глазами клинок, исчезающий в ножнах. – Вам следует знать все оттенки его поведения. Хорошо, что меч не обладает собственным разумом. Рефлексами – да; но я не смог обнаружить ни зачатков разума, ни прихотей, ни каких-либо специфических проявлений. Это весьма ценная и весьма могущественная вещь, но крайне опасная как для вас, так и для окружающих.

– Хорошо, сэр. – Валдер не был до конца уверен, что Дарренд старше его по званию, но говорил чародей так, что обращение «сэр» по отношению, к нему звучало вполне естественно.

– И берегите здоровье. Не будьте слишком самоуверенны. Изуродованному калеке смерть кажется благословением. И не забывайте, что вам предназначено умереть от этого клинка. Меч – ваш друг и он же ваш враг. Всегда помните это.

– Хорошо, сэр, – Валдер был убежден, что ничего не забудет.

– Я составил полный отчет о результатах своих исследований. Сейчас начальство решает, что с вами делать. Поскольку ваша прежняя часть расформирована, думаю, вы получите назначение здесь. Надеюсь, они найдут для вас и Вирикидора особое применение – попусту растрачивать выдающиеся таланты магического оружия непростительно.

– Да, сэр. – Валдер был так занят осмыслением услышанного, что не поинтересовался, в чем может заключаться особый характер его будущей службы.

– Мне кажется, генерал надеялся, что мы сможем создать несколько таких мечей, как Вирикидор – оружие, способное в рукопашной схватке уничтожить «шатра», производит сильное впечатление. К сожалению, никто так и не понял, как можно воспроизвести подобные заклинания, не убив при этом полдюжины людей, да и то без гарантии успеха. Так что, Валдер из Кардорета, похоже, вы обречены навсегда оставаться уникальной личностью.

Против уникальной личности Валдер не возражал:

– Так точно, сэр.

– Это все, – Дарренд махнул рукой в сторону выхода. Валдер поднялся и, откинув полог шатра, шагнул в солнечный день.

Глава 14

Валдер сидел на койке и медленно приходил в себя. Чародей говорил очень убедительно, но разведчика мучили неясные воспоминания, суть которых состояла в том, что магический анализ заколдованного оружия не всегда оказывался точным. В сумраке палатки он снова принялся рассматривать Вирикидор. Таинственное магическое оружие, делающее своего хозяина бессмертным! Если хозяин, конечно, не станет обнажать клинок слишком часто. Около сотни раз, сказал чародей. Выйдя из болот, он обнажал его три, нет – четыре раза. Наблюдатель на побережье, мастер фехтования, «шатра» и преступник. Значит, осталось девяносто шесть раз. Вполне приличный запас. Мало кто за все время службы встречался в рукопашном бою с сотней врагов, не говоря уж о том, чтобы убить такое количество. Валдер прослужил шесть лет. Прикончил ли он хотя бы одного северянина?

Правда, теперь он уникальная личность, которую вот-вот озадачат специальным заданием. Специальное задание! Даже звучит неприятно. Что же они могут придумать?

Инструктором по фехтованию его точно не сделают. Часовым или охранником пленных тоже. Если, конечно, не прикажут носить второй меч, что будет, мягко говоря, неудобно.

Пожалуй, из него мог бы получиться замечательный палач, но именно это означало бы попусту растратить могущество Вирикидора. Кроме того, он решительно против такой роли. Убивать своих соотечественников? Еще хуже, если это будут беззащитные пленники. Тут он, правда, напомнил себе, что в течение многих столетий в армии не рубили голов. Фелдер был исключением. Серьезных преступников – убийц и дезертиров – обычно вешали. От мечей люди гибли только в битвах.

Теперь Валдер попытался рассуждать логически. Магические свойства Вирикидора направлены на то, чтобы сохранить ему жизнь и уничтожить врагов – по одному за раз. Его начальники скорее всего пожелают, чтобы он убивал вражеских солдат. Из этого следовал неопровержимый вывод: Валдера направят убивать вражеских солдат.

А как же насчет специального задания? Хорош он будет в бою, если после каждого убийства ему придется вкладывать меч в ножны!

Валдер вздохнул и сдался. Специальное задание наверняка будет опасным и неприятным и ему придется с этим смириться. В конце концов из любого положения можно найти выход. Нет никакого смысла отравлять свое существование, беспокоясь раньше времени.

С этой благостной мыслью разведчик улегся и моментально заснул.

Во сне он сейчас же увидел огромные руны на ослепительно белой стене. «Это сновидение подарила Вам Шарассин из Шана». Валдер знал, что сейчас руны действительно начертаны где-то на стене, и ничуть не сомневался в их реальном существовании. Как только он все прочитал, руны задвигались и легли в новую надпись: «Сны и магические контакты за весьма умеренную цену».

Вскоре рекламное объявление исчезло, и перед ним осталась совершенно чистая, белая каменная стена.

22
{"b":"28615","o":1}