ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кроме любовниц, у него появились друзья. Хотя, может быть, и не очень близкие. Ему все больше нравилась Сараи Зеленые глаза – полная жизни девушка лет восемнадцати, и он был очень рад, когда Танделлин, приводил ее на их вечерние посиделки. Иногда Валдер встречал Келдера и с удовольствием обнаружил, что как только он перестал бояться услышать от шпиона имя очередной жертвы, маленький человечек превратился в приятного собеседника. Ему все более активно не нравился капитан Дамери, которому, по-видимому, было крайне обидно то, что Валдер выведен из-под его подчинения. Такое отношение к писклявому капитану всем сердцем разделяли сослуживцы Танделлина. Правда, Келдера в казармах считали дураком.

Наступило лето 4997 года. К четырнадцатому числу месяца Летнего Зноя Валдеру пришлось обнажить клинок Вирикидора восемьдесят раз. Солдат долго лежал в одиночестве, глядя в сводчатый потолок своей комнаты и предавался невеселым размышлениям.

Восемьдесят человек! При содействии старого отшельника и зачарованного меча он прервал восемь десятков жизней. Большинство солдат заканчивали службу, так никого и не убив. Да и он сам разве убил кого-нибудь за шесть предыдущих лет? Время от времени ему приходилось орудовать мечом, возможно, кто-то был ранен стрелой из его лука, но разведчик никогда не был уверен, умер его противник или нет.

Вирикидор не оставлял никаких сомнений. Он убил восемьдесят северян, отправив их души в ад. Его жертвы наверняка были очень разными людьми. Какими? Валдер понятия не имел. Он знал лишь одно – все они являлись врагами Священного Королевства Этшар.

Интересно, думал он, почему Этшар – королевство? Разве у нас есть король? Всю свою жизнь Валдер провел в военных лагерях. Но даже там ,он наверняка знал бы о существовании короля.

Что подумают боги о типе, сгубившем восемьдесят человек? Осудят как убийцу? Воздадут хвалу за то, что он сделал так много для избавления человечества? Небесные силы на стороне Этшара. Это понятно. Правда, не все согласны, что они напрямую вмешиваются в военные действия. Одна школа мыслителей утверждала, что боги ведут настоящую войну, но на ином, неизмеримо более высоком уровне. Им противостоят демонические силы, поддерживающие Империю. Однако никакие отголоски этого конфликта не достигают Мира. Другая школа заявляла – боги настолько чисты, что не принимают и по сути своей не могут принимать участие в каких-либо агрессивных акциях. Высшие существа считают насилие настолько отвратительным, что не будут помогать даже богоизбранному народу, погруженному в ужасы войны. Кроме того, имелись десятки вариантов двух основных теорий. Итак, если боги с отвращением относятся к насилию, не означает ли это, что он – Валдер – навсегда проклят за использование Вирикидора?

Если он проклят, то уже поздно что-либо менять. Оставалось лишь сожалеть, что он вообще обнажил заколдованный меч и что рассказал о нем.

Размышления Валдера были прерваны криками в коридоре. Слова были неразборчивы, и он решил не обращать на них никакого внимания.

«Что же получается, – говорил себе Валдер, – мне двадцать три года. У меня заколдованный меч, способный продлить мне жизнь на неопределенно долгий срок. И я меньше чем через год после приобретения чудесного оружия, прослужив в армии всего четверть положенного по закону срока, ухитрился растранжирить четыре пятых своего права собственности на меч. Это, – продолжал рассуждать Валдер, – чрезвычайно глупо. Только идиот стал бы растрачивать себя таким образом. С каждым убийством уменьшается отпущенное мне время. Начальство, по существу, заставляет меня по частям отдавать свою жизнь».

Нет, дальше так не пойдет. С максимальной вежливостью при первой же возможности следует заявить генералу Гору, что он, Валдер из Кардорета, исполнил свой долг и впредь заниматься грязными делами не намерен. Ведь они даже не могут убить его, лишь Вирикидор способен на это.

Вопли в коридоре продолжались. Вдобавок кто-то принялся колотить в дверь. Валдер раздраженно поднялся и отодвинул щеколду.

В комнату, тяжело дыша, ввалился Танделлин.

– Ты слышал?

– Слышал что?

– Враг прорвал Восточный фронт. Демоны атакуют Старый Этшар.Настоящие демоны – не «шатра»! Генерал Террек погиб. Наши войска отступают. Каждый должен быть готов к немедленной эвакуации, чародеи держат наготове необходимые заклинания, а нас вот-вот бросят на новый фронт.

– Демоны?

– Да, о них ходят сотни рассказов! Совершенно определенно: происходит что-то ужасное!

– Демоны...

Валдер знал: Вирикидор, с его неуемной склонностью убивать мужчин, против демонов не пойдет. Да и кто пойдет? Даже теурги, и те никогда впрямую не схватывались с демонами. Они вызывали и контролировали их с помощью сложных магических уз и изощренных молитв. Причем делать это могли только те, кто демона вызывал. Если северяне действительно сумели бросить на Этшар демонов, война может скоро закончиться. И в ней скорее всего победителей не окажется.

Сейчас, подумал он, самое время для вмешательства богов. Может быть, они ждали, чтобы, как чародеи в легендах, появиться в последний момент и спасти обреченных героев?

Валдер нацепил Вирикидор и ринулся к кабинету Гора.

Глава 17

Сидя в простой с каменными стенами приемной, Валдер чувствовал себя очень глупо. Генералу сейчас не до него. Если бы он вначале немного подумал, то не пришел бы сюда. Чем убийца может помочь в битве с демонами?

Правда, уходить он не собирался. Отсиживаться по углам, когда такое творится? Ну уж нет! Наблюдая за снующими туда и сюда офицерами, он оставался готовым к вызову и, что самое главное, собирал полезные сведения. В кабинете Гора чародеи, собравшиеся со всех концов Этшара, вели работу по сбору информации. Чародеи – заклинаниями, теурги – молитвами, волшебницы и единственный, колдун – странными методами, которые Валдер так и не понял. По слухам, оба демонолога Гора ни с кем не сумели войти в контакт. Это косвенно подтверждало, что все демоны ада вырвались на свободу.

Валдер улавливал обрывки разговоров. Иногда кто-то задерживался и даже пытался ответить на задаваемые в спешке вопросы. Похоже, никто толком не знал, что происходит. Из-за дверей кабинета слышался гул – бормотали чародеи. Валдер прислушался. Ни слова непонятно.

Неожиданно голоса смолкли. В тишине кто-то воскликнул:

– Боги!

Через минуту за дверью началась какая-то возня. Офицеры чуть ли не хором спрашивали чародеев, почему те замолчали.

Последовала пауза... И вдруг – взрыв радостных криков. Валдер не вытерпел. Поднявшись, он подошел к стоящему у дверей кабинета часовому.

– Что там происходит?

– Я не совсем уверен, сэр, – ответил часовой, косясь на униформу Валдера.

– Неужели вы не слышали? Почему все так громогласно возрадовались?

– Я не уверен, сэр. Там какой-то контракт. Как будто бы сами боги перешли в контрнаступление. Но я не уверен. Ведь боги не могут так поступить, да?

– Не знаю, – ответил Валдер. – Я – не теург.

Все это казалось маловероятным. Конечно, боги и демоны действительно существуют. Но они, если не считать полукровок «шатра», всегда оставались в стороне. Все высшие существа откликались только на чрезвычайно сложные заклинания. Но даже тогда отделывались советами или сотворением мелких чудес. Неужели все изменилось и вселенная встала с ног на голову?

А может быть, у него начинается бред? Лихорадка? Как в прибрежных болотах 4996 года? Двадцать два года он вел ничем не примечательную жизнь. Унылую и вполне предсказуемую. Мать – временная подружка какого-то солдата. Он вырос в военных лагерях. В шестнадцать лет оказался в армии и прошел школу разведчиков. Затем – Западный фронт, где никогда не происходило ничего значительного. И вдруг... Враг атаковал – на первый взгляд из ниоткуда. Уничтожил его родное подразделение. Его самого загнал в глухомань. Он встречает отшельника, наложившего заклинание на меч и подарившего ему возможность вечной жизни. Или, напротив, приговорившего его к ужасному концу. После этого разведчик исчезает. Появляется официальный убийца, крадущийся по улицам северных городов и лагерей, о которых его товарищи никогда не слышали. Бывшие товарищи – работа убийцы вырвала его из привычного круга общения.

28
{"b":"28615","o":1}