ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Требование трех держав – Соединенных Штатов Америки, Великобритании и Китая от 26 июля сего года о безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил было отклонено Японией. Тем самым предложение японского Правительства Советскому Союзу о посредничестве в войне на Дальнем Востоке теряет всякую почву.

Учитывая отказ Японии капитулировать, союзники обратились к Советскому Союзу с предложением включиться в войну против японской агрессии и тем сократить сроки окончания войны, количество жертв и содействовать скорейшему восстановлению всеобщего мира.

Верное своему союзническому долгу, советское правительство приняло предложение союзников и присоединилось к заявлению союзных держав от 26 июля сего года.

Советское правительство считает, что такая его политика является единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий и дать возможность японскому народу избавиться от тех опасностей и разрушений, которые были пережиты Германией после отказа от безоговорочной капитуляции.

Ввиду изложенного советское правительство заявляет, что с завтрашнего дня, то есть с 9 августа, Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией» [224]».

Сразу же после этого В.М.Молотов встретился министром иностранных дел Китая Ван Шицзе, а затем в семь часов вечера с приглашенными вместе послами США и Англии, которых проинформировал об объявлении Советским Союзом войны Японии. Молотов, ознакомив послов с заявление советского правительства, напомнил им, что Москва ранее приняла на себя обязательство быть готовой выступить против Японии через три месяца после капитуляции Германии. Сталин в разговоре с представителем президента США Г. Гопкинсом даже назвал дату – 8 августа. Одно время СССР заявлял союзникам, что вступит в войну несколько позже – в середине августа. Но сейчас оно сочло возможным выполнить свое обещание с точностью до минут, что свидетельствовало о строгом соблюдении Советским Союзом своих международных обязательств [225].

Затем нарком иностранных дел ответил на некоторые вопросы послов. Английский посол Арчибалд Керр поинтересовался, какова была реакция японского посла, когда он ознакомился с заявлением советского правительства. Молотов рассказал, что, получив документ, Сато еще раз внимательно его прочитал и спросил, как надо понимать слова «освободить народы от дальнейших жертв и страданий и дать возможность японскому народу избавиться от тех опасностей и разрушений, которые были пережиты Германией после ее отказа от безоговорочной капитуляции» Нарком ответил, что Советский Союз желает сократить продолжительность войны и уменьшить страдания японского народа. В свою очередь японский посол сказал, что и он сам не ожидал, что война будет длительной.

Затем посол Сато спросил, может ли он отправить своему правительству заявление советского правительства с помощью шифротелеграммы. Молотов ответил утвердительно и заметил, что это будет последняя телеграмма, которую японское посольство сможет послать [226].

Ближе к полуночи Сталин пригласил в Кремль американского посла А.Гарримана. Последний начал беседу с того, что выразил удовлетворение тем фактом, что США и СССР вновь стали союзниками в войне. В ответ Сталин сказал, что советские войска перешли границу на востоке и западе, при этом сопротивление противника не очень сильное на всех фронтах. На восточном фронте Красная Армия начала наступление в окрестностях Гродеково (Приморье). Второй фронт продвигается в направлении Хайлара, а третья колонна советских войск движется через горный перевал из Чахара в окрестностях Солуншаня. Кавалерийские войска продвигаются из южных районов Улан-Батора через пустыню Гоби по направлению на Мукден (Шэньян – В.У.) Пока советские войска не атакуют на участке границы между Хабаровском и Благовещенском, а также на Сахалине. Это будет сделано несколько позже. Сейчас главная цель – Харбин и Чанчунь [227].

С воодушевлением в тот же день было встречено сообщение о вступлении Советского Союза в войну против Японии в Англии. В специальном заявлении канцелярии британского премьер-министра Эттли указывалось: «Все мы в Великобритании полностью сознавали и высоко ценили колоссальные жертвы и напряжение, испытанное Россией в результате ее героической кампании против нацисткой Германии. Война, объявленная сегодня Советским Союзом Японии, является доказательством солидарности, существующей между основными союзниками, и она должна сократить срок борьбы и создать условия, которые будут содействовать установлению всеобщего мира. Мы приветствуем это великое решение Советской России» [228].

К заявлению Советского правительства от 8 августа 1945 г. присоединилась Монгольская Народная Республика. 10 августа Малый Хурал и Совет Министров МНР на своем объединенном заседании приняли единодушное решение объявить войну Японии.

Вступление СССР в войну на Дальнем Востоке также горячо приветствовалось как в Чанчуне, так и в Яньани.

В специальном послании главе советского правительства Чан Кайши писал: «В самом начале оборонительной войны Китая Советский Союз первым оказал нам величайшую моральную и материальную помощь, за которую наш народ преисполнен признательности. Объявление Советским Союзом с сегодняшнего дня войны против Японии вызвало у всего китайского народа чувство глубокого воодушевления» [229].

8 августа 1945 г. главное командование Народно-революционной армии Китая в лице Мао Цзэдуна и Чжу Дэ направили Председателю Совета Министров СССР И.Сталину телеграмму. «От имени китайского народа, – указывалось в ней, – мы горячо приветствуем объявление Советским правительством войны Японии. Стомиллионное население и вооруженные силы освобожденных районов Китая будут всемерно координировать свои усилия с Красной Армией и армиями других союзных государств в деле разгрома ненавистных японских захватчиков».

К 9 августа 1945 г. японское командование в составе Квантунской армии сосредоточило в Маньчжурии 42 пехотные и 7 кавалерийских дивизий, 23 пехотные, 2 кавалерийские, 2 танковые бригады, бригаду смертников, 2 воздушные армии, Сунгарийскую военную флотилию и несколько отдельных полков. Основу японской мощной военной группировки составляла миллионная отборная Квантунская армия, состоящая из трех фронтов и одной полевой армии. Она насчитывала 1215 танков, 6640 орудий и минометов, 26 кораблей и 1907 боевых самолетов [230]. Главнокомандующим Квантунской армии был генерал Ямада Отодзо, начальником штаба – генерал Хата Хикосабуро.

Противник опирался на мощную систему обороны, которая считалась неприступной. Кроме того, в распоряжении японского командования находились войска 250-тысячной армии Маньчжоу-Го и кавалерийские соединения японского ставленника во Внутренней Монголии князя Дэвана (Тонлопа).

Группировка советских войск на Дальнем Востоке, усиленная соединениями, имевшими богатый опыт войны в Европе, к августу 1945 г. насчитывала 1, 7 млн. человек. На ее вооружении находилось 29853 орудия и миномета, 5250 танков и самоходно-артиллерийских установок, 5171 боевой самолет [231].

В ночь на 9 августа 1945 г. все три фронта Советских Вооруженных сил от Байкала до Тихого океана – 1-й Дальневосточный, 2-й Дальневосточный и Забайкальский во взаимодействии с народной армией МНР устремились с трех сторон в северо-восточные провинции Китая. Активно действовали корабли Тихоокеанского флота.

9 августа премьер-министр Японии Судзуки вынужден был заявить на заседании высшего Военного совета Японии: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны».

вернуться

224

Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т.3. Документы и материалы. М.1947.С.362-363

вернуться

225

NationalArchivesatCollegePark,Wash.Record Group (RG) United States Military Mission to Moscow, October 1943 – October 1945. Box 16. Запись беседы В.М.Молотова с А.Гарриманом и Арчибальдом Керром 8 августа 1945 года. Цит. по: Б.Н.Славинский. СССР и Япония – на пути к войне: дипломатическая история, 1937-1945 гг. М.,1999. С466.

вернуться

226

NationalArchivesatCollegePark,Wash.Record Group (RG) United States Military Mission to Moscow, October 1943 – October 1945. Box 16. Р.2

вернуться

227

Б.Н.Славинский. Ук. соч. С.467.

вернуться

228

Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т.3. С. 365.

вернуться

229

Там же.

вернуться

230

Военная история Отечества с древнейших времен до наших дней. Т.2. М., 1995.С.398; Б.Н.Славинский. Ук. соч. С.479.

вернуться

231

История второй мировой войны 1939-1945. Т.11. С.182.

65
{"b":"28618","o":1}