ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Организаторы «Союза возрождения» верили в то, что, заимствуя опыт Запада и опираясь на достижения многовековой китайской цивилизации, страна сможет восстановить свое могущество, обрести богатство и независимость. Восстание «Союза возрождения» было первым в длинном ряду политических выступлений накануне Синьхайской революции 1911 года. С истории создания «Союза возрождения Китая» началась деятельность китайского революционера-демократа доктора Сунь Ятсена.

Возникнув как новое явление в общественно-политической жизни Китая. Оно развивалось в тесном взаимодействии с другими общественными силами: стихийным антиманьчжурским движением и движением за реформы.

Сторонники реформаторского движения, возглавляемые Кан Ювэем и Лян Цичао, включились в общественно-политическую жизнь страны почти одновременно со сторонниками революционного движения. Однако вторые создали конспиративную организацию, которая по их замыслу должна была совершить государственный переворот, а первые – заявили о себе представив трону коллективный меморандум, подписанный претендентами на ученую степень, съехавшимися на столичные экзамены со всего Китая.

До 1900 года революционеры и реформаторы смотрели друг на друга как на реальных союзников и вместе собирались «спасать Китай». По мере дальнейшего развития революционного движения и разложения лагеря реформаторов, возглавляемого Кан Ювэем, возможные союзники расходились все больше. В острой борьбе, развернувшейся после 1900 года между революционерами и реформаторами, обе стороны признавали, что стали друг для друга «врагом номер один». Так, в письме к Кан Ювэю в 1906 г. Лян Цичао писал: «Революционная партия – это наш первый враг, а режим императрицы второй» [5].

Многие ученые объясняли невозможность сотрудничества между революционерами и реформаторами личностным фактором в отношениях между Кан Ювэем и Сунь Ятсеном. Рассказывали такую историю. О Кан Ювэе и его учениках Сунь Ятсен узнал в тот период, когда занимался практикой в Гуанчжоу на улице Шуанмэнди в 1893 г. Неподалеку находилась школа «Вань му цао тань » (Школа десяти тысяч деревьев и трав), где преподавал Кан Ювэй. Кан Ювэй часто заходил в книжную лавку, принадлежащую другу Сунь Ятсена, в доме которого обосновался молодой врач. Прослышав о Сунь Ятсене как о «человеке, глубоко интересующемся западными науками», он неоднократно выражал желание познакомиться. Через общих знакомых они обменялись записками. Кан Ювэй настаивал, чтобы сунь Ятсен был представлен ему в качестве ученика. Сунь отказался, и возможная встреча будущих лидеров страны не состоялась. Сторонники Сунь Ятсена обвиняли Кан Ювэя в «чрезмерном зазнайстве».

Итак, японо-китайская война показала полную неспособность маньчжурских правителей организовать защиту родины, а это усилило «бунтарские» настроения молодого императора Гуансюя, с именем которого было связано движение за реформы.

Реформаторы боясь возможных революционных взрывов в китайском обществе снизу, пытались подвести это общество и его руководство к идее реформ. И тем не менее, всякое радикальное выступление против абсолютизма, против утвердившихся столетиями закостенелых конфуцианских традиций и догм рассматривалось Цыси и ее приближенными как неслыханное бунтарство.

Одним из выдающихся руководителей реформаторского движения в Китае конца Х1Х в. был выходец из Гуандуна шэньши [6] Кан Ювэй [7](1858-1927), оставивший глубокий след в истории борьбы народа против абсолютизма.

В 1887 г. он завершил свою книгу «Датун шу» («Книга о Великом Единении»), по цензурным соображениям так и не увидевшей света до свержения цинской монархии в 1911 г. (частично она была опубликована в 1913 г. в журнале «Бужэнь цзачжи», а полностью только в 1935 г.), где излагалась его утопическая теория будущего общества. Кан Ювэй пытался указать путь к избавлению человечества от горестей и страданий, порожденных бедностью и общественным неравенством, путем создания идеального общественного строя «Великого единения», о котором якобы пророчески говорил Конфуций в беседе с одним своим учеником. В книге содержалась обличающая критика современного китайского общества, а также наглядно показывалось несовершенство общественного строя буржуазных стран Запада. Для достижения «Великого Единения» Кан Ювэй предлагал во всем мире упразднить частную собственность и объединить людей в крупные производственные коллективы – сельскохозяйственные и промышленные «площадки», которые должны были явиться и основными общественными ячейками. В обществе будущего Кан Ювэй предусматривал гармоничное развитие людей, отсутствие какого-либо принуждения, ликвидацию государств, границ и армий, введение международного языка (без резкого упразднения национальных языков, которые в перспективе отомрут и станут мертвыми наподобие латыни), всемерное развитие общественного самоуправления, поощрение изобретений и открытий и даже проект социального обеспечения по разрядам в зависимости от заслуг перед обществом. Институт семьи предусматривалось заменить временными брачными соглашениями, дабы недвижимое имущество наследовалось только обществом. Кан Ювэй считал религию важным общественным институтом, а главным объектом поклонения Шанди – «Верховного владыку», Бога. Религией будущего по его мнению станет буддизм, последним ему уступит место даосизм, а христианство, ислам и другие религии исчезнут раньше как не соответствующие условиям общества, где нет деления на богатых и бедных. Появление даной книги озноменовало собой возникновение в Китае новой политической философии.

Свой первый меморандум с предложениями о переустройстве общества Кан Ювэй отправил в императорский дворец в 1888 г.

Отстаивая философский тезис «Изменение – это путь (дао) Неба» Кан Ювэй в докладах императору Гуансюю рекомендовал повторить опыт «революции Мэйдзи» в Японии и реформ Петра 1 в России. Кан Ювэй подготовил специальный труд «Записки о реформах росссийского (царя) Петра Великого» с целью ознакомления с российскими реформами исператора.

В 1898 г. учитель императора Гуансюя Вэн Тунхэ познакомил своего «ученика» с Кан Ювэем, который поражал современников широтой своего мышления, страстностью и убежденностью суждений. Незаурядный ум, широкая эрудиция, пламенное красноречие, глубокая вера в свои идеи, смелость суждений Кан Ювэя произвели неизгладимое впечатление на молодого императора.

Сущность политической программы Кан Ювэя состояла во введении в Китае конституционной монархии и осуществлении умеренных буржуазных реформ. Он выступал против революционного преобразования китайского общества, утверждал, что маньчжуры и китайцы объединены общей религией и культурой. Кан Ювэй выдвинул лозунг: «Единство маньчжуров и китайцев, монарха и народа». Одним из ближайших учеников и соратников Кан Ювэя стал Лян Цичао (1873-1929) – выходец из помещичьей семьи, также уроженец южной провинции Гуандун. Реформаторы не призывали к свержению монархического строя, а лишь мечтали о конституционной монархии, чтобы власть императора была ограничена законом. Их реформы не затрагивали существа экономического и политического строя, а касались создания сильной армии, распространения образования, привлечения талантливых людей к управлению государством, защиты частных предприятий от произвола чиновников– казнокрадов, развития национальной промышленности, товарного сельского хозяйства, транспорта, торговли, прикладных наук. Эта группировка добивалась проведения реформ усилиями самого молодого императора, которого они поддерживали. Росло взаимопонимание между императором и Кан Ювэем, вскоре они стали друзьями-единомышленниками, долгие часы проводя за разговорами в одной из комнат Дворца небесной чистоты Запретного города. Беседы шли о неурядицах, поразивших империю, о коррупции чиновничества в правительстве, о поражении в японо-китайской войне 1894-1985 гг.

вернуться

5

Там же. С.174.

вернуться

6

Шэньши (буквально «мужи, носящие пояс») – ученое сословие, обладатели ученых степеней, из которых формировался государственный аппарат

вернуться

7

Кан Ювэй родился 19 марта 1858 г. в уезде Наньхай провинции Гуандун. Выходец из помещичье-чиновничьей семьи, насчитывавшей 13 поколений ученых. Получил традиционное домашнее образование, учился у известного специалиста по сунскому неоконфуцианству Чжу Цыци. Редактор и издатель единственной тогда в Пекине неофициальной газеты реформаторского толка «Чжунвай цзивэнь» (1895) и ежемесячного журнала «Бужэнь цзачжи» (1913). Организатор политических клубов и ассоциаций – «Общества усиления государства» (Цянсюэхуй), «Гуандунского научного общества» (Юэсюэхуй), всекитайского «Общества защиты государства» (Баогохуй) (1898), «Общества конституционного правления» (Сяньчжэнхуй) (1903).(Китайская философия. Энциклопедический словарь. М.1994. С.143).

2
{"b":"28618","o":1}