ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Крылатые качели
Истинная пара оборотня
Королевство пепла. Союзники и противники. Боги и Врата
Хризалида
Сделай последний шаг
Спаси меня
Московский детектив
Хорошо быть тихоней
Собрание сочинений в 2 томах. Том 1. Двенадцать стульев
A
A

Однако недовольными на этот раз оказались наложницы Цзин И и Жун Хуэй. Не знаю, о чем спорили наложницы и князья, – вспоминал Пу И, – но Жун Хуэй предложила следующее:

– Поскольку его величество сделал отметку на фотографии Вэнь Сю, она теперь уже не может выйти замуж за простого смертного, поэтому ее можно взять в качестве наложницы.

Я подумал, что и в одной-то жене не вижу особой необходимости, а тут вдруг сразу две! Мне не очень хотелось соглашаться с таким предложением, однако возразить против доводов князей я не мог. Согласно традициям предков, император должен иметь и императрицу и наложницу. Я подумал, что раз это дозволено только императору, то я, конечно, должен быть к этому готов, и согласился».

Узнав о скорой свадьбе весь императорский дворец оживился. Все говорили, что у императора Пу И, правящего под девизом Сюаньтун, скоро будет свадьба и одновременно обряд возведения четырнадцатилетней Вэнь Сю в сан наложницы. Внутренние службы стали работать круглосуточно, кто-то покупал новые необходимые для свадьбы товары, кто-то готовил все необходимое для церемонии.

В старом Китае заключение брака сопровождалось довольно сложным и продолжительным комплексом обрядов, отражавших и одновременно освящавших важнейшие стороны традиционной культуры и общественной жизни жителей Поднебесной. Свадебный обряд изобиловал детально разработанными ритуалами, подчеркивающими важность события, происходившего в жизни человека и его семьи. В кодексе Цинской империи (1644-1911 гг.) имелась специальная статья «Бракосочетание мужчин и женщин», в которой большая часть ее положений восходит к шести свадебным обрядам (лю ли), зафиксированным еще в канонических книгах: трактате «Книга об этикете и обрядах» (И ли) и «Записи об обрядах» (Ли Цзи), составленных еще за несколько веков до н.э.

В трактате «И ли » все начинается с подбора невесты и визита в ее семью свата, который в качестве дара приносит дикого гуся. Сложный церемониал встречи завершается угощением свата и сообщением полного имени невесты. Затем следовал обряд гадания в доме жениха и, в случае благоприятного его исхода, назначался день свадьбы. Празднично одетый жених в соответсвующей шапке прибывал в дом невесты, где его торжественно встречал будущий тесть. Затем к жениху выходила приодетая невеста в сопровождении подружек. Следовал церемониал приема с поклонами и угощениями, посещением храма предков невесты. После этого жених сажал невесту в свою коляску, а в коляске невесты ехали ее сопровождающие. Невесту вводили в дом жениха, после угощения молодые отправлялись в спальню.

Свадьба у китайцев (также как и у корейцев) считалась одной из наиболее важных церемоний из четырех, предписанных конфуцианскими нормами (посвящение и совершеннолетие, похороны и обряд жертвоприношения предкам). С одной стороны, китайские свадебные обряды являли собой драматизацию взаимоотношений мужского (ян) и женского (инь) начал мироздания и других космических стихий, указывая на их взаимную гармонию или дисгармонию. С другой стороны, в свадебных обрядах находили выражение и признание основные жизненные ценности китайцев: наличие детей, желательно мальчиков, статусы отдельных семей и половозрастных групп. Эти аспекты свадебной обрядности проявлялись на разных стадиях свадебно-ритуального комплекса обрядов: досвадебного (обряд сватовства, приготовление к свадьбе), собственно свадебного (встреча жениха и невесты, сама свадебная церемония др.) и послесвадебного. Подготовка к самой церемонии свадьбы проходила традиционно в шесть этапов: 1) посылка первого подарка в дом невесты в знак помолвки; 2) запрос имени невесты; 3) извещение семьи невесты о результатах гадания в храме семьи жениха; 4) посылка заключающего помолвку подарка в дом невесты; 5) запрос семьи невесты о времени свадьбы; 6) встреча жениха в доме невесты и церемония переезда невесты в дом жениха.

В период взросления и подготовки к свадьбе с молодым китайцем проводили, как сказали бы сейчас, половое воспитание. Для этого имелись специальные книжки-картинки с разыми сексуальными позами, называемые «весенними картинками», которые показывали молодому человеку. Эту книжку он мог использовать во время своей первой брачной ночи.

С императором было несколько сложнее.

В таком же качестве как иллюстрации в старинных «пособиях по сексу», о которых мы упоминали, во дворцах императоров Поднебесной для будущих Сынов Неба в старое время использовались тантрические статуи, упоминания о которых мы находим в китайской исторической литературе. Так, Тянь Ихэн описывает тантрические статуи в храме Дашань-дянь при императорском дворце правителей Мин. Он утверждал, что в 1536 г. ученый Ся Янь (1482-1548) направил докладную записку трону с требованием уничтожить эти статуи. «Эти непристойные мужские и женские изображения именуют „радостными буддами“, писал он. –Рассказывают, что их использовали для того, чтобы наставлять наследного принца. Поскольку он жил во дворце в полном затворничестве, то опасались, как бы он не остался совершенно несведущим в вопросах пола». Но очевидно, доклад Ся Яня был оставлен без внимания, потому что и в конце династии Мин эти статуи продолжали играть важную роль в придворных ритуалах. Это подтверждает и ученый Шэнь Дэфу (1578-1642) в одном из своих сочинений. «Я видел во дворце „радостных будд“; говорят, что их прислали в качестве дани из чужеземных стран. Другие же утверждают, что эти статуи остались от монгольского правления. Они представляют собой щедро украшенные парные изображения будд, обнимающих друг друга. Причем их половые органы соединены. У некоторых статуй имеются подвижные гениталии, которые отчетливо видны. Главный евнух рассказывал мне, что сразу же после женитьбы принца молодых водят в этот зал. Они опускаются на колени и произносят молитвы, после чего и жених, и невеста должны прикоснуться к гениталиям статуй, чтобы таким образом бессловесно познать способ сексуального союза. Только после окончания этой церемонии они могут испить из свадебной чащи. Причина же заключается в опасении, что высочайшие персоны могут пребывать в неведении относительно различных способов совокупления».

Свадьба Пу И отличалась от обычных мероприятий такого рода, справляемых в китайском обществе.

В день официальной свадебной церемонии красочная процессия не спеша двигалась по пекинским улицам к резиденции будущей императрицы. Впереди двигались два военных оркестра республики, за ними в дворцовом одеянии на конях двигались великие князья Цин и Чжэн, держа в руках специальные знаки полномочий. За ними следовали военные оркестры, войсковая и полицейская кавалерия, конные отряды службы внутренней безопасности. Далее шествовали знаменосцы с семьюдесятью двумя знаменами и зонтами с изображениями драконов и фениксов, затем несли четыре желтых беседки (в которых были драгоценности новой императрицы и ее свадебный наряд) и тридцать пар дворцовых фонарей. У ярко освещенных и украшенных ворот резиденции невесты ждал огромный отряд военных и полиции, который охранял отца Вань Жун и ее братьев, встречавших принесенный императорский указ стоя на коленях.

Свидетель свадебной императорской церемонии француз Анри Кардье так описывал это событие: «Через полуоткрытую дверь мы стали свидетелями, как двигалась эта процессия среди глубокой тишины. Великий князь Гун и другие ехали верхом на лошадях. Мы увидели глашатаев с посохами, завернутыми в желтый шелк; сотни слуг в красных халатах и с белыми зонтиками в руках; сотни людей, идущих попарно, с фонарями; 20 лошадей, покрытых попонами; плотно закрытый желтый паланкин, который несли на красных палках 16 носильщиков, окруженных массой евнухов, одетых во все желтое».

Императору были поднесены по случаю свадьбы богатые подарки высокопоставленных особ республики. Президент, написав на красной карточке тушью: «Великому императору Сюаньтуну в дар от президента Китайской республики Ли Юаньхуна», преподнес восемь подарков: четыре сосуда с художественной эмалью, две штуки шелка и сатина, один занавес и свитки с парными надписями пожелания долголетия и счастливой судьбы. Его предшественник Сюй Шичан прислал в подарок двадцать тысяч юаней и множество дорогих вещей, включая двадцать восемь предметов из фарфора и роскошной ковер с изображениями драконов и фениксов. Милитаристы, военные и политические деятели Чжан Цзолинь, У Пэйфу, Чжан Сюнь, Цао Кунь и другие также преподнесли деньги и подарки. На свадебную церемонию Министерство финансов республики выделило 100 тыс. юаней, из них 20 тысяч в качестве свадебного подарка от республиканского правительства [32].

вернуться

32

Байнянь Чжунго (Китай за 100 лет). С.132.

20
{"b":"28618","o":1}