ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В 50-летнем возрасте, имея полную возможность жить спокойно и в достатке, Тур Хейердал еще раз доказал, что достоин удивления и восхищения. Он рискнул всем, чтобы предпринять новую экспедицию, не менее захватывающую, чем рейс «Кон-Тики», и пересечь Атлантический океан на плоту из папирусного тростника. На этот раз его целью было раскрыть еще одну загадку: ответить на вопрос, кто «открыл» Америку.

Издавна традиционно ставили знак равенства между открытием Америки и такой исторической фигурой, как Христофор Колумб. Этот факт достаточно освещен литературой, наукой и историей.

Вместе с тем известно, что древняя культура Америки (Нового Света) и культура Старого Света имеют некоторые черты сходства. Ступенчатые пирамиды Древнего Египта похожи на мексиканские; одинаково высокоразвитой была в этих странах техника трепанации черепа, мумификации.

Историков культуры давно уже изумляет тождественность пирамид майя, инков, ацтеков, а также удивительный, широко распространенный культ смерти, сохранившийся в Мексике до наших дней, эквивалент которому известен в Древнем Египте.

Быть может, между Египтом времен фараонов и Америкой существовала какая-то таинственная связь за тысячи лет до Колумба?

Одни объясняют сходство привнесением культуры из Старого Света через океан много тысячелетий назад. Другие считают, что не было и не могло быть никаких контактов: культуры развивались независимо, а черты сходства объясняются лишь тем, что это были цивилизации одного уровня, сформировавшиеся в относительно сходных географических условиях.

Какова же была, если говорить коротко, концепция Хейердала? Он считал, что важнейшим связующим звеном являлись тростниковые суда. Идею осуществить экспедицию на тростниковом плоту подсказал рисунок на инкской вазе, изображающий странную «серповидную» лодку. Хейердал видел такую лодку на озере Титикака. Индейцы поведали ему легенду о том, что тысячелетия назад не лодке в форме месячного серпа к ним прибыли бородатые люди из другого мира. Хейердал наткнулся на снимок тростниковой парусной лодки с африканского озера Чад и позже удостоверился в том, что подобные лодки строят там с незапамятных времен. Он обратил внимание на то, что тростниковые плоты, плавающие по озеру Чад, и египетские папирусные плоты с точки зрения конструкции и внешнего вида почти тождественны тем, которые он видел на озере Титикака и на острове Пасхи. Таким образом, можно было предположить, что древние египтяне создали прототипы этих судов и, вероятно, добирались на них через Атлантический океан до Южной Америки. В Египте найдены рисунки и модели сплетенных из стеблей судов, курсирующих сейчас по Нилу, а также встречаемых на озере Чад.

Хейердал решил подкрепить свою теорию в присущем ему стиле: переплыть Атлантический океан, отправившись из Африки к берегам Центральной Америки на примитивном плоту, сооруженном, или скорее сплетенном, из папирусного тростника, то есть стеблей растения, из которых египтяне делали папирус.

Плот, решил Хейердал, будет называться «Ра», как бог Солнца, бывший некогда самым главным божеством в пантеоне древних египтян.

Опираясь на мнения и опыт изготовителей папируса, Хейердал полагал, что как следует высушенный папирусный тростник выдержит трудности путешествия по бурному океану, даже если к концу рейса начнет гнить. Иначе смотрели на эту проблему специалисты. Они были убеждены, что как сами стебли, так и связывающие их канаты будут разъедены морской водой за две недели. Подобные лодки, плавающие в пресной воде Нила, и те необходимо вытаскивать на берег и сушить, чтобы они слишком быстро не перепревали.

Хейердал не слушал экспертов. В течение тысячелетий никто не пробовал плавать по морю на папирусной лодке. Никому не известно, как папирус перенесет такое путешествие… Так защищался от нападок не знающий преград норвежец. Однако критических замечаний было много.

Построенный в Египте «Ра» предполагалось перевезти в Марокко, откуда — из порта Сафи, расположенного южнее Касабланки, — он начнет самостоятельное плавание в океане.

Противники концепции Хейердала ставили новый вопрос: кто перевозил древним египтянам лодку в Марокко, так, чтобы она не успела сгнить на Средиземном море? Может, ее тянули через тысячи километров по Сахаре? В таком случае чрезвычайно высушенный тростник под палящими лучами солнца наверняка загорелся бы.

Па пресс-конференции в Александрии Хейердал так представил свой замысел: «Мы поплывем с помощью пассата, экваториального и Канарского течений. По моим расчетам, ветер и течения через два, три месяца приведут наш „Ра“ в район островов Карибского моря. Точно так же могли добираться туда из Африки древние мореплаватели…»

Экспедиция должна была начаться в июне — июле. Выбор этого времени года диктовали атмосферные условия в Атлантическом океане. При наличии благоприятных ветров и течений «Ра» должен был достичь суши до прихода осенних ураганов.

Хейердал знает, насколько опасен океан, и считается с этим. Ему известно также, что рискованность подобных экспедиций (с помощью современных спасательных средств можно лишь уменьшить риск) заключается в том, что людям, которые используют доисторические суда, не хватает умения, которым обладали те, кто их строил тысячелетия назад. Так что экипаж «Ра» рискует не намного меньше, чем рисковали древние египетские мореплаватели, ибо, хоть лодка имеет радиопередатчик, с помощью которого можно вызвать находящиеся поблизости суда или самолеты, несколько десятков либо просто несколько часов ожидания — как свидетельствует история морских катастроф — это слишком много даже для больших кораблей.

Опыт плавания на «Кон-Тики» и экспедиции на остров Пасхи говорит о том, что у Хейердала была легкая рука в смысле подбора спутников. На этот раз вечный экспериментатор, казалось, сознательно пошел на большой риск.

Много ли найдется капитанов, которые отважились бы отправиться на небольшом плоту с экипажем, в котором нет и двух человек одной национальности? Однако тем самым очередная экспедиция Хейердала обогатилась новым элементом, символизирующим дружбу и сотрудничество людей разных национальностей, разных убеждений, систем и вероисповеданий.

Вот они — отважные романтики, одним словом, замечательные парни.

Норман Бейкер — 40-летний американец. Мореплаватель, географ, путешественник, офицер запаса, женат, имеет троих детей, проплыл на небольшой яхте в одиночку из Гонолулу на Таити. Говорит мало, очень энергичен. На плоту будет выполнять ответственные обязанности штурмана и радиста. Это единственный моряк в экипаже.

Жорж Сориал — 29-летний египтянин. Инженер-химик, первоклассный аквалангист, чемпион Европы по дзюдо. На борту «Ра» — плотник и ныряльщик, осуществлявший контроль за состоянием подводной части плота.

Карло Маури — 39-летний итальянец. Один из самых знаменитых альпинистов Италии, горный проводник, кинооператор. Женат, имеет пятерых детей. Участник экспедиции в Антарктиду. Чтобы попасть в команду «Ра», он вынужден был в кратчайший срок выучиться плавать. Во время рейса — кинооператор.

Абдулла Джибрин — африканец из республики Чад, мусульманин. Специалист по папирусу и отличный плотник. Простой, но мужественный и толковый. Когда Хейердал предложил ему войти в состав команды, он без колебаний согласился оставить трех своих жен, чтобы принять участие в рискованной экспедиции через океан, которого никогда не видел.

Сантьяго Хеновес — 45-летний мексиканец. Антрополог и фотограф. Женат, имеет семилетнего сына. Настоящий «сухопутный краб», ибо никогда не был на палубе даже небольшого судна.

Последним по списку, но далеко не последним с точки зрения его роли на борту «Ра» был Юрий Сенкевич, гражданин Советского Союза, 32-летний врач. Как случилось, что на «Ра» согласно реяли «звезды и полосы» Бей-кера и «серп и молот» Сенкевича? На предварительной стадии организации путешествия Хейердал обратился в Академию наук СССР с просьбой указать кандидата для участия в рискованной экспедиции. Среди многих требований, предъявляемых к кандидатуре, важнейшими были — наличие диплома врача и… чувства юмора. Сенкевич женат, имеет дочь. В составе экспедиции из 16 человек побывал в Антарктиде. Увлекается подводным спортом. В то время он был занят научной работой, но без колебаний прервал ее, чтобы присоединиться к Хейердалу, который поручил ему, кроме обязанностей врача, выполнять еще и функции научного летописца экспедиции.

46
{"b":"28617","o":1}