ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вскоре Хейердал и экипаж «Ра» прибыли в Нью-Йорк, где их принял генеральный секретарь Организации Объединенных Наций. Он выразил свое восхищение мужеством мореплавателей и поблагодарил Тура Хейердала за экспедицию, организованную под знаком дружбы и взаимопонимания между людьми различных национальностей.

После пребывания в Соединенных Штатах члены экипажа «Ра» встретились снова в Каире. Тут Хейердал заявил журналистам, что, хоть экспедиция «Ра» не была завершена, как намечалось, она тем не менее достаточно убедительно доказала, что древние египтяне ча своих папирусных судах могли достигать побережья Южной Америки.

Преодоление Атлантики

«Ра II»Тур Хейердал

Прежде чем перейти к описанию рейса на «Ра II», не мешает несколько детальнее остановиться на тех ошибках, которые имели место в предыдущей экспедиции Хейердала, и в обстоятельствах, послуживших причиной ее не вполне удачного завершения.

В беседе с журналистами Тур Хейердал привел некоторые свои соображения по этому поводу. По его собственному признанию, самыми тяжелыми были начало и конец путешествия. В первые же дни рейса случилось два огорчительных события: сломались оба рулевых весла, а затем и рея, кроме того, заболели два члена экипажа. Первые поломки, лишив мореплавателей возможности управлять плотом, сразу же осложнили плавание «Ра»: он попал во власть Канарского, а позже — северного экваториального течений и, вместо того чтобы плыть на запад, начал дрейфовать на юг вдоль побережья Африки.

К этому добавилась еще одна опасность, допущенная из-за отсутствия опыта в строительстве подобных судов, — ведь оно осуществлялось по давно забытым «рецептам», — но сказавшаяся существенным образом на мореходных качествах «Ра» и его плавучести. Вот как анализировал это обстоятельство Хейердал.

«…Сам по себе тростник прекрасно переносил воздействие морской воды, но канаты, которыми он был перевязан, не выдерживали натиска волн. Сперва „Ра“ начал крениться на правый борт и его осадка с этой стороны увеличилась. И все же плот продолжал плавание в таком положении более месяца. Главная же ошибка, которой мы не сумели избежать, была связана с одной деталью конструкции плота, которую как археологи, так и мастера-строители считали лишь элементом украшения. Дело в том, что на древнеегипетских плотах и других судах корма (как и нос) характерно изогнута внутрь над задней частью палубы в виде завитка. Это придает лодкам специфическую серповидную форму. В конструкции „Ра“ подобный изгиб поддерживался канатом, закрепленным на его борту.

Наши судовые мастера с озера Чад сделали этот странный виток без особой уверенности в его необходимости и, убедившись по окончании работ, что он сохраняет свою форму, убрали канат. Мы вышли в океан с незафиксированным кормовым изгибом — и это было принципиальной ошибкой. Под влиянием проникающей в стебли папирусного тростника влаги корма начала распрямляться, разгибаясь назад. Я с самого начала подозревал, — говорит Хейердал, — что эта довольно-таки странная деталь должна иметь какое-то практическое значение. Однако нигде не смог найти даже намека на объяснение. Понял, когда было уже поздно: хвост плота лег на воду, а набегавшие с кормы волны стали заливать палубу…»

К сожалению, отсутствие опыта в сооружении подобных судов и плавании на них не являлось достаточно веским аргументом для некоторых сверхскептиков. Некоторая неудовлетворенность оставалась, по-видимому, и у самих участников рейса на «Ра».

В конце сентября 1969 года Тур Хей-ердал вместе со всеми членами экипажа побывал в Москве, где их очень тепло и сердечно принимали. Но если кто-нибудь и предполагал, что Хейердал отправится снова в экспедицию, то это убеждение развеялось, когда стало известно, что он начал писать книгу о рейсе на «Ра», поскольку такая работа должна была наверняка продлиться несколько месяцев…

Совершенно неожиданно в мае 1970 года разнеслась сенсационная весть: Хейердал снова планирует путешествие на папирусном судне — «Ра II». На этот раз плот будет меньших размеров, зато членов экипажа — больше. Что же касается книги «Экспедиция „Ра“, то она уже готова и выйдет в свет осенью 1970 года, после добавления раздела о рейсе „Ра II“. Эти новости, естественно, заинтриговали многих энтузиастов, которые с нетерпением ожидали начала нового „большого приключения“.

В своей книге «Экспедиция „Ра“ Хейердал не приводит конкретного объяснения, почему изменились его планы. Быть может, причиной был скептицизм некоторой части исследователей, которые, будучи противниками теории Хей-ердала, получили готовый контраргумент: „А все же не переплыл“. Или перевесил энтузиазм экипажа, который агитировал: „Построим лучший „Ра“, используем свой опыт. Переплывем…“ А может, Хейердал сразу же принял решение повторить экспедицию? Скорее всего, имело место и то, и другое, и третье…

Только члены экипажа и близкие друзья, в том числе паша города Сафи, знали, что в Марокко начнется строи тельство «Ра II». На этот раз Хейердал решил пригласить для сооружения «Ра II» мастеров с озера Титикака — южноамериканских индейцев, которые и сейчас используют камышовые лодки для рыболовного промысла. Ведь новый плот должен быть более прочным. Лодки индейцев аймара по виду очень похожи на древнеегипетские, послужившие прообразом для «Ра». Но они применяют иную технику, укрепляя корпус канатами, оплетающими палубу и днище, что обеспечивает большую прочность, чем та, которой обладают лодки с озера Чад.

Хейердал мог чувствовать себя удовлетворенным, поскольку весь экипаж «Ра» заявил о своем желании принять участие в повторной экспедиции. Тем самым решалась и одна из наиболее сложных проблем подбора участников рейса. Сантьяго Хеновес оставил свою работу в университете Мехико, чтобы найти четырех лодочных мастеров с озера Титикака. Вскоре четверо молчаливых индейцев аймара — Деметрио, Хосе, Хуан и Паулино — прибыли вместе с Сантьяго и боливийским переводчиком в Касабланку. В то же время вокруг Африки (поскольку Суэцкий канал был заблокирован) из далекой Эфиопии плыли 12 тонн папирусных стеблей. Они были срезаны возле озера Тана и под маркой «бамбук» сгружены в Сафи. Сразу же по прибытии на место назначения они таинственно исчезли, как и индейцы аймара, и лишь посвященные знали, что за глухой стеной, окружавшей Сафийский городской питомник, шла напряженная работа. Так же таинственно исчезли доставленные в Сафи египетская парусина, сплетенная в Италии из лозы каюта, древесина для мачт, руля и весел, разнообразнейшие канаты и многое другое.

Тем временем Хейердал, закончив работу над книгой о плавании на «Ра», занялся приготовлениями к новой экспедиции, проблема финансирования которой была разрешена благодаря огромному интересу, который на книжном рынке вызвало анонсирование его новой книги…

Учитывая опыт прошлогоднего рейса, на этот раз было решено сделать более прочным не только корпус, но и рулевые весла. Четверо мастеров-индейцев и помогавшие им марокканцы работали не щадя сил.

Сперва были изготовлены два огромных снопа из отдельных стеблей папируса, их запеленали в тонкие папирусные циновки, сплетенные таким образом, что все концы стеблей были обращены внутрь. Затем эти две толстенные сигары опоясали поперек канатами. Между ними уложили третий сноп — той же длины, но меньшего диаметра. Затем все три скрепили вместе с помощью двух канатов длиной в несколько сотен метров. Каждый из них, не соприкасаясь с другими, спиральной вязкой опоясывал центральное веретено, прижимая его к одному из наружных. После того как стянули обе шнуровки, образовался как бы монолитный, плотный корпус плота, без каких бы то ни было узлов или лерек осиливающихся канатов.

Оба конца плота подобным образом удлинили другими пучками папирусных стеблей, которые суживались и изящно загибались кверху, образуя нос и похожую на него корму.

По бокам этой основы уложили еще по одному такому веретену из папируса. Они увеличивали ширину плота и высоту его бортов, которые должны были защитить палубу «Ра II» от волн.

51
{"b":"28617","o":1}