ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пресса назвала экспедицию «Семи маленьких сестер» самым замечательным путешествием со времен Линдбер-га, а Уиллиса — самым крупным из мореплавателей-одиночек. Местные жители увенчали его цветами и присвоили ему звание Капитана Больших Морей. Плот был установлен перед правительственным зданием в Паго-Паго.

На плоту через Северную Атлантику

«Эгар II» — Анри Воду

24 мая 1956 года из порта Галифакс в Новой Шотландии был отбуксирован в открытый океан плот «Эгар II». На его борту — экипаж из четырех человек. У большинства провожающих, как и у падких на сенсацию зевак, сложилось твердое мнение по поводу судьбы экспедиции: опять из этого ничего не выйдет. Опять — потому что однажды этот же экипаж уже пытался пересечь Северную Атлантику, плывя из Канады в Европу. После 67 дней плавания плот «Эгар I» был тогда выброшен штормом на побережье Ньюфаундленда. Однако мореплаватели, наперекор безжалостной судьбе (ураган, который выбросил плот на сушу, был одним из самых мощных за много лет), убеждены, что на этот раз им повезет.

«Эгар II» движется на буксире со скоростью шесть узлов. Силуэты провожающих становятся все меньше. Плот минует волнорез, и наконец волны океана начинают ударять от носа, заливая палубу. 29-летний Анри Воду, организатор экспедиции, Гастон Ванакер, Map Модена и Хосе поглядывают на расстилающиеся вокруг просторы океана. Начинается путешествие, которое будет для них испытанием в борьбе с морем и собственной слабостью, долгой полосой невзгод и страданий, мучительного холода, страха перед волнами и голодом. Но они верят, что на этот раз отправились в путь из подходящего места и в подходящее время. В предыдущем походе неудачный выбор места старта стоил им разбитого плота и провала всей экспедиции, подготовка которой поглотила 7 тысяч долларов. Денежные затруднения серьезно отразились на второй экспедиции: трудно надлежащим образом оснастить плот, имея 600 долларов долга. Поэтому не удивительно, что кладовая пуста. На последние ссуды закуплено столько запасов, сколько удалось.

Нужно быть поистине отчаянным человеком, чтобы отважиться на длительное плавание в океане в принципе без продовольствия. Но что же им было делать? Вытащить плот на сушу, взяться за работу ради заработка и рассчитывать отправиться в путь в следующем году? Анри слишком хорошо знал, что такое решение обычно бывает для экспедиции последним. Потом следуют уже только воспоминания о великолепно задуманном, но не осуществленном путешествии.

50 килограммов картофеля, пять — муки, сухари из нарезанных шести буханок хлеба, 14 небольших банок говяжьей тушенки и три банки сосисок (в каждой только семь штук), немного приправ — и это все, весь запас продуктов на месяц путешествия для четырех здоровых мужчин и двух котов…

Нельзя обвинить их в неведении, так как год назад океан преподал им весьма серьезный урок, показав, на что он способен.

Во время буксирования несколько раз рвется трос. Наконец в 13.00 — последние слова прощания с близкими, и судно возвращается. Они остаются одни.

Сооруженный из восьми бревен, 10-метровый плот спокойно качается на волне. На двойной мачте — реевый парус в 10 квадратных метров, а сразу под ним плетеная хижина, служащая жильем, складом снаряжения, штурманской рубкой, кухней… Плот в целом построен прочно, старательно, хотя, очевидно из-за спешки, концы бревен обработаны недостаточно аккуратно. Благодаря тому что шесть поперечных бревен имеют почти такой же диаметр, как основные, палуба размещена достаточно высоко. Это гарантирует, по крайней мере в начальном периоде путешествия, прежде чем плот начнет намокать, относительно сухое плавание. За кормой — рулевое весло, на крыше — надувной спасательный плот, кроме того, радиостанция, основное навигационное снаряжение, небольшая аптечка и ничего более.

Впереди — по меньшей мере 3000 миль плавания; предполагается, что «Эгар II» пройдет их за два месяца. Важнейшая задача: держать курс на восток, не давая увлечь плот ответвлению Лабрадорского течения. Пока «Эгар II» не пройдет Ньюфаундленд, Анри не сможет сомкнуть глаз, так как неблагоприятные ветры угрожают разбить плот о скалистое побережье.

25 мая — первый день настоящего плавания. За кормой слева все еще видны берега Новой Шотландии, но плот бодро движется вперед. Экипаж наводит порядок на палубе и внутри домика, Анри составляет подробный список продуктов. Необходимо с первого же дня рационально расходовать имеющиеся небольшие запасы. Ежедневный пищевой рацион будет весьма скромным. В океане в тот день холодно, поэтому горячая еда состоит из чашки супа и вареного картофеля, к ним — два кусочка сушеного хлеба. Они еще не чувствуют голода, поглощены десятком разных дел и взбудоражены началом самостоятельного плавания. Что там еда! Самое важное, что они плывут.

Следующий день не приносит ничего необычного. Берега Новой Шотландии все еще близки, поэтому «Эгар II» берет несколько вправо, чтобы сохранить необходимую для безопасности дистанцию.

Третий день путешествия, 27 мая. Радиостанция «Эгара II» налаживает связь с островом Песков. Местная метеорологическая станция дает типичный для того района прогноз погоды: дождь, туман, скорость ветра 25 километров в час. Прогноз неточен, экипаж с беспокойством наблюдает, как ветер, скорость которого достигает 35 километров в час, гонит все более высокие волны. Укрываясь от потоков дождя, мореплаватели забираются в хижину. Увы, ненадолго. Приходится чинить мачту… В награду Map делит первую пачку сигарет, по пять штук на каждого. Следующий дележ состоится через неделю…

Только 30 мая, на шестой день путешествия, устанавливается хорошая погода. До сих пор средняя скорость — 30 миль в сутки. Очень хороший результат, как для плавания в прибрежных водах. Первое огорчение — Хосе плохо переносит плавание, возможно, через несколько дней привыкнет. Акклиматизация у каждого проходит по-своему.

В полдень положение плота —43°40' северной широты и 60°10' западной долготы. Экипаж отправляет бутылку с письмом: «Тот, кто найдет бутылку и перешлет на наш адрес, получит фотографию с автографом. Брошено в море 30 мая 1956 г.»

Незадолго перед полуночью Map, который стоит на вахте у руля, замечает слева по курсу свет. Он поднимает по тревоге весь экипаж. Не остается сомнений: «Эгар II» идет прямехонько на мыс острова Песков. А они-то считали, что опасный остров остался уже за кормой. В течение нескольких часов экипаж прилагает отчаянные усилия, маневрируя с помощью руля, паруса и весел, чтобы обойти злополучный мыс. На следующий день руководитель экспедиции Анри Воду записывает в бортовом журнале: «Наконец мы обогнули его — благодаря силе наших рук, прочности плота и тому, что, пожалуй, можно назвать провидением». Потом все складывается удачно. Достаточно лишь держать курс на запад (можно даже позволить себе дрейф в несколько градусов), чтобы миновать Нью-фаундленд.

Десятый день путешествия. Вдали виднеются рыболовные суда, возвращающиеся с мест лова. Установить с ними радиосвязь не удается. Возможно, влага попала в рацию. Погода неплохая, и плот отлично держится. Экипаж начинает ощущать последствия голодного пищевого рациона. Утешает лишь мысль, что осталось подождать до завтра, чтобы получить сигареты.

Одиннадцатый день рейса. Холод, сырость, туман. Не остается сомнений в том, что проявляются первые признаки истощения и, что самое худшее, каждое движение стоит немалых усилий. Крайне необходимо найти какой-то способ ловить рыбу. Если они не добьются успеха в рыбной ловле, не может быть и речи о том, чтобы доплыть до Европы.

5 июня. Двенадцатый день. Попытки поймать рыб по-прежнему безрезультатны. Уменьшен и без того голодный паек хлеба. Их ободряет лишь тот факт, что плот хорошо плывет и после почти двух недель рейса не получил никаких повреждений.

Тринадцатый день — 6 июня. Опять туман, видимости никакой. Кратковременные дожди дают им возможность собрать три литра пресной воды — примерно то количество, которое экипаж употребляет за день. Все еще не удалось поймать ни одной рыбы. Ничего удивительного, что самочувствие экипажа скверное. Хуже всего приходится Хосе, особая проблема — коты. Взятые в качестве талисмана, они превратились в сущее наказание: постоянно голодные, как и весь экипаж, они пронзительно мяучат, лишь только заслышат звяканье кастрюль или банок. Члены экипажа очень им сочувствуют, но вынуждены закрываться, чтобы приготовить еду и поесть. А ведь животные питаются лучше, чем люди…

19
{"b":"28617","o":1}