ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Действовали на территории Маньчжурии и китайские коммунисты. Весной 1932 г. в уездах Яньцзи, Хэлун, Ванцин, Цзюньчунь (Восточная Маньчжурия) ими были созданы партизанские отряды. В апреле 1932 г. на севере Маньчжурии, в районе Паньши – р. Хама член КПК Ли Хунгуан (кореец) организовал корейско-китайский партизанский отряд, успешно боровшийся с оккупантами [208].

С середины 1932 г. маньчжурские власти начали захватывать собственность КВЖД, тем самым, нарушая имущественные права СССР в Маньчжурии. 7 июля 1932 г. была захвачена перевалочная пристань КВЖД. Эта операция была проведена отрядом японских военных и китайских полицейских. Начатые переговоры о новом соглашении по пристани были фактически сорваны властями Маньчжоу-Го в конце 1932 г. А 11 апреля 1933 г. японские военные чины заняли контору перевалочной пристани, вывесили над зданием японский флаг и поставили японский караул.

Япония рассматривала Маньчжурию как хороший плацдарм для дальнейшей войны против СССР (оперативный план войны против Советского Союза был разработан штабом армии Японии еще в 1940 г.). Для этих целей здесь создавалась мощная военная группировка. 7 июля 1941 г. император Хирохито дал свое согласие на мобилизацию в секретном порядке полумиллиона подданных и использование судов для транспортировки в Маньчжурию военных грузов. Командование Квантунской армии получило директиву № 506 от 11 июля о проведении «специальных маневров Квантунской армии» («Квантогун токубэцу энсю », сокращенно «Квантокуэн »), основной целью которых являлось повышение готовности к военным действиям против Советского Союза (по плану «Квантокуэн » первоначально переброска войск планировалась на 20 июля 1941 г., а решение о начале войны должно быть принято не позднее 19 августа. 29 августа намечалось нанести удар по советским войскам в Приморье и на Дальнем Востоке с целью захвата городов Владивосток, Благовещенск, Иман, Хабаровск, Биробиджан, Николаевск-на-Амуре, Комсомольск, Советскую Гавань и Петропавловск-Камчатский, высадке десантов на Камчатке и Северном Сахалине, блокирование Владивостока с моря и выхода к озеру Байкал к середине октября. Окончание военных действий планировалось на конец октября [209]).

Специально для участия в операциях против СССР приказом от 5 июля был сформирован 5-й флот. Резко возросло число провокаций со стороны японских военных на советских границах. Причем это были не случайные вооруженные инциденты, а хорошо спланированные военные действия, которые осуществлялись в соответствии с директивой ставки «проводить активную оборонительную политику, усилить подготовку к боевым действиям, не доводя, однако, дело до возникновения войны с участием крупных сил».

Однако после анализа сложившейся ситуации стала очевидной невозможность реализации плана «Кантокуэн » из-за явной нехватки необходимых ресурсов для ведения крупномасштабной войны, прежде всего нефти и недостаточной численности войск, предназначенных для операции в Приморье. Дело в том, что первоначально предполагалось сконцентрировать в Маньчжурии 34 дивизии, перебросив для этого дивизий из Китая. Однако сопротивление гоминьдановских войск не позволило сделать это (в 1940 г. китайская армия насчитывала 4 млн. человек [210]. К этому времени она значительно окрепла, научилась лучше воевать. За время восьмилетней войны, указывал генеральный штаб японской армии, наступление гоминьдановской армии не было так близко к стратегическому успеху, как зимой 1939\ 1940 г. [211]), и в июле 1941 г. генштаб решил ограничиться 20-ю дивизиями. Только 31 июля командование решило укрепить Квантунскую армию еще четырьмя дивизиями [212].

Итак, после скрытной мобилизации 500 тыс. солдат и офицеров в Японии – из них 300 тыс. поступили на пополнение и развертывание войск Квантунской армии. Численность последней была доведена до 700 тыс. человек. В составе Квантунской армии были образованы 3 фронтовых управления – Восточное, Северное и Западное и 5 полевых армий, объединявших 13 пехотных и 2 авиационные дивизии, а также 24 пехотные бригады. Кроме того, в составе так называемой Корейской охранной армии, объединявшей 2 дивизии, имелось около 46 тыс. солдат и офицеров [213].

По данным японской разведки (а у нее только не территории Китая было несколько центров: в Харбине, действовавшем под видом информационного отдела Квантунской армии, филиалы в Хайларе, Сахаляне, в Цзямусы. Только в Цзямусском филиале, работавшем против хабаровского края, насчитывалось 7 отделений, 19 разведывательных пунктов, 40 резидентов) в то время Квантунской армии противостояла группировка Красной Армии численностью в 700 тыс. человек. Для начала успешных военных действий Японии необходимо было, чтобы на запад для отражения германской агрессии была переброшена к середине августа 1941 г. половина этой советской группировки.

Всего за 1941-1942 годы только по вопросу о том, начнет ли Япония войну против СССР в ближайшие месяцы, поступило в Москву от разведки свыше 30 сообщений. 15 из них были направлены в критический период первых месяцев войны [214]. Имеются в виду сообщения, которые были сочтены первостепенными и направлялись в Государственный комитет обороны руководства СССР. Их источники, помимо Токио, находились в Лондоне, Вашингтоне, Софии, а также в Шанхае, Харбине и других городах Китая.

Одним из первых после начала германской агрессии было сообщение о телеграмме английского посла в Токио министру иностранных дел Идену от 24 июня 1941 года: «Германский посол оказывает сильное давление на Мацуока [215], пытаясь добиться активного вступления Японии в войну на стороне Германии. Он обещает японцам Приморскую область и все, что он может только придумать » [216].

24 июня 1941 г. в Москву пришло важное и интересное сообщение токийской резидентуры следующего содержания:

«Источник резидентуры сообщает: „В связи с советско-германской войной, внешняя политика Японии будет следующая: Япония сейчас не имеет активных намерений против СССР как-то: объявить войну и встать на стороне Германии. Хотя не известно как в дальнейшем изменится эта политика, по крайней мере в настоящее время таких намерений нет. Тоже не будет принято твердой политики в отношении СССР, то есть не будет предъявлено каких-либо требований и не будет объявлено своего определенного отношения. Япония хочет молча смотреть на развитие войны и международные отношения. Такая политика Японии в данный момент объясняется тем, что: Япония не готова воевать с СССР. Руководство страны считает, что не следует спешить с войной, чем позднее Японии придется вступить в войну, тем меньше жертв она понесет. В последнее время в руководящих кругах Японии много говорят о пересмотре военного союза трех держав, в связи усилением опасения войны с Америкой. 30 мая Мацуока в своей речи о внешней политике признал, что это мнение в Японии довольно сильно распространено. Если Япония начнет войну против СССР, то Америка объявит войну Японии и Япония будет вынуждена бороться на два фронта. Япония сейчас пересматривает всю свою внешнюю политику и поэтому отношение к СССР также еще не определено“ [217].

2 июля 1941 г. на секретном совещании японских военных и политических деятелей в присутствии императора было принято решение: «некоторое время» не вмешиваться в советско-германскую войну, тайно вооружаясь для войны против Советского Союза, и только когда ход советско-германской войны примет благоприятный для Японии оборот, применить оружие «для решения северных проблем». То есть действовать по принципу китайской поговорки: «сидя на горе наблюдать за борьбой двух тигров в долине».

вернуться

208

М.Ф.Юрьев. Вооруженные силы КПК в освободительной борьбе китайского народа 20-40-е годы. М..1983. С.123.

вернуться

209

Советский Союз в годы Великой отечественной войны. С.666.

вернуться

210

Новейшая история Китая 1928-1949.М.,1984 С.194.

вернуться

211

Там же. С.195.

вернуться

212

А.А.Кошкин. Крах стратегии «спелой хурмы». Военная политика Японии в отношении СССР, 1931-1945 гг. М., 1989. С.101-108.

вернуться

213

Советский Союз в годы Великой отечественной войны. С.666.

вернуться

214

Очерки истории российской внешней разведки. Т.4. 1941-1945 годы. М., 1999. С.515.

вернуться

215

Ёсукэ Мацуока родился в марте 1880 г. в префектуре Ямагути. В 20 лет окончил юридический факультет Орегонского университета в США, отлично овладев английским языком. В 24 года он уже японский консул в Шанхае, затем занимает различные должности в Дайренском губернаторстве. Осенью 1907 г. его отзывают в Токио. Его направляют третьим секретарем посольства в Бельгию. Затем вновь четыре года он проводит в Китае, но уже в качестве второго секретаря посольства. В 1912-1913 гг. он второй секретарь японского посольства в Санкт-Петербурге. В 36 лет он уже первый секретрь посольства в Вашингтоне. В феврале 1919 г. его командируют в качестве члена японской делегации на мирную конференцию в Версаль. В 1921 г. он ухолит из министерства иностранных дел Японии. Его назначают директором Южно– Маньчжурской железнодорожной компании. В Маньчжурии он с небольшими перерывами работает 18 лет. С кресла директора он пересаживается в кресло заместителя председателя, а затем и председателя компании ЮМЖД. Одновременно он избирается членом парламента, членом правительственной комиссии, которая призвана создать нефтяную компанию и руководить ею, членом другого, еще более важного правительственного комитета, имеющего целью организовать кампанию «По освоению Северного и Центрального Китая» оккупированного к 1938 г, японскими войсками.

вернуться

216

Там же. С.516.

вернуться

217

Там же. С.525-526.

63
{"b":"28618","o":1}