ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Порадовавшись такому простому и мудрому решению, разведчик попытался вложить меч в ножны.

Лезвие вильнуло в сторону.

Валдер расстроенно покачал головой. Ну вот! Уже и руки от голода трясутся! Надо как можно быстрее выбраться к морю. Он обхватил отверстие ножен пальцами, чтобы не позволить лезвию уйти в сторону. План сработал только наполовину – вбок меч не ушел, но и в ножны ложиться не пожелал. Он теперь просто отказывался входить в них.

Валдер надавил посильнее. Никакого результата. Неведомая сила, удерживающая оружие, не поддавалась.

Он отстегнул пояс и принялся изучать ножны, чуть ли не водя по ним носом. Опять ничего особенного! Но Валдера уже трясло от возбуждения. Чародей не соврал!

Усевшись поудобнее, он стал очень медленно и осторожно сближать меч с ножнами. Все шло отлично, пока острие не достигало устья. Здесь его что-то останавливало, и не важно, по центру ли было острие или смещено к краю отверстия – оно просто отказывалось входить в ножны.

Решив прежде всего как следует успокоиться, Валдер попытался отложить меч в сторону. Не тут-то было! Эфес словно к руке прилип. Что за наваждение? Ничего не понимая, разведчик поднес меч к самым глазам.

Сомнений быть не могло. Это тот самый стандартный армейский меч, который он получил, став разведчиком. Валдер мог разжать пальцы, пошевелить ими, но вот оторвать ладонь от рукоятки... Он вытянул руку ладонью вниз. Меч висел, словно приклеенный, и раскачивался, как маятник от часов. Валдер сжал руку в кулак, разжал – меч повис на кончиках выпрямленных пальцев. И никаких неприятных ощущений. В порядке эксперимента разведчик схватил его левой рукой и потянул.

Рукоятка охотно легла в левую ладонь – но тут же к ней и прикрепилась, как за мгновение до этого к правой.

Несколько раз Валдер перекладывал меч из руки в руку, затем решил расширить эксперимент. Подвесив меч на кончиках пальцев и опершись спиной о ствол дерева, он зажал рукоятку ступнями и потянул.

Рука тут же освободилась, и меч накрепко прилип к правой ноге.

Валдер уставился на него, не зная, смеяться ему или рыдать. Забавная сторона дела все же взяла верх. Разведчик широко улыбнулся и хихикнул, настолько глупо и нелепо выглядел меч, прилипший к пятке.

Он поиграл с ним еще немного и выяснил, что меч, настаивая на постоянном контакте с телом хозяина, оставался совершенно равнодушным к тому, какая это была часть тела. Валдер мог повесить его куда угодно, хоть на кончик носа – хотя в этом случае меч отклонялся чуть-чуть в сторону правой руки, которая все же казалась ему более предпочтительной. Мечу было также все равно, какой частью зацепиться за Валдера: рукояткой, лезвием или гардой. Наконец, утомившись, разведчик прилепил меч к ноге и занялся изучением ножен. Быстро проведенный эксперимент показал, что кинжал входит в них без проблем, что в ножны можно набить сосновые иглы и вытряхнуть их обратно. Очевидно, виновником всех безобразий был все-таки меч.

Валдер попытался затолкать кончик меча в кинжальные ножны. Та же картина: меч отказывался входить в чужое помещение точно так же, как и в свое.

Попытка завернуть меч в подол килта закончилась полным провалом, оружие отказывалось прятаться. Ткань соскальзывала, едва прикоснувшись к стали. Ценой больших усилий Валдер обернул несколько дюймов ткани вокруг лезвия, но как только он отнял руки, какая-то сила сдернула материю, обнажив клинок.

Валдер так увлекся, что проиграл с мечом еще час с лишним, совершенно игнорируя ворчание в желудке. Старый маг не соврал, но истинное содержание волшебства по-прежнему оставалось для разведчика загадкой. Он испробовал все, что только мог придумать, рискуя сломать лезвие, врубался в деревья и камни – бесполезно. Магические свойства меча заключались лишь в отказе отправиться в ножны и в желании находиться в постоянном контакте со своим владельцем. Последнее свойство, как сообразил Валдер. может оказаться полезным; потерять меч теперь просто невозможно. Однако, с другой стороны, ему придется туго, если возникнет необходимость сдаться в плен. Одним словом, он серьезно опасался, что такой волшебный меч сможет защитить его при встрече с вражеским патрулем. В глубине души Валдер надеялся, что магические силы меча гораздо значительнее, но определить, в чем они заключаются, он так и не сумел.

Разведчик осмелился на совсем отчаянный эксперимент – порезал мизинец левой руки о лезвие меча. Этот опыт убедительно доказал, что от ран клинок не предохраняет. Лезвие было очень острым, и только. Меч, почувствовав вкус крови, совершенно не изменил своего поведения. Он поступил так, как поступил бы самый рядовой клинок, если не считать того, что рядовой клинок не может быть таким острым.

С другой стороны, кровь чужака могла оказать на меч совсем другое воздействие, нежели кровь хозяина.

Поняв, что больше он ничего не придумает, Валдер нехотя встал и побрел в сторону океана. Меч свободно болтался на его руке.

К вечеру он вышел на каменистый берег. Солнце уже почти закатилось, и только узкая золотая дорожка бежала по волнам от горизонта. Брюхо Валдера вопило от голода. Забывшись, он машинально попробовал сунуть меч в ножны, но клинок тут же привел его в чувство. Валдер задумчиво посмотрел на оружие. Не может ли оно как-нибудь помочь ему в поисках еды? Действовать пришлось методом тыка. Без всякой надежды он порубил мечом волны и с удивлением обнаружил, что клинок остался сухим. Металл полностью отталкивал воду. Ну, что ж, прекрасно – теперь не нужно бороться с ржавчиной и полировать лезвие.

Последующие исследования показали, что для добычи мидий меч совсем не нужен, и лучше засунуть его куда подальше. Зато как шанцевый инструмент он просто незаменим – песок сам осыпался с лезвия, а случайно попадавшиеся камни не гнули и не тупили его. Валдер подумал о пока еще скрытых возможностях меча. Он испытывал глубочайшие сомнения, что эти неизвестные достоинства способны помочь ему добраться домой.

Он съел найденные ракушки, поджарив их на раскаленных камнях, и его мысли вновь обратились к мечу. «Что еще придумать?» – подумал Валдер и произнес вслух:

– Вирикидор!

Ничего не произошло. Эфес оставался приклеенным к руке точно так же, как и несколько часов назад.

– Эй, Вирикидор! – прокричал он несколько громче, приподняв меч.

Опять ничего.

– Вирикидор, доставь меня домой! – Меч тускло поблескивал в слабом свете угасающего дня. Пока Валдер жарил моллюсков, солнце успело закатиться за горизонт.

– Вирикидор! Достань мне еды! – Дары моря просто затерялись в бездне его вопящего от голода желудка. И вновь ничего не произошло.

– Будь ты проклят, Вирикидор! Сделай хоть что-нибудь!

Меч, словно издеваясь, раскачивался из стороны в сторону, прилипнув к его руке. Пока разведчик ждал результата, сгустились сумерки.

В надежде, что таланты меча, какими бы они ни были, связаны с воздействием солнца, Валдер попытался отбросить оружие; но оно осталось болтаться на прежнем месте.

И тут разведчика осенило: а что если он обречен носить эту штуку до конца жизни? Конечно, в мире полно чародеев. В конечном итоге ему удастся найти такого, который сумеет снять заклятие и вырвать его из лап меча.

До тех пор, пока он не вернется в объятия цивилизованного мира, ему придется смириться. Но эта мысль повергла его в уныние.

Валдер прекратил забавляться мечом и занялся устройством ночлега.

9
{"b":"28615","o":1}