ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Четыре! Всего за одну пинту! На рынке у Западных ворот и того больше! – заявил Валдер. – Я не могу столько платить! Лучше уж пить морскую воду.

Солдаты разразились проклятиями, и это полностью растопило лед недоверия. Через несколько мгновений вся компания, включая Валдера, расселась вокруг котелка и принялась за тушеного кролика. Солдаты, как известно, обожают жаловаться на жизнь. Валдер просто предоставил им прекрасную возможность предаться любимому занятию. За что те были ему безмерно благодарны.

Они даже забыли взять с него плату за кролика.

За ужином разговор, естественно, крутился вокруг войны. Рассказы Валдера, воевавшего на крайнем западе, казались часовым довольно странными. Южане никогда не были в лесу и никак не могли понять, что такое одиночный поиск. Истории часовых, в свою очередь, казались странными Валдеру. Северян, оказывается, они так ни разу и не увидели. Им приходилось бороться с магическими нападениями – колдовскими или демоническими – да время от времени подавлять бунты гражданского населения.

Валдер никогда не сталкивался ни с каким гражданским населением, если не считать маркитантов, пришлых торговцев и редкие поселения рыбаков. Он не только ничего не слышал о народных бунтах, но даже не мог представить себе, что это такое.

Кроме того, командные структуры Азрада были жестче и сложнее, чем у Гора. Когда Гору что-то требовалось сделать, он назначал исполнителя и сам давал ему задание. Азрад же в таких случаях создавал комиссию, которая изучала проблему, формировала исполнительские структуры, продолжала функционировать самостоятельно, освобождая командующего для иных важных дел. Гор же был вынужден ежедневно осуществлять оперативное руководство.

Когда примерно к полуночи военная тема была исчерпана, Валдер спросил:

– Почему в городе так много людей? Почему никто ими не занимается?

– А куда еще они могут податься и что можно сделать? – вопросом на вопрос ответил один из солдат. – Единственный настоящий город Этшара находится здесь, и только солдаты настолько глупы, чтобы спать в палатке. Все ветераны хотят иметь крышу над головой, а такие крыши во всей Гегемонии может предоставить лишь Этшар Азрада; вот все и тянутся сюда. Рано или поздно, думаю, они сообразят, что надо строить свои дома, но пока просто собираются в городе.

– Похоже, что запасы там подходят к концу.

– Конечно, подходят! Все восточные плодородные земли превратились в выжженную пустыню! Больше того, запасы продовольствия, лежащие на складах, гниют, так как вместе с окончанием войны распалась система распределения. Если кто-то не начнет возделывать прерии, начнется голод.

Валдер вгляделся во тьму и спросил:

– А кому принадлежат эти земли? Или каждый действительно имеет право селиться на них?

Манрин – солдат, вооруженный мечом, в ответ пожал плечами:

– А кто его знает? Похоже, что каждый. До войны здесь были необжитые районы, а позже все эти земли существовали по законам военного времени. Дорогу Азрад оставил за собой, но в Манифесте было сказано, что все остальные земли может забирать каждый, кто пожелает и готов с пользой употребить полученный надел.

– Точно, – подтвердил Салдан (тот самый, который кухарничал для всей команды). – Но кто знает, как с пользой употребить землю? Все мы готовились стать солдатами, а не фермерами.

Как потом вспоминал Валдер, именно после этих слов у него в мозгу зашевелилась смутная, еще неоформившаяся идея. Но он слишком устал, чтобы тут же продумать ее до конца. Вместо этого он бросил последнюю, чисто обглоданную кость в реку, и объявил:

– Было очень здорово посидеть и поговорить с вами. Большое спасибо за ужин. А сейчас я просто должен поспать.

– Всем нам пора на покой, – согласился Зак, один из арбалетчиков. – Манрин завтра свободен, но все остальные с рассветом заступают на дежурство. Кто-нибудь пните Лоррета – он в ночной смене.

Валдер оставил солдат заниматься своими делами и отошел в темноту. Выбрав место, где трава казалась не такой густой, он завернулся в одеяло и тут же уснул.

Утром его разбудили крупные капли дождя, падающие на лицо. Одеяло насквозь промокло и воняло сырой шерстью. Он сбросил его и поднялся на ноги. Усталость не прошла, но Валдер не мог больше лежать на мокрой, холодной земле.

– Кто-то, – пробормотал он себе под нос, ковыляя к мосту, – обязательно должен построить здесь постоялый двор.

Пробормотал и замер с занесенной для следующего шага ногой.

– Кто-то должен построить здесь постоялый двор, – повторил Валдер.

Это была та самая неоформившаяся идея, мелькнувшая вчера в голове. Кто-то действительно должен открыть здесь постоялый двор, обслуживающий реку, платный мост и развилку дорог. Все дороги, ведущие с востока в Этшар Азрада и обратно, проходили через это место. Все путники, пересекающие нижнее течение Великой реки, обязательно должны воспользоваться этим мостом. Все суда, спускающиеся по Великой реке к морю (Валдер был убежден, что со временем их будет множество), станут проходить здесь. И именно здесь путники, идущие от Западных ворот, уже задумываются о ночлеге.

Да найдется ли во всем мире место, более подходящее для постоялого двора? Он с трудом верил в такую удачу. Неужели он первый, кому пришла в голову эта замечательная идея?

Содержание постоялого двора идеально отвечает его планам. В качестве первоначального капитала он использует свое жалованье, а всю необходимую рабочую силу навербует на «Площади Ста футов».

Он представил себе, как все будет выглядеть. Удобное, небольшое каменное здание (лесов и, следовательно, дерева в округе не было) с большими окнами и толстыми стенами, защищающими от летней жары. В зале огромный очаг, в котором будут пылать поленья во время зимней стужи. Вирикидор он повесит над каминной полкой: таким образом, меч останется достаточно близко и не натворит никаких бед. Никто не сочтет странным, что ветеран даже в мирное время держит под рукой оружие.

Валдер всматривался сквозь сумрак и дождь, пытаясь выбрать подходящее место для своего будущего заведения. Лучше всего, подумал он, если постоялый двор будет стоять на развилке. Он застолбит землю вдоль обочины до самой реки и построит на берегу небольшую пристань.

А может быть, соорудить здание непосредственно у реки? Не исключено, что возникнут сложности, если он сделает заявку на полмили земли вдоль дороги.

Нет, решил Валдер. Река никогда не будет иметь такого большого значения. Ведь команда и пассажиры спокойно могут переспать в своих каютах. Даже если он и построит пристань, основную часть доходов будет приносить именно западная дорога.

Интересно, спрашивал он себя, каким образом оформляется заявка на землю? Может быть, спросить у солдат? Тихонько насвистывая, он бодро зашагал к мосту.

Большая часть караульных еще спала, но Лоррет – ночной часовой – скучал и был счастлив ответить на любые вопросы. Он ничего не знал об оформлении заявки, но посоветовал застолбить нужный участок и даже снабдил Валдера некоторым инструментом.

Когда стих дождь, Валдер пометил свою заявку деревянными кольями и пучками травы, перевязанными зеленой тряпицей. На каждой тряпице углем было начертано его имя. От полумили придорожной полосы он отказался и застолбил место для пристани. Его будущие постояльцы вполне могут пройти или подъехать по общественной дороге.

Проделав всю подготовительную работу и получив заверения солдат, что во время отсутствия хозяина они будут охранять его право на собственность, Валдер отправился в Этшар Азрада, чтобы набрать там строительную бригаду.

37
{"b":"28615","o":1}