ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он приподнялся на колени и схватил с нижней полки кувшинчик и деревянную коробку.

Валдер выждал, прислушался и произнес:

– Давайте, только быстро! Сейчас что-то произойдет, я чувствую.

Отшельник взял из коробки щепотку дурно пахнущего порошка.

– Я ничего не слышу... – начал он.

Конец фразы потонул в оглушающем реве. Крыша хижины исчезла в огненной круговерти. Валдер схватил костлявую руку чародея и бесцеремонно поволок старика по земляному полу, стараясь как можно ниже держать голову и увертываться от падающих сверху пылающих обломков.

Чародей обсыпал их обоих вонючим порошком, взмахнул свободной рукой и пробормотал что-то нечленораздельное. На полу вокруг них вспыхнуло бледно-голубое пламя, казавшееся ледяным по сравнению с огненно-оранжевой бурей пылающего тростника. Старик выхватил из-за пояса кинжал и завопил:

– Дверь с другой стороны!

– Знаю, – прокричал Валдер, стараясь перекрыть рев огня. – Поэтому мы и ползем в другую сторону! Они наверняка ждут нас у выхода.

Покрепче обхватив запястье старика, разведчик свободной рукой вытащил меч и вонзил его в заднюю стену дома. Обожженная глина осыпалась, обнажив стену из тростника. Валдер без труда прорубил отверстие и уже через мгновение они оба рухнули в болото. Чародей что-то сердито забормотал, а Валдер тут же принялся высматривать врагов.

Слева от них маячила какая-то тень. Валдер приблизил губы к уху старца:

– Лежите спокойно.

Отшельник открыл было рот, но Валдер слегка стукнул его рукояткой меча.

– Да послушай же ты, – не унимался чародей. – Я знаю чары, которые смогут нам помочь.

Валдер посмотрел на темную фигуру, затем на пылающую тростниковую крышу хижины и прошептал:

– Действуйте. Только быстро и без шума.

Чародей кивнул, вынул свой кинжал и довольно сильно полоснул им по запястью Валдера.

– Что за черт!.. – Солдат отдернул руку, на которой остался неглубокий, но длинный порез.

– Мне надо немного твоей крови, – пояснил чародей. Он размазал кровь по предплечью Валдера и уронил несколько капель на лицо и шею. Затем, надрезав собственную руку, отшельник окропил себя своей кровью.

Пламя уже пожирало стены хижины. Отражения оранжевых языков переплетались на маслянистой поверхности воды в причудливом колдовском танце. Валдер знал, что совсем недалеко, за границей освещенного пространства, стоят северяне. Яркое зарево мешало ему рассмотреть их в царящей вокруг темноте, Валдер пожалел, что у него нет волшебной маски, которая позволяет видеть во тьме. Эти маски были тяжелые и неудобные, но никогда не утрачивали своей магической силы. Старик все бормотал какие-то заклинания, и Валдеру в голову полезли вдруг совершенно глупые и неуместные вопросы. Почему, интересно, Этшар предпочитает использовать чародейство, а Империя – колдовство? Он много раз обсуждал этот вопрос со своими товарищами. Не секрет, что Империя широко использует демонологию, а Этшар – теургию. И это понятно – боги выступали на стороне Этшара, а демоны помогали Империи. Чародейство и колдовство вообще-то не были так уж тесно связаны с политикой, однако чародей в Империи был редкостью, так же как и колдун в Этшаре. Кроме того, ни та, ни другая сторона не прибегала к услугам ведьм, и именно эта загадка мучила сейчас Валдера больше всего.

Наконец неимоверным усилием воли он заставил себя встряхнуться и тут же на самой границе освещенного пространства увидел северянина. Разведчик не сомневался; что именно этот тип и запалил хижину. Противник короткими перебежками приближался к пожарищу, желая, очевидно, удостовериться, что его жертвам не удалось ускользнуть. В руках северянин держал несколько замысловатых волшебных жезлов. Валдер тут же отбросил возникшую было идею схватиться с врагом один на один и постараться убить до появления подмоги. Любой из этих жезлов почти мгновенно разрывал человека на тысячи кусков с расстояния в дюжину шагов.

Где-то внутри хижины раздался взрыв, сопровождаемый грохотом и звоном разбитого стекла. Валдер тут же вспомнил о шкафах и полках, набитых кувшинами и стеклянными сосудами.

Северянин замер и поднял жезл. Валдер изо всех сил пытался сообразить, как лучше воспользоваться таким благоприятным моментом, но в голове по-прежнему была какая-то каша.

И вдруг его осенило. Если позволить противнику подойти поближе, можно попробовать неожиданно напасть на него. В рукопашном бою колдовской жезл будет только – мешать, да и меч тоже.

Лучшее оружие для такой схватки нож. Вспомнив о кинжале чародея, Валдер покосился на свою раненую руку и...

Волосы зашевелились у него на голове, нижняя челюсть отвисла, разведчик чуть не задохнулся. Вместо неглубокой царапины он увидел развороченную кровавую рану, в которой белела кость. Черные сгустки застывали на разорванном рукаве. Из открытого рта тоже хлынула кровь, черная струйка бежала по подбородку, стекая в грязь, – и при этом никакой боли, только легкое покалывание в руке.

В полном замешательстве Валдер повернулся к чародею и непроизвольно отшатнулся – старик был мертв. Его кожа уже приобрела трупный цвет и покрылась синюшными пятнами. Из носа и рта текла кровь. Одна рука была раздавлена, а горло перерезано так глубоко, что из раны торчал позвоночник.

– Великие боги! – прошептал Валдер. Ему как-то доводилось слышать, что заклинание иногда может ударить по творящему его чародею. Именно поэтому магические исследования считались очень опасным занятием.

И вдруг старик улыбнулся. От этой жуткой улыбки на покрытом запекшейся кровью лице у Валдера похолодело внутри.

– Заклятие Кровавого заблуждения, – прошептал отшельник. – Правда, ужасный вид?

– Вы живы? – Валдер не мог поверить.

– Как и ты. Трюк простой, но достаточно эффектный. Неужели его больше не используют в армии?

– Не знаю, – ответил Валдер, в изумлении разглядывая отшельника.

– Это отличная штука, и вы – дураки, если не пользуетесь ей... Теперь заткнись и лежи тихо, для них мы покойники.

Валдер еще секунду смотрел на старика, затем откинулся на спину и призвал на помощь все свое актерское дарование, чтобы как можно убедительнее изобразить труп.

В пламени что-то взорвалось, затем послышался шум падающих предметов. Валдер догадался, что рухнула очередная полка, и покосился на отшельника. Глаза старика метали молнии, но что он мог поделать?

Краем глаза Валдер заметил, что северянин вытянул вперед руку с волшебным жезлом. Стрелы яркого красного пламени прорезали воздух. Горящие стены с шумом рухнули.

Послышалось шипение.

Северянин вновь произвел какую-то странную операцию с жезлом и направил его на тлеющую кучу. Яркая белая вспышка – и ночь прорезал звук, похожий на скрежет разрываемого металла. Обломки закружились вихрем и поднялись высоко в воздух. Там, где только что стояла хижина, осталась лишь неглубокая округлая воронка.

Куски раскаленной глины и горящие пучки тростника падали в болото вокруг беглецов, поднимая брызги и щедро обливая обоих водой и жидкой грязью. Только бы по голове не попало, думал Валдер, вздрагивая при каждом всплеске. Но какая-то неведомая сила словно отбрасывала горящие куски в сторону, чтобы они не задели распростертые беспомощные тела.

– Заговор Взаимного отторжения, – прошептал чародей.

Казалось, прошли часы, прежде чем на равнину вновь опустились темнота и покой. Разведчик, закрыв глаза, слушал шипение гаснущих головешек. Затем над болотом пронесся гортанный крик. Валдер не сдержался:

– Вы поняли, что он сказал?

– Нет, – ответил старик. – Я же говорил, что не знаю их языка.

На крик ответили. Послышался смех и чавканье шагов – северяне не пытались скрыть свое приближение.

– Они, должно быть, думают, что мы мертвы, – прошептал Валдер.

– В этом и заключается вся хитрость, – ответил чародей.

Чавканье приближалось, но оба беглеца лежали совершенно неподвижно. Вдруг все смолкло. Валдер приоткрыл глаза и увидел двух северян с факелами в руках. Один нагнулся и поднял с земли какой-то предмет. Валдер напряг зрение. Он не был уверен, но похоже, северянин держал в руках обуглившуюся человеческую кость.

4
{"b":"28615","o":1}