ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гор, видимо, не намеревался выдерживать паузу, но гул толпы заглушил слова командующего. Он поднял руки, призывая народ успокоиться побыстрее.

– Во-первых, там просто не найдется места для трех миллионов мужчин и женщин, живущих сейчас в полевых армейских лагерях. Почти половина страны уничтожена демонами и не пригодна для жизни. В оставшейся же части... Что же, вам прекрасно известно, что эта война тянулась из поколения в поколение и что наша обороноспособность была весьма надежной. Несмотря на тяготы войны, население нашего старого отечества постоянно увеличивалось, и там просто не осталось места.

Он замолчал. Толпа ожидала продолжения.

– Это – первая причина. Вторая являлась тайной, тщательно оберегаемой годами, поскольку она могла нанести серьезный удар по нашему боевому духу. Теперь, когда противник уничтожен, пришло время открыть правду – Этшара больше нет.

Гор замолчал, очевидно, ожидая громкой реакции, но на площадь опустилась недоуменная тишина. Все замерли.

– Или будет лучше сказать так: Старого Этшара больше нет. Правительство страны рухнуло еще столетие тому назад. На месте Священного Королевства Древнего Этшара – или по крайней мере на его западной половине – имеется несколько дюжин крошечных феодальных владений и владетелей. Каждый заявляет, что именно он является главой законного правительства всей страны и нашим сеньором. Мы – армейское руководство – отказались признать их притязания и действовали независимо, Азрад, Анаран, я и до своей гибели Террек не отвечали ни перед кем, кроме самих себя. Мы все четверо были избраны на наши посты не гражданским правительством, как вы все считали, а предшествующими командующими. Мы обороняли эти Малые Королевства, бывшие ранее Старым Этшаром, от северян и в обмен получали необходимые нам припасы, но мы никогда не признавали их власти. Мы являемся правительством Этшара – не Старого Этшара, бывшего когда-то родиной наших предков, а нового Этшара, именуемого Гегемонией Этшар, включающей в себя всю территорию, занятую нашими победоносными войсками. Все земли, расположенные за пределами старых границ, теперь, после уничтожения Империи, стали нашими землями. Вашими землями! Отвоеванные у врага, политые вашей кровью, они принадлежат вам, а не тем трусам, которые, оставаясь в тылу, даже не смогли сохранить единство страны!

Эти слова, по мнению оратора, должны были, видимо, вызвать вопли радости, но отдельные слабые выкрики тут же смолкли. Каждый слушатель, вероятно, пытался переварить сказанное и понять, что оно означает лично для него или нее. На какое место можно рассчитывать при новых порядках.

Валдер подумал, что вряд ли это можно называть новым порядком – генералы, по существу, уже много столетий управляли всем и вся.

– Предстоит сделать очень много, – продолжил Гор, скрывая разочарование. – Эта крепость станет северо-западной столицей. Одной из трех. И будет именоваться Этшар на Утесах. Я убежден, что после того, как бремя войны перестало лежать на наших плечах тяжелым грузом, здесь вырастет большой и прекрасный город.

В толпе послышалось недовольное ворчание.

– Армия, конечно, будет распущена. Останется лишь небольшой отряд для поддержания порядка и охраны крепости от выживших мародеров-северян. Мой штаб сохранится в качестве временного правительства, но из власти военной он превратится во власть гражданскую. Все остальные будут демобилизованы как можно скорее – естественно, со всеми выплатами! После этого вы будете свободны решать, что делать дальше, – остаться здесь и помогать строить наш новый город или уйти в любое другое место и заниматься чем угодно. Для тех, кто хотел бы заняться фермерством или просто имеет склонность к оседлой жизни, отводятся все не находящиеся пока в частном владении земли Гегемонии – все прерии от океана до Великой реки. Вам надо только выбрать участок, сделать заявку и пользоваться землей. Но учтите, признаваться будут заявки только тех, кто действительно станет работать. Нам не надо лендлордов и других паразитов.

Валдер ничего не понимал. А как же виноторговля? Надо ли делать заявку на какой-нибудь виноградник? Его совершенно не интересовали возделывание лоз и виноделие – ему хотелось только торговать. Что говорит об этом новый закон?

А как поступить с Вирикидором? Торговцу не нужен меч.

«Ну да это не важно», – сказал себе Валдер. Он просто положит Вирикидор куда-нибудь и забудет о нем навсегда. Он начнет жить нормальной жизнью – нормальной жизнью, длящейся бесконечно. Никто не заставит его в мирное время истребить еще двадцать человек.

Валдер так размечтался о собственном будущем, что совсем забыл о толпе, которая стала вдруг беспокойной и напряженной.

– Это – все. – заявил Гор. – Если у вас есть вопросы, задавайте их вашим начальникам. У нас больше нет секретов. Сразу же, как только это будет возможно, мы перестанем быть Западной группой войск и превратимся в неотъемлемую часть новой Гегемонии Этшар. Я стану Верховным правителем города Этшар на Утесах. После столетий войны наступил мир! Война окончена – победа за нами!

Последняя фраза генерала, явно рассчитанная на гром оваций, вызвала лишь слабые, разрозненные приветственные возгласы.

Глава 18

Следующие три дня самым занятым человеком в крепости был казначей. Сотни солдат восприняли слова Гора как непосредственное руководство к действию и начали увольняться из армии. Каждый демобилизующийся получал задолженность по выплатам плюс компенсацию за досрочное увольнение. Компенсация была тщательно рассчитана, чтобы, с одной стороны, солдаты не чувствовали себя обманутыми, а с другой – сохранить платежеспособность казны. Каждый получал за расторжение контракта по одному сребренику, что, по мнению Валдера, было достаточно справедливо. Все расчеты производились наличными быстро и точно.

Однако Валдеру получить свои деньги не удалось. Рядовые могли отправляться на все четыре стороны, объяснили ему, а офицеров и лиц, выполняющих специальные задания, просили подождать.

Вначале Валдер хотел просто сбежать. Сомнительно, чтобы в неразберихе, царившей в крепости со дня объявления мира, он кому-то вдруг понадобился. Однако армия задолжала Валдеру весьма приличную сумму: надо признать, что за каждое убийство очень хорошо платили. Он понимал, что для покупки винной лавки ему потребуются деньги, и поэтому решил потерпеть.

В мечтах Валдер давно уже представлял себя виноторговцем, но сейчас, когда туманные планы на будущее становились реальностью, он начал задумываться. А что ему вообще известно о торговом деле?

Однако в любом случае ему потребуются средства, и ничего страшного не случится, если он немного подождет. Танделлин тоже пока не уволился. Он все еще не знал, чем станет заниматься, и объяснял свое решение так:

«Зачем отказываться от дармового жилья и питания?» Сараи вместе с ним оставалась в крепости, и все окружающие поняли – до свадьбы уже недалеко.

Однако, несмотря ни на что, Валдер чувствовал какую-то тревогу. Он старался утешить себя тем, что чем больше мужчин и женщин спустится вниз по склону, тем свободнее станет в крепости. Он видел лица некоторых уходящих, когда они оборачивались, чтобы бросить прощальный взгляд на каменные стены, но взоры большинства были обращены вперед – в сторону новой жизни. Некоторые улыбались, преисполненные надеждами. Другие казались неуверенными и обеспокоенными. Но все без исключения надеялись получить для себя кусочек нового Мира.

Три дня новоиспеченные гражданские лица рекой стекали вниз с холма. Навстречу им поднимались солдаты: поодиночке, патрулями, взводами или целыми полками. Они входили в крепость, превращались в штатских и тут же вливались в нисходящий поток. Некоторые, естественно, были решительно настроены остаться солдатами, поэтому численность населения казарм постоянно колебалась, вместо того чтобы неуклонно снижаться.

Строительство нового, блестящего города почему-то не начиналось. Зато рядом с крепостью выросло жалкое палаточное поселение – люди прибывали быстрее, чем могли решиться их дела, и никто не заботился о том, чтобы разместить пришедших внутри крепостных стен. Более того, там оседали некоторые демобилизованные, не решившие, куда им двигаться дальше.

30
{"b":"28615","o":1}