ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну хорошо, – произнес он вслух. – Заклятие состоит в том, что я могу умереть только от клинка Вирикидора. Ничто иное, включая старость, не может убить меня. Так говорил Дарренд из Калимора, и с ним соглашались остальные чародеи генерала Караннина. В то же время меч не мешает мне стареть, получать ранения и слепнуть.

– Ну уж слепоту-то мы способны излечить, – вставил Таггер.

– Прекрасно, но это не главное. Я буду стареть и стареть, все больше слабея. И при этом не умру. Никогда. Я не могу смириться с такой перспективой.

– Но вы можете покончить с собой при помощи меча.

– Не смогу, если у меня не останется сил поднять его.

Таггер подумал и произнес:

– Да, это сильный аргумент. Я не знаю, как все будет обстоять в действительности, оставаясь в неведении относительно характера заклинания.

– Я тоже не знаю. Но ведь речь идет о моей жизни.

– Вы проверяли свое предполагаемое бессмертие?

– Как я мог проверить? Кроме того, я не защищен от ран.

– Можно было бы принять яд и посмотреть, что из этого получится.

– И провести остаток дней с сожженным желудком? Это как раз то, чего я всеми силами стараюсь избежать.

– Ну зачем же так? Существует масса смертельных ядов без долговременных побочных эффектов. Но я понимаю вашу точку зрения. Короче говоря, испытаний вы не проводили?

– Нет.

– И вы хотите найти выход из сложившейся ситуации, которая состоит в том, что, нормально старея, вы никогда не умрете от старости?

– Именно.

– Вы в принципе не исключаете самоубийства?

– Я не испытываю энтузиазма по этому поводу, но если это единственный выход...

Таггер задумчиво смотрел на собеседника:

– Вы действительно уверены, что способны на это? Ведь убить себя мечом не так просто.

Валдер нервно поерзал в кресле и признался:

– Не уверен.

– Полагаю, вы сможете нанять для себя убийцу.

– На самом деле – нет. Никто, кроме меня, не может пользоваться мечом, пока держится заклятие. А оно продержится еще несколько смертей.

– Несколько смертей? Что это значит?

– О, я не все рассказал о чарах. Они очень сложны. После того, как я стал владельцем меча в его магической форме, каждый раз, когда я обнажаю его, он должен убить одного человека. До моей гибели это должно произойти около ста раз. Затем меч обернется против меня. Я смогу жить вечно, если не стану обнажать клинок. Но сейчас такая перспектива кажется мне хуже смерти. Это я вам уже говорил.

– Если я вас правильно понял, то обязан предупредить – вы не сможете убить себя этим мечом. Я знаком с заклятиями такого рода; они были открыты в конце Великой войны. Меч анимирован и обладает собственной волей, не так ли?

–Да.

– В таком случае оружие не позволит вам себя умертвить, не исчерпав предписанную вам квоту смертей. Ваша решимость покончить с собой не будет иметь никакого значения. Вы обязаны забрать оставшееся количество жизней, после чего меч обретет нового владельца, который вас и убьет. Пока существуют чары, другой исход невозможен.

Валдера эти слова не удивили. Ему казалось, что много-много лет назад чародей, изучавший меч, говорил нечто подобное.

Он поднялся и вежливо произнес:

– Благодарю вас за помощь. Позвольте мне задать еще один вопрос. Не могли бы вы порекомендовать мне хорошего пророка или ясновидца?

Таггер тоже поднялся с кресла:

– Весьма охотно. Я порекомендовал бы вам Селлу Волшебницу, она обитает на противоположной стороне улицы в двух кварталах к востоку, или Ларенну из Танташара – четыре квартала к западу.

– Ларенна – чародейка или тоже волшебница?

– Чародейка. Есть несколько теургов, занимающихся пророчествами и предсказаниями...

– Спасибо. Чародейка будет в самый раз.

Валдер остановился на пороге: пока он беседовал с облаченным в красное чародеем, на улице стемнело. Ноги ныли, во всем теле чувствовалась усталость. Возраст давал о себе знать. В какой-то момент он решил отказаться от вечернего похода, найти крышу над головой и хорошенько выспаться. В конце концов к поискам Ларенны можно будет вернуться и завтра.

Однако залитая светом факелов улица выглядела вполне приветливо, витрины сияли, и Валдер решил не откладывать дело на завтра – и без того потеряно слишком много времени. Ларенна из Танташара наверняка сможет указать ему местонахождение по-настоящему могущественного чародея. Таггер сказал, что такие существуют. А проблему с оплатой он станет решать, когда возникнет, настоящая необходимость.

Таггер долго смотрел ему вслед. Вернувшись в гостиную, он застал там своего компаньона Варрена, проскользнувшего незамеченным через черный ход.

– Кто это был? – поинтересовался пожилой чародей.

– Старик ветеран с зачарованным мечом. Я не захотел иметь с ним дела, – говорит, что это заклинание восьмого порядка.

Варрен неодобрительно покачал головой и сказал:

– Эти идиоты во время войны не ведали, что творят, бросаясь подобными заклинаниями. Просто чудо, что мы выжили, не говоря уж о том, что победили.

Таггер, который родился после войны, пожал плечами:

– Мне трудно об этом судить.

С этими словами он протянул руку к вазочке со сластями.

Глава 27

Валдер с большим трудом отыскал Ларенну. Объявление у дверей чародейки оказалось маленьким и незаметным. На деревянной панели было выведено: «Ларенна из Танташара. Ответы на ваши вопросы».

К счастью, из-за тяжелых бархатных драпировок, прикрывающих окно, пробивался свет. Валдер громко постучал.

Прошло довольно много времени, пока послышался звук отодвигаемой задвижки, и дверь распахнулась. На него смотрела изящная женщина в наряде цвета лаванды – одеяния такого оттенка Валдеру прежде видеть не доводилось.

– Я уже закрылась на ночь, – сказала женщина.

– Прошу прощения за беспокойство, но я прошагал – десять миль, чтобы найти ответы на волнующие меня вопросы.

– В таком случае вы – Валдер Владелец постоялого Двора, и вы хотите спросить меня о Вирикидоре.

После недолгого колебания Ларенна добавила:

– Проходите, но предупреждаю – помочь вам я не смогу. Ответы будут совсем не те, которые вы так жаждете услышать.

– Откуда вы знаете? – начал было Валдер, но тут же осекся. Даже не будучи ясновидцем, он уже знал, что скажет Ларенна.

– Моя специальность – давать ответы на вопросы. И на свои тоже. Мне всегда любопытно узнать, кто будут мои клиенты и сумею ли я дать удовлетворяющий их ответ. Правда, я не позаботилась спросить, когда вы придете, и не ожидала вас раньше завтрашнего утра. Проходите и присаживайтесь.

Сидя в бархатном кресле рядом с крошечным столиком в маленькой, затянутой красным бархатом гостиной, Валдер думал, что у чародеев, наверное, плохо с воображением, если они передирают друг у друга обстановку один в один. Ларенна устроилась напротив и взяла в руки бархатную сумочку.

– Мои расценки следующие: за один золотой я отвечаю на три вопроса и гарантирую, что ответы будут правильными и исчерпывающими. За сребреник я отвечаю на один вопрос, без всяких гарантий, за исключением того, что мои слова будут правдивы.

Валдер заколебался. Дороговато! Но ему очень были нужны правдивые и исчерпывающие ответы. Он выудил из сумки золотой и бросил его на столик.

– Прекрасно. Жду ваших вопросов.

– Имеются ли какие-нибудь ограничения? Будут ли ответы состоять только из «да» или «нет»?

– Что вы, конечно, нет! Иначе я не имела бы права требовать золотой. Но будьте внимательны, я отвечу только на те вопросы, которые вы зададите, а не на те, которые вы будете иметь в виду.

Такие условия показались Валдеру справедливыми. Он надолго задумался, формулируя вопрос, и наконец решился:

– Кто из всех живущих ныне чародеев способен снять заклятие, наложенное на меч Вирикидор, который сейчас на мне?

– Ваш второй вопрос?

– Он будет зависеть от ответа на первый.

Чародейка казалась недовольной.

47
{"b":"28615","o":1}